Уральские бизнесмены реставрируют усадьбы, чтобы сохранить исторический облик города

null
Фото: Наталья Чернохатова

Уральские бизнесмены реставрируют разрушающиеся усадьбы, несмотря на сложный процесс получения зданий и отсутствие льгот. Так, они платят полную стоимость земельного налога, при этом вкладывая миллионы в ремонт ветхих зданий.

— Взять под реставрацию усадьбу — это очень трудоемкое и дорогое дело, — говорит Светлана Яковлева, которая занималась реставрацией особняка купцов Ермолаевых на Сакко и Ванцетти, где сейчас работает ресторан «Ребра». — Цены на здания огромные, а помимо покупки здания, нужно заплатить за проектную документацию и экспертизу.

Реставрацией усадеб занимаются рестораторы, визажисты и даже блогеры. Ресторатор Ружена Воробьева вложилась в особняк купца Афонина на перекрестке улиц Декабристов-Чапаева, а визажист Рада Русских открывала салон красоты «Гедонист» на Хохрякова, 31. Правда, уже закрыла. Блогер Юлия Куманяева запускала вторую бьюти-студии Rapunzel на Хохрякова, 24.

Ресторан «Ребра» работает в отреставрированном особняке купцов Ермолаевых на Сакко и Ванцетти.
Фото: Наталья Чернохатова

Провести ревизию заброшенных усадеб предложила вице-премьер Ольга Голодец, которая считает, что власти не смогут полностью восстановить каждое здание. Бизнесмены считают, что лучше передать реставрацию в частные руки.

Правда, реставрация усадеб предполагает множество подводных камней. Так, одна из проблем — определить, в чьей собственности находится здание: федеральная, областная или городская власть, а также усадьба может быть объектом культурного наследия или памятником истории. Затем нужно выиграть тендер, сделать документацию за свой счет, а после вкладываться не только в ремонтные работы, но и в налоги, которые нужно платить без льгот.

— Нам не предлагают дома, которые мы могли бы реставрировать, — добавляет Яковлева. — Мы вкладываем собственные деньги и платим налоги, думаю, если бы усадьбы продавали по адекватным ценам, то каждый бизнесмен поучаствовал в этой инициативе.

Нужно строгое законодательство, которое будет гарантировать, что при передаче усадеб в частные руки, здания будут восстановлены, а не уничтожены, объясняет «Моментам» урбанист Дмитрий Москвин. Контролировать это должны исполнительные органы.

— На территориях усадьб или рядом с ними часто появляются застройки, — делится с «Моментами» Москвин. — Например, усадьба Железнова на улице Розы Люксембург в аренде, и на территории уже появилось здание, а за усадьбой на улице Куйбышева выросла нелепая постройка в стиле Эмпайр стейт билдинг. Все усадьбы нуждаются в строгом соблюдении закона охраны территории.

Екатеринбургские усадьбы — это застройки 19 века, и сохранить их важно для облика города.

— Нужно сохранять усадьбы, — говорит Светлана Яковлева. — Чем больше таких красивых зданий у нас в городе останется, тем больше шарма будет в Екатеринбурге. На что у нас в городе смотреть? Такой красоты у нас очень мало. Кто будет смотреть на эти коробки? Нужно смотреть на что-то красивое, а от усадеб даже дух идет положительный.