«Капитанская дочка» на новый лад. У Алексея Иванова вышла новая книга

15 сентября 2016, 10:10

В начале осени у автора романов «Сердце Пармы» и «Географ глобус пропил» Алексея Иванова вышла новая книга — «Вилы». Название — часть авторской метафоры, согласно которой казак Емельян Пугачев «поднял на вилы всю Россию и перевернул вверх дном». «Моменты» прочитали новинку уральского писателя и готовы рассказать, о чем и для кого эта книга.


«Капитанская дочка» на новый лад. У Алексея Иванова вышла новая книга

Емельян Пугавев начал первую в России информационную войну

О чем

«Береги честь смолоду», писал Пушкин в эпиграфе к «Капитанской дочке». Александр Сергеевич в вопросах чести разбирался и погиб за нее на дуэли. По мнению Иванова пугачевский бунт стал историей народной мести за утраченную честь элиты, а вилы — инструментом, которым Емельян решил ее сменить — с дворянской на казаческую. «Страна превращается в улус Пугачева, когда у нее хватает пушек, но не хватает Пушкиных», — пишет он.

Иванов признается, что по сей день нам многое непонятно с «пугачевщиной», потому что России многое непонятно с самою собою. Поиск ответа на эти вопросы превратит «Вилы» в историко-философское полотно о равенстве и справедливости, о власти и собственности, о вере и традициях, но в первую очередь — об идентичности.

Портрет Пугачева был нарисован из камеры незадолго до его казни. Фото: talisman-slv.ru

Идентичность — центральная идея книги. Иванов видит ее, как систему ценностей, которая у каждого своя. Емельян Пугачев предложил народу общую ценность — свободу, и проиграл. Но не Михельсону и Суворову. Емельяна победила идея империи, в которой ценности по идентичности всегда важнее свободы. «Крестьянам нужна власть и собственность, казакам равенство и справедливость, рабочим труд и дело, инородцам вера и традиции», — пишет Иванов.

Пугачев понял это слишком поздно. Перед казнью он крикнет: — «Прости, народ православный». Каялся он в своей дерзости или в своем поражении, остается только гадать.

Пугачева приговорили к четвертованию, но Екатерина тайно приказала сперва отрубить ему голову. Фото: drugoigorod.ru

Для кого

В первую очередь, для тех, кто любит историю. Потому что без любви к ней прочитать, скажем, 150 страниц про быт башкир второй половины 18 века, солидно приправленный десятками труднопроизносимых азиатских имен, довольно трудно. С точки зрения фактуры это оправдано — башкир вел Салават Юлаев, союзник Пугачева и национальный герой своей родины. С точки зрения читателя — спорно.

Но не одними башкирами текст красен. Существенная часть книги посвящена событиям бунта, происходившим на Урале. Это важно, поскольку традиционно историей считается лишь то, что к западу от Москвы, а Иванов ломает эту тенденцию, вдыхая в наш край такую энергию, что самому не верится, сколько удивительных событий здесь происходило.

Для башкиров памятник Салавату Юлаеву такой же символ государственности, как Медный всадник для русских. Фото: 12lodok.ru

Как написана

Книга написана легким художественным слогом, отсутствуют длинные «стеновидные» абзацы, а короткие главы в три-четыре страницы позволяют не терять концентрацию. Эти черты делают «Вилы» похожими на Акунинскую «Историю российского государства». Как и Акунин, Иванов любит детали и с удовольствием в них погружается, порой на десятки страниц. В итоге история Иванова заняла 575 страниц и получилась длиннее пушкинской почти в пять раз. С этой точки зрения, симпатии, скорее всего, останутся на стороне классика.

При всем при этом, Алексей Иванов, бесспорно, крупный писатель. А на Урале — самый крупный. Фамилии Иванов, Акунин, Прилепин, Пелевин можно смело писать через запятую. 

Самое популярное

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Афиша


вверх