«Сейчас мода на уродство и дурновкусие». Почему дети свободы подсели на вещи из 90-х

«Ага, 90-е — это гопстайл» — говорят те, кто мало знаком с реальной модой. Действительно, в России это было безвкусие: малиновые пиджаки, штаны с лампасами. Отличный пример — фильм «Интердевочка», который идеально отражает моду девяностых в России.


«Сейчас мода на уродство и дурновкусие». Почему дети свободы подсели на вещи из 90-х

А в мире в эти же  90-е был не только гранж, секс и тюремная эстетика, еще был минимализм:  Calvin Klein, Жиль Сандер — однотонные и очень лаконичные вещи. Мода, как и вся история циклична, но никто не думал, что время бежит так быстро. Те, кто родились в конце 90-х, стали подражать этому забытому «времени свободы».  

Photo: Кадр из фильма «Интердевочка»

Одно из самых высокодоходных международных агентств Lumpen представляет необычных девочек и мальчиков с туннелями в ушах, с татуировками, кривыми носами, бритыми головами или же наоборот — с дредами. Это кардинально отличается от привычных стандартов красоты, так как все перенасытились идеальной внешностью. «Моменты» разобрались, почему молодое поколение очень хочет одеваться в одежду 90-х и почему ушедшая эпоха возрождается с таким успехом.

                                                             ﹍﹎﹍﹎

lumpen.agency

                                                             ﹍﹎﹍﹎

Главный редактор SMZDT Толя Карнаухов (родился в 1995 году) рассказывает о современных тенденциях моды и влиянии 90-х на гардероб:

 «90-е — это важное время для меня, но не стиль. Я увлекаюсь модой с детства. Гардероб составляю из одежды базовых цветов, дополняя его деталями, по которым, кстати, по ошибке люди и вешают ярлыки. Дополнил обычные джинсы и худи бейсболкой — и ты уже sporty. Повесил цепь на ремень от джинсов — ты гранж. Заправил джинсы в грубые мартинсы — ты панк. Сейчас популярны пиджаки на 3 размера больше, гипертрофированные плечи, обрезанные по щиколотку классические широкие брюки, кроссовки со странной подошвой. В наш город это приходит очень медленно, поэтому я бы не стал говорить о современных тенденциях в Екатеринбурге. Тут они появится только через пару лет».

Главный редактор SMZDT Толя Карнаухов Photo: Марина Молдавская

«Девяностые сейчас в моде только потому что, во-первых, все смотрят на бренды Vetements, «Гоша Рубчинский», Lumpen. А во-вторых, это официальное оправдание для «трусов», которым теперь не стыдно одеваться в секонде. Это доступный способ стать независимым и от денег, и от моды. Но про 90-е актуально было говорить год назад. Сейчас молодёжь к ним охладела. Рейвы променяли на рок-концерты, от техно сейчас трясёт без всяких стимуляторов, олимпийки отправляются обратно на дачу, так и не дождавшись стирки после вечеринки».

                                                             ﹍﹎﹍﹎

Девяностые — это глобальный тренд, который сказывается на всей мировой индустрии. «Ларьков нет, а гопники остались» — заявляет модный эксперт и основатель школы UNO-fashion SCHOOL Юна Ильина. «Сейчас есть мода на уродство и дурновкусие. Благодаря тренду 90-х и Гоше Рубчинскому, нашу страну сейчас знают все. В девяностые мода в России была бунтом и протестом, сейчас протестуют против приторно-глянцевого и идеального. Почему на Западе Гошу Рубчинского встретили «на ура»? Для западного человека кириллица и эстетика городских окраин (привет, Сортировка) — это экзотика, удивительный и странный мир постсоветских подростков. Носить можно все, что угодно. Неважно, если это шокирует общественность. Главное — чувствовать себя в этом образе и мыслить, соответствующе внешнему виду».

