Двадцатилетние перехватили ценности европейцев, а как пользоваться ими не знают

null
Фото: Алексей Колчин

Двадцатилетние настолько заигрались в толерантность, что она больше стала походить на фейк. Поддержка всего прогрессивного оборачивается полным неприятием отличного мнения со стороны рожденных в конце 90-х. Несмотря на то, что миллениалы отстаивают право каждого на свободу самовыражения, на деле в «черный список» могут попасть их же сверстники, чья свобода отличается от навязываемой.

На косые взгляды и осуждение при общении можно нарваться практически с любой позицией. Не вегетарианцу двадцатилетние приведут статистику, сколько животных нужно для вкусного ужина и объявят его ретроградом, человеку, использующему пластик, что он убивает себя и вместе с тем планету. Холодно относящихся к проблемам ЛГБТ отнесут к гомофобам, а не поддерживающих фениминисткое движение — к женоненавистникам, даже если эти идеи высказывает сама девушка, но ее в придачу пожалеют, что мускулиный мир не дает ей вырваться. Единственная поблажка — поколению своих родителей, а оправдание — они родились в СССР и не видели истинных ценностей.

Eric Nopanen on Unsplash

— Я не могу назвать человека прогрессивным, если он нетолерантен. Носить мех или оценивать собеседника только по внешности могут только отставшие от жизни. Если мы хотим жить, как европейцы, нужно сначала изменить сознание и отказаться от старых установок. И начать нужно с того, чтобы признать — ЛГБТ, девушек с зелеными волосами или парни с ярким маникюром имеют право выглядеть так, как им хочется. А осуждать за внутреннюю свободу могут только застрявшие в прошлом веке, — выражает мнение пиарщик Антон.

По примеру американского общества миллениалы в сторону каждого жеста кричат о харассменте или объективизации. Под волну осуждения рискует попасть любой молодой человек, который начнет общение с девушкой с комплимента ее внешности. Многим от этого приходится вести двойную жизнь, несмотря на то, что девиз поколения — «делай, что хочется».

— Моя компания активно поддерживает секс-просвет в школах и университетах и считает, что каждый может заниматься, чем хочет, если это не вредит другим. Но если мы с подругами приходим в заведение, с нами лучше не знакомиться. Не представляю, как должен вести себя молодой человек, чтобы его посчитали достойным кандидатом. На любой комплимент приходится отвечать грубостью, потому в противном случае тебе укажут на отсутствие уважения к себе и припишут зависимость от мнения противоположного пола, — поделилась с «Моментами» молодая тусовщица Анна.

Фото: Марина Молдавская

Некоторые «менее прогрессивные» выпускники вузов считают, что осуждение в адрес других мнений не имеет ничего общего с тотальной толерантностью, ей миллениалы стремятся только прикрыться. Свою роль играют и соцсети, там за «неправильное» мышление можно получить долю хейта не только от узкого круга друзей, но и тысяч подписчиков.

— Еще в университете нам рассказывали, что толерантность — это спокойное отношение к другим мнениям и соцгруппам. Про осуждение там не было ни слова. Поэтому, мне кажется, многие сейчас стали слишком копировать западные ценности, несмотря на то, что многие отмечают, как быстро там все «переобуваются». Например, недавно в новостях я увидела, что в Москве открыли ЛГБТ-френдли студию цветов. Но я не понимаю, что мешает представителям этого сообщества прийти в обычный ларек, если нужно. Они сами повесили на себя ярлык особенных, а потом не понимают, почему все считают их таковыми, — считает выпускница УрФУ Алена.

По итогу сейчас наибольшим нападкам подвергаются те, кто не проповедует защиту очередной модной философии, а отнюдь не меньшинства. А двадцатилетние активисты становятся заложниками своей двойной игры, которая больше похожа на социальный экстремизм, нежели на построение счастливого общества.