Продавцам одежды дали две недели, чтобы спастись от разорения

null
Фото: Наталья Чернохатова

Горожане из-за закрытых границ начали делать кассу уральским продавцам одежды. Деньги, отложенные на отпуск они тратят на шопинг, предполагая, что так справятся с карантинным стрессом. Но дизайнерам и владельцам магазинов не стоит воспринимать хорошую статистику продаж, как постоянный тренд. Ажиотаж на рынке — скорее последний глоток свободы перед жесткой экономией.

Согласно исследованиям компании Nielsen, 78% потребителей во всем мире уже начали сокращать свои расходы. Но в России пока этот тренд только зарождается. В какой-то степени горожане чувствуют приближение кризиса, но пока не готовы полностью отказаться от старых привычек.

— Я придерживаюсь мнения, что большую роль играет отложенный спрос, а не другие факторы. Очередей на кассе уже нет, как это было сразу после открытия ТЦ. Ситуация меняется каждый день, но пока спрос остается высоким, несмотря на отсутствие сейлов. В некоторых бутиках из-за этого увеличился средний чек на покупки. Прогнозы давать пока рано, но для локальных марок одежды — это однозначно шанс закрепить или расширить свое влияние на рынке, — считает маркетолог крупной федеральной сети магазинов мужской одежды Антон Истомин.

Фото: Наталья Чернохатова

По мнению психологов, невозможность реализовать свои планы, связанные с отпуском, толкает горожан на другие пути избавления от стресса. Это еще одно объяснение роста продаж одежды в сегменте масс-маркета и премиум-класса. В таком случае желание вернуться к корантинной жизни превосходит здравый смысл и опасность второй волны.

— Шопинг — это повседневный способ нивелировать стресс, попытка порадовать себя или вознаградить. У многих сорвались отпуска, они руководствуются логикой «ни одно, так другое». Покупки чего-либо сейчас связаны со стрессогенным фактором — карантином, который наконец-то закончился, появилась возможность вернуться к обычной жизни. Поэтому многие начинают делать своеобразные ритуалы, чтобы вернуться в состояние свободы от пандемии, — считает психолог Олеся Разумовская.

Фото: Наталья Чернохатова

Экономисты же отмечают, что рост спроса — временное явление, которое и связано с закрытыми границами, но влияют на него сейчас другие факторы. Прежде всего последствия коронавируса для многих горожан, которые не были заняты в наиболее пострадавших отраслях, пока не так очевидны. Поэтому те, кто имеет накопления конкретно на отдых, но не готовы лететь на российский юг или в Турцию, предпочитают тратить их на магазины. Уже осенью они могут начать экономить.

 — Эйфория после снятия карантина сменится фактом, что многим придется отдавать кредиты и закрывать долги. Даже если таковых нет, россияне после кризиса 2008 и 2014 года будут формировать финансовую подушку безопасности. Число безработных будет расти. Поведение потребителей можно назвать накопительным. Сейчас многие готовы на покупку премиальных товаров, потому что ожидают, что в будущем от них придется отказаться. Цель — купить на будущее, пока есть возможность. Прежний уровень жизни смогут сохранить не все, — подчеркивает экономист Ярослав Баранов.

Фото: Наталья Чернохатова

Об этом же готовят и западные специалисты. Например, экономист Нуриэль Рубини в интервью Bloomberg заявил, что реальный экономический спад еще впереди. По его мнению, покупательская способность и спрос будут восстанавливаться по модели W. То есть после резкого падения, которое можно связать с первой волной коронавируса и тотальным локдауном, следует рост, но после — такое же падение.