                                                             ﹍﹎﹍﹎

Соня Загородских (родилась в 1996 году) рассказала о том, как одевается в вещи маминой юности и почему это сейчас акутально:

«Из девяностых я предпочитаю «гранжевую» волну, что-то вроде Дрю Берримор или Вайноны Райдер. Мне кажется, что мода на олимпийски рейвы появилась пару лет назад. Сейчас мы получаем порцию нулевых. Через год-два это дойдёт до всех. Думаю, что у молодых ребят всегда есть желание выделяться. А с модой, которая актуальна сейчас, сделать это очень сложно. Поэтому все пытаются найти супер-винтажные шмотки в секондах или на антресолях у родителей, чтобы показаться максимально оригинальными. Моя мама всегда смеётся, когда я забираю у неё очередной лаковый плащ или ботинки на платформе из ее юности. Чаще всего ребята просто копируют аутфиты из прошлого, ведь это просто и выглядит необычно. Но я считаю, что гораздо интереснее придумывать что-то самому».

Из личного архива Сони Загородских

Те, кто следует моде 90-х, не ограничиваются вещам. Для них это целый образ жизни. Снимают на «Зениты» и «Феды», слушают музыку на виниловых пластинках. Например, в мае 2017 года ГЦСИ воспроизвел барахолку «Шувакиш» — винтажный маркет, где можно было купить пленку для фотоаппарата, кассеты с музыкой и «прикид» из 90-х. Маркет раскупили практически полностью.

                                                             ﹍﹎﹍﹎

Креативный директор концепт-агентства «Бюро100» Леша Черемушкин (родился в 1988 году) рассказал, почему, по его мнению, возвращаются тренды ушедшей эпохи и молодежь им следует:

«Я покупаю вещи спортивного стиля аля 90-е, потому что это невероятно удобно. Как только спорт стал модным, стало проще жить, ведь можно потусить с пацанами на районе, а потом сразу пройтись по клубам и барам. В последнее время спорт немного поднадоел: вместе с маркетинговой активностью спортивных брендов все школьники переоделись в одно и тоже. Стало скучно. Не думаю, что в ближайшее время в моем гардеробе появятся треники. Молодежь сейчас старается так одеваться, потому что очень быстро и чутко реагирует на тренды из видеоклипов и пабликов. Продакт-плейсмент и нативная реклама делают свое дело».

 Креативный директор концепт-агентства «Бюро100» Леша Черемушкин  Photo: Марина Молдавская

Модные эксперты давно оценили зависимость моды и экономики страны и доказали, что по одежде нужно читать настроение людей.

«Для молодежи будущее неизвестно и туманно в силу экономического кризиса, но в рамках субкультуры человека принимают таким, какой он есть, комментирует эксперт моды Светлана Шишкина. — Стремление к моде 90-х — своеобразный протест молодежи против отсутствия стабильности и гарантий. Например, свитшоты и огромные худи. О чем они могут говорить окружающим? О том, что тот, кто носит такие вещи, хочет спрятаться, скрыться от общества. Это некая униформа, ведь у одежды теперь нет даже гендерных различий».

«Ларьков нет, а гопники остались» — это мода без смысла. Те же, кто специально эпатирует общественность, тщательно выбирают сочетания. У них все в порядке с головой, они несут какой-то свой посыл. Эти люди задумываются, зачем они это носят. «В девяностые вообще сама идея моды «вышла из моды», на первом плане была индивидуальность. «Сейчас ценится собственный и оригинальный стиль. Продвинутые пользователи понимают, что слепо следовать моде — моветон». — рассказала «Моментам» Юна Ильина. — «Самая фишка теперь — выработка своего стиля, поэтому сейчас мы имеем столько разночтений. Молодежь одевается «кто во что горазд». Это тоже началось в 90-е: всем надоела идеальная красота и в моду вошли модели с несовершенной внешностью (яркий прием — Кейт Мосс). Сегодня, как и 30 лет назад, мода не для моделей с идеальными лицами и фигурами. Она для всех».

                                                             ﹍﹎﹍﹎

Самое важное

Новое на сайте

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх