Бизнесмены закрывают магазины продуктов: «Такая торговля — меценатство»

null
Photo by Annie Spratt on Unsplash

Наравне с меценатами, которые направляют миллионы на искусство, в Екатеринбурге существуют представители мелкого бизнеса, которые меценатством называют розничную торговлю. Это они создают новые рабочие места и помогают местным производителям находить своего покупателя. И они же бьют тревогу, говоря, что ужесточение налогового законодательства лишает их работы, а фермеров — поддержки.

Предприниматели рассказывают, что малый бизнес с трудом пережил поборы за онлайн-кассы и рост аренды, теперь осталось добить его повышением МРОТ и налогами. А ведь небольшие магазины и лавки были для местных производителей единственной возможностью выводить свой товар на прилавки.

«Мы в отличие от крупных сетей экспериментировали постоянно, искали новых предпринимателей, которые делают интересные конфеты, брали себе на реализацию продукт, пиарили его в социальных сетях. Представьте, даже если в России 500 магазинов сладостей и 50 из них начинают тестировать новый продукт, с которым производитель не всегда может выйти на рынок, это повышает его шансы на продажу и узнаваемость. И благодаря мелким магазинам со временем он попадает к крупному ритейлеру. В одном из ТЦ города руководители „островков“ возмущались, что представители крупного гипермаркета изучали их товар и начинали продавать тоже самое», — рассказывает «Моментам» Иван Колотовкин, экс-владелец кондитерской лавки.

Городские ярмарки слабо ассоциируются с настоящим фермерским продуктом
Фото: Наталья Чернохатова

Начинающих производителей много, и если с рынка уйдут небольшие торговые точки, они лишатся площадок для сбыта. Поднимать ценники на продукцию из-за высоких расходов бизнесмены не могут, в таком случае их товар просто не станут покупать. Фермеры из области рассказывают, что им и так непросто реализовывать свой продукт, платежеспособность населения падает, если еще год назад средний чек на семью составлял 5000 рублей, то теперь сократился в 3-4 раза.

Не спасают рынки и ярмарки, которые сегодня предлагает город. По словам самих же производителей, на них встречается немало людей, которые представляют не эксклюзивный продукт, а привезенный с овощебаз или заводов товар.

«Я не понимаю, как вести бизнес в тех условиях, которое сегодня предлагает государство. Когда ты начинающий предприниматель и думаешь, что купишь магазин разливного пива, берешь кредит в 500-900 тысяч рублей, а через год тебе говорят, что вышел очередной ограничивающий твою торговлю закон, и ты закрываешься, не успев погасить кредит», — рассуждает Иван Колотовкин.

Фермерские продукты пользуются спросом, но реализовать их в розницу очень сложно
Фото: Наталья Чернохатова

Часть магазинов закрываются и уходят в онлайн-торговлю, чтобы сократить затраты на ведение бизнеса. Сами фермеры говорят, что им действительно не хватает прилавков. Один из производителей из области Владимир (попросил не указывать бренд) рассказывает «Моментам», что сегодня они лишились возможности реализации своей продукции даже в деревнях и селах.

«Туда заходят крупные торговые сети, которые выживают мелкие магазины, и работать с первыми небольшому производителю невозможно, потому что нужны стабильные поставки, долгий срок хранения, возможность проведения акций и прочее. С нашим продуктом надо работать индивидуально, показывать, рассказывать, давать попробовать, у нас же нет яркой упаковки», — делится с «Моментами» фермер Владимир.

Основатель бренда «Соболев сыр» Максим Соболев говорит, что у местных производителей есть два пути реализации своей продукции — через крупные фермерские сети, которые уже зарекомендовали себя и прочно освоились на рынке или самим организовывать лавки, но делать это лучше по франшизе, чтобы были четко прописаны параметры работы, ассортиментная матрица и в целом было понимание как развиваться дальше.