Любовь и панические атаки. Зачем екатеринбуржцы звонят по телефону экстренной психологической помощи

6 сентября 2017, 12:28
Любовь и панические атаки. Зачем екатеринбуржцы звонят по телефону экстренной психологической помощи

Осень — это не только время фотосессий в желтых листьях, но и довольно