Кризис породил целое поколение, которым лень зарабатывать

null
Photo by Anna Dziubinska on Unsplash

Бизнес столкнулся с новым явлением — посткризисным поколением, которое хочет многого, но не готово при этом существенно зарабатывать и тратиться. Приходится прилагать немало усилий, чтобы извлекать из современных потребителей хоть какую-то выгоду.

Продавцы в торговых центрах плачутся, что готовы идти на поводу клиентов — захотели водолазки из шерсти — отошьем, захотели зимнюю одежду на пуху — привезем, но только дальше запросов дело не идет.

«У современного потребителя сформировался четкий запрос на натуральные вещи, сейчас же все следуют общемировому тренду. Однако когда мы привозим в магазин вещи из ангорской шерсти или пуховики не на синтепоне, а на пуху, покупатель отказывается их брать, потому что ценники в два раза выше, чем на синтетические вещи. Но все по-честному, натуральная продукция всегда дороже в производстве. В итоге мы слышим фразы типа «дождусь распродажи», — рассказывает «Моментам» продавец в сети магазинов одежды Елена.

Продавцы истосковались по старому поколению потребителей, готовых сметать с их полок всю продукцию подряд
Фото: Наталья Чернохатова

Если еще пару лет назад покупатели опирались на мнение продавцов, которые рассказывали им последние тренды, то современное поколение клиентов торговых залов не нуждается в консультациях. Они приходят в магазин с четким осознанием, что им нужно. Например, увидели на показах модные луки и тут же пошли в бутики масс-маркета, чтобы найти более дешевые аналоги. Платить много не хотят, главное, чтобы было красиво.

«Средний чек у нас сократился процентов на 15 с начала года. Мы вынуждены переориентироваться на молодое поколение, поскольку скоро оно станет нашим постоянным клиентом, но эти люди оказываются куда более требовательными, нежели их предшественники. С 20-летними тяжелее работать, они набирают полные примерочные вещей, проводят там по полчаса, делают селфи и уходят, не совершив ни одной покупки. То есть время посещения магазина увеличивается, но средний чек снижается», — рассказывает «Моментам» консультант в одном из бутиков в центре города, попросивший не указывать его имени.

Миллениалы растут на словах «крафтовый» и «фермерский», поэтому им хочется видеть на своих столах качественные, но при этом недорогие продукты, отсюда их стремление сравнивать через приложения цены в продуктовых магазинах. К тому же это поколение эко-френдли, оно спешит за одеждой на барахолки и покупает уже использованную тушь и помаду у визажистов с существенными скидками.

«Мама говорит, что у меня слишком большие запросы, но я совершенно не умею распоряжаться деньгами и экономить. Мне дают немного на карманные расходы, поэтому приходится расставлять приоритеты. Например, сегодня плачу за абонемент в фитнес-зал, а завтра покупаю сумку. Работать пробовала, но все это по фану, я знаю, что если мне будет не хватать на какую-то вещь, родители все равно добавят», — рассказывает студентка УрФУ Вероника.

Посткризисные потребители могут не покупать вещи. Получают удовольствие от того, что просто просматривают вещи в онлайн-магазинах
Фото: Наталья Чернохатова

Покупатели нового формата мыслят иначе, чем их предшественники, они не готовы перерабатывать и копить по полгода, чтобы купить заветную вещь. Эти ребята просто ждут распродаж, обмениваются с друзьями вещами из гардероба во время гаражных вечеринок или берут товар в кредит. Так, по словам адвоката и финансового аналитика Дмитрия Земерова, за 2018 год к кредитам обращалось около 20% россиян, и более 50% автомобилей приобреталось в рассрочку.

Значительная часть запросов перемещается в интернет, где многие трендовые вещи отдают за бесценок — будь то инстаграм-барахолка или международные интернет-магазины. Для многих потребителей вовсе не важен процесс покупки, они признаются, что закидывают вещи в онлайн-корзины сотнями и получают удовольствие от просмотра. Кажется, это поколение уже поставило крест на офлайн магазинах, а торговые центры рассматривает скорее как площадки под развлечения, а не под торговлю.