Лампа Мафусаила, золото Кримпая и Европа магометан. Зачем читать нового Пелевина?

12 сентября 2016, 18:41

Виктор Пелевин порадовал поклонников новой книгой. Те, в благодарность мастеру за «Лампу Мафусаила, или Крайнюю битву чекистов с масонами» провели PR-акцию на грани приличия. Сообщили на Facebook о смерти писателя. И, естественно, привлекли внимание к новому роману. «Моменты» предлагают свое прочтение произошедшего с мужчинами рода Можайских и их взаимоотношений с государством, мировой экономикой и историей.


Лампа Мафусаила, золото Кримпая и Европа магометан. Зачем читать нового Пелевина?

Headlights (Огни в голове) — проект бруклинского художника Стивена Шахина
Фото: md-eksperiment.org

Первое впечатление — Пелевин стал похож на Сорокина. Но если автор «Голубого сала» и «Дня опричника» жонглирует временем непринужденно и, что наиболее ценно, непредсказуемо, то создатель «Омон Ра» и Generation «П» решил двигаться по известной траектории. 

В романе — четыре части. В первой из них — «Производственной повести» — последний из Можайских (трейдер Кримпая) живет сегодня. В «Космической драме» прадед Кримпая Маркиан существует в конце 19 века. «Исторический очерк» — времена сталинских репрессий, где обитает дед Кримпая Мафусаил. В четвертой части — «Оперативном этюде» — мы вновь возвращаемся в наши дни, но главным героем становится не Кримпай Можайский, а его куратор — генерал ФСБ.

Существует мнение, что после Generation «П» Пелевин «выдохся»

Путешествия во времени  Пелевин объединяет не только родственными связями между Можайскими. Посчитав, видимо, эту нить повествования недостаточно прочной, рождает высший разум, управляющий людьми. Он заинтересован в противостояние России и Америки, а масоны делают все, чтобы привести страны к столкновению. Но то ли Пелевин для себя не до конца прояснил, к чему высшие силы хотят привести человечество, то ли постеснялся изложить эту мысль в романе… В итоге мировой разум «завис». 

А вот все Можайские в реальной жизни чувствуют себя временами неплохо. Максимально успешен, конечно, образ Кримпая. Он делится с читателями своими знаниями и в экономике, и в идеологии. Согласно его рассуждениями, идеи существуют по тем же (экономическим) законом, что и золото. «Знание, к какому потоку информации прислушаться — и есть ясновидение», — изрекает он. «Вата — понятие международное и транскультурное, равно обнимающее, например, боевой флаг американских конфедератов и белую традиционную мужскую сексуальность», — объясняет позже.

До 8 сентбяря 2016 годы «новым Пелевином» был роман «Смотритель»

Пелевин окружил Кримпая, пожалуй, всеми возможными признаками времени. В Facebook он находит свою любовь — философа Семена: «Сомнений насчет него не было никаких — у нас так часто бывает при первом взгляде на фотографию. Как сказал один знакомый гомофоб: знаете, эти мужские глаза, в которых ежедневно отражается чужой член — что-то в них меняется навсегда».  Рассуждает о кончине хипстерства и находит новую трактовку ламберсексуализма: «Кажется, «ламберсексуальность» была просто технологией вывода большой окладистой бороды из мглы обскурантизма для прописки в современности».

В тексте встречаются: музыка «Нирваны», фильм «Хрусталев, машину!», «Почта СССР», феминизм и т. д. И все эти признаки времени безусловно логичны, знакомы и очень предсказуемы.

Прочитать слово «ХРАМ», как «ЭКС-ПАМ» — это очень по-пелевински. Фото: Эльдар Булатов

Одно из немногих и, действительно, неожиданных прочтений — «однажды я увидел на своем пути свежую табличку с крестом, стрелкой и словом ХРАМ — и прочел слово как «Экс-пам», успев даже предположить, что это новая разновидность религиозного спама, названная так в честь Св. Андрея». В остальном же Пелевин, ранее виртуозно жонглирующий словами, демонстрирующий высший уровень лингвистической эквилибристики, почему-то оказывается не на высоте.

И, возможно, себе самому адресует один из диалогов «Космической драмы»: 

— Мы прошлонавты, — ответил Пугачев.— А что это такое?
— Вы по звучанию разве не понимаете?
— Нет, — сказал я. — По звучанию это… Какие-то господа, прошляпившие прошлогодний снег. Или шепелявые рапсоды и скальды, сначала профукафшие чужого слона, а потом решившие сложить про это песнь…
— Лингвистический отдел разогнать надо, — сказал Капустин. — Филологи, мать их.

Масонов сослали в ХрамЛаг, но они открыли Портал и породили хиппи. Фото: Алексей Гущин

Но отсутствие яркой игры в слова можно простить, если сюжет лихо закручен, финал ошарашивает, а к героям повествования испытываешь сильнейшие чувства. Но, увы… Все до обидного банально. В руках Маркиана Можайского оказывается письмо из будущего: «Если вы хотите послужить будущему Отчизны, умоляю вас сделать одно важное дело. В 1894 году отправьте письмо следующего содержания: Коба! Масоны — это враги! Придешь к власти — сошли их всех на север! Твои друзья из вечности».

А вот как (ожидаемо) рисуется реальность: «Во главе его [мира] стоит уже не Европа, а Америка. Европа теперь — что-то вроде сумасшедшего дома престарелых, захваченного наевшимися гашиша магометанами. Но в главном все осталось по-прежнему. Все важные вопросы решаются в интересах финансистов. Финансистами, как вы хорошо понимаете, управляют масоны. А противостоит масонам, по сути, один только светлый рыцарский орден на всей земле — русские чекисты. То есть мы».

В романе «Крым наш»  становится именем нарицательным. Фото: Валентина Свистунова

И еще несколько цитат, показывающих, чего ждать от нового романа Пелевина.

«Садись, Кримпай Сергеевич, садись. С самого утра жду… — Я уже не Кримпай, товарищ генерал, — сообщил молодой человек, садясь. — Я теперь Крым. Поменял имя».      

«Свяжись с лингвистическим отделом, пусть подумают, какой у нас должен быть политкорректный термин вместо слова «вата»… По смыслу надо что-нибудь типа «небенефициар». Но только чтобы звучало нормально».

«I’ll be back, — сказал он Дзержинскому на стене и вышел из кабинета».

«Да потому, — ответил Месяц, — что русский мир — это просто сегмент фейсбука, где последние «Звездные Войны» обсуждают на русском языке».

The Beatles, конечно же, порождение масонского Портала. Фото: Александр Мамаев

«Через открытый вольными каменщиками Портал проходили тончайшие вибрации любви и света — и становились семенами нового. Это из них вскоре вырастут хиппи и психоделическая революция, «Битлз», «Пинк Флойд» и проповедь безусловной беспричинной любви».

Чем закончится «крайняя» (сегодня же немодно говорить «последняя) битва чекистов с масонами? Виктор Пелевин знает ответ и готов поделиться им с читателями. Если интересно — новый роман ждет. 

Самое популярное

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Афиша


вверх