«Ощущение, что смерть всегда ходит рядом». Что делать, если после теракта боишься выходить из дома

«Теракт может произойти где угодно и в какой угодно день» — сказала артистка московского музыкального театра Екатерина Мязина сразу после теракта в Санкт-Петербурге. Семь лет назад Екатерина не поехала на метро и осталась дома. В тот день, 29 марта, погибло больше сорока человек. Она до сих пор со страхом проезжает станцию «Парк культуры» и пересаживается в другой поезд, если ее вагон начинает шатать. Для нее, как и для других жителей мегаполисов, страх стал нормой. Мы поговорили с людьми, которые едва не стали жертвами теракта, и попросили психолога Оксану Собину объяснить, как не бояться ездить в метро.


«Ощущение, что смерть всегда ходит рядом». Что делать, если после теракта боишься выходить из дома

«Если человек видел, как взрывается поезд, это наложит отпечаток на всю жизнь»

Если человек стал очевидцем теракта, значит, он пережил «ситуацию реальной угрозы жизни». Так называют ситуацию, когда смерть заглянула в лицо и оставила жизненный опыт, который никогда не забудется. После такого происшествия у некоторых людей развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Сначала оно было замечено у военных: они возвращались с войны, начинали жить нормальной гражданской жизнью, а через год-два у них появлялись расстройства психики. Нарушение сна, раздражительность, неадекватное поведение в стрессовой ситуации и другие. Позже ПТСР выявили у свидетелей терактов: этот опыт наложит отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Если человек видел, как взрывается поезд, ему очень сложно будет ездить в метро, а кто-то откажется от него насовсем.

Ирина Афонина, генеральный менеджер отеля «Московская горка»

Была очевидцем взрыва в лондонском метрополитене летом 2005 года. 

Наш поезд остановился на станции «Банк»: за дверями было очень оживленно, впрочем, как обычно. Двери оставались открытыми дольше обычного, и вдруг люди стали «вытекать» из вагона.

В следующую секунду в вагон заглянул полисмен и объяснил, что проходит эвакуация и нужно срочно выходить. Я чувствовала себя как в кино. До конца не веря в это, не понимая всю серьезность, это казалось забавным. Поток людей уносил нас дальше и дальше, выводя наверх, на улицу.

А потом мы сидели в парке несколько часов и пытались дозвониться до родителей, понимая, что они еще в большей панике и страхе. Центр был перекрыт, добраться домой просто невозможно. Было жутко от того, что это происходит рядом с тобой. Я чувствовала себя беспомощной, мизерной по сравнению с этим кошмаром.

В тот год мы впервые поехали заграницу — работать на все лето, мы радовались этому шансу. Это был год, когда больше всего нам хотелось вернуться. К себе домой, на Родину.

«Такую одежду носят разные люди, не все они злодеи»

Многие люди следят за ситуацией онлайн, а потом начинают бояться ездить общественным транспортом. Зачем специально себя пугать? Если не следить за новостями, станет немного спокойнее. С другой стороны, когда в стране происходит трагедия, у всех, кто о ней узнает, появляется страх. Это главная цель любого террористического акта. Чтобы противостоять террористам, нужно не бояться. Но это теория, на практике это сделать очень сложно. Нас предупреждают о природных катаклизмах, мы стараемся не выходить ночью на улицу, чтобы себя обезопасить. Но что делать с терактами — непонятно. Нет никакой защиты. Эта ситуация неопределенности очень тяжело переживается человеческой психикой: как будто у тебя нет опоры под ногами, и ты висишь в воздухе. Мозгу нужно за что-то зацепиться, поэтому когда он видит женщину, одетую в хиджаб, или человека с четками, то у нас актуализируется страх. Становится страшно и даже не успеваешь подумать: «Такую одежду носят разные люди, не все они злодеи».

Екатерина Мязина, артистка московского музыкального театра «Геликон-Опера»

Избежала теракта в московском метрополитене в 2010 году.

Я тогда жила в Лобне — это пригород Москвы. В тот день должна была рано утром ехать на службу в храм — это на другом конце города. В последний момент решила, что не поеду: все-таки не ближний путь, тем более вставать пришлось бы в пять утра.

Когда я узнала, что в этот день в 07:50 на станции «Парк культуры» произошел взрыв, эмоции были очень сильными.

Прошло семь лет, но я каждый раз со страхом проезжаю эту станцию. Ощущение, что в этом метро смерть всегда ходит рядом.

Раньше я не обращала внимания на женщин в хиджабах — подумаешь, у человека другая вера. Но теперь они вызывают опасение: она едет с миром и может быть даже лучше меня, но неприятное чувство все равно не проходит. Некоторые боятся настолько, что выходят из вагона и ждут следующий поезд.

Я пересаживаюсь, когда поезд едет неровно, с подергиваниями — лучше лишний раз перестраховаться. В театре, где я работаю, у нас полный зал зрителей: кто угодно может прийти и что угодно сделать. Боишься лишний раз выйти из дома, лишний раз куда-то поехать. Но время проходит и страх притупляется. Наверное. 

«Защититься — значит, не думать»

Если постоянно думать о том, что может произойти теракт, то можно сойти с ума. Наш организм устроен так, что может нас защитить. Одна из самых распространенных защит — не думать об этом. Даже в художественной литературе Скарлетт О’Хара буквально говорила себе: «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра». В сказках нам тоже говорят: «Утро вечера мудренее». Когда перестаешь об этом думать, то с одной стороны кажется, что люди становятся бессердечными: «Подумаешь, теракт, какие-то 10 человек, пустяки!». Но это попытка защититься. В мире высок уровень социальной тревоги: непонятно, что будет завтра. У жителей мегаполисов этот уровень еще выше. Защититься хотя бы от чего-нибудь — значит, не думать об этом ежечасно. 

Самое популярное

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Город


вверх