Двадцатилетние выдвинули условия, из-за которых бизнесмены теряют прибыль

null
Фото: Александра Игнатюк

Новая фишка двадцатилетних при устройстве на работу — требовать сокращенный рабочий день, зарплату не меньше 50 тысяч, и ставить себе минимальное количество смен в месяц. Неопытные студенты считают, что незаменимы, поэтому пользуются кадровым голодом и выставляют бизнесменам свои условия. Только самые статусные игроки готовы бороться с наглостью миллениалов и даже не рассматривают кандидатуры бездельников. Правда, эксперты говорят, что это временно. Спесь молодых пройдет, а прибыль, которая была потрачена на задутый зарплатный фонд, вернется.

Совладелица барбершопа для девочек Holy Moly Яна Старовойтова рассказывает, что в своем бизнесе имеет дело со студентами 2-4 курсов и не понаслышке знает, как они гнут условия под себя. При этом, получив желаемый график работы, они ненадежны, в любой момент могут уволиться.

— При любом удобном случае студенты могут изменить место работы. Они знают, что в них нуждаются, и легко подстраивают работодателей под себя. Очень мало ребят консервативного склада. При этом у них изменились рычаги мотивации. Раньше можно было привлечь тем, что они заработают на квартиру или машину. А сейчас они просто покупают себе велосипед и довольствуются малым, но требуют признания и заботы, — делится опытом Старовойтова.

Фото: Александр Ельчищев

Игроки гастро-рынка считают, что тенденция к сокращению рабочего времени у двадцатилетних отлично прослеживается на примере фаст-фуда. Там студенты вертят графиком, как могут, оправдываясь тем, что нужно бежать на пары. Владелец бара «Био Шмио» Роман Сергеев признается, что в профессиональных кругах давно ходят разговоры о выходках двадцатилетних. По его мнению, они готовы работать только на полставки, а все остальное время тратят на развлечения.

— Сейчас в сфере обслуживания кадровый голод, потому что поколение Z не готово работать так, как это делали раньше. Оно хочет работать меньше, но получать больше. Люди инфантильные, работают на полставки, потому что этого достаточно для жизни и считают, что можно больше не напрягаться, — рассуждает Роман Сергеев.

Так он добавляет, что в «Био Шмио» работает только один студент, но он выбивается из общей массы, не ставит свои условия и работает столько, сколько нужно работодателю. Тех соискателей, кто хочет отделаться малыми усилиями Сергеев даже не рассматривает.

Фото: Наталья Чернохатова

Аналогичную стратегию для ведения бизнеса выбрал владелец сети фитнес-центров Powerhouse Gym Антон Гиренко-Коцуба. Со всеми тунеядцами у него разговор короткий — кто не готов работать в полную силу, тот не работает вообще.

— Человек же ко мне на работу устраивается, а не я к нему. Мне вообще кажется, что проблема молодежи надуманна. Всегда есть деятельные ребята, а есть бездельники. А понятие «миллениалы» — это игра названий, не более того. Люди прикрываются ими, чтобы скрыть свое нежелание работать, — считает Гиренко-Коцуба.

Но все же бизнесмен готов пойти на некоторые уступки. Приходить на работу раз в неделю, конечно, не разрешит, что, но фитнес-тренера могут сами корректировать свои смены. В любом случае получат они ровно столько, сколько отработали. Администраторы тоже имеют четкое расписание смен и могут меняться.

Общественный деятель и культуролог Надежда Маценко показывает противопоставление между поколением, родившемся до перестройки, и нынешним. Если у первого не вызывало никаких вопросов «обязаловка» рабочего графика, то последние вообще считают, что работать не нужно.

— Каждое поколение освобождалось от стереотипов о тунеядстве. Уже те, кто родился в перестройку, ставили под вопрос четкие рабочие рамки. У поколения «20 плюс» действительно есть возможность себя позиционировать, как свободных людей. К тому же встает вопрос мотивации. Молодежь с синдромом «москвича» (то есть с собственной недвижимостью, которую можно сдавать) вообще думает, зачем им работать, — поясняет Маценко.

Ali Morshedlou on Unsplash

Эксперты в мире финансов предлагают бизнесу немного потерпеть. Следование прихотям молодежи может принести убытки, но только в моменте. В долгосрочной перспективе бояться за свои капиталы не стоит. Уже через несколько лет необузданное поколение столкнется с реальностью и пример все условия работодателя.

— Такое поведение — просто блажь поколения Z. Когда они захотят кушать, а родители попросят съехать из квартиры, придет осознание, что пора зарабатывать. Свое «хочу» придется примерять на чужое «надо». Даже если человек уехал, например, в Тайланд и работает на фрилансе, он скоро поймет, что это не работает на перспективу, — считает финансист Виталий Калугин.

Сами двадцатилетние скользкую ситуацию их положения тоже признают. Но оправдываться не спешат, а наоборот не понимают, как можно тратить молодость только на зарабатывание денег. Можно же немного подрабатывать, а остальное тратить на саморазвитие, развлечение и активности в университете.

— Я работаю с детьми в образовательном центре. Рассказываю про разные профессии, большой уклон делаю на туризм. В большинстве своем у нас работают по графику, смена минимум восемь часов, как у всех. Но я договорилась и ставлю себе график по 1-2 дню в неделю всего по несколько часов. Зачем умирать на работе, если я могу сейчас получать параллельно два образования, организовывать мероприятия в университете и ходить в походы, — объясняет свою позицию главная активистка педагогического университета Мария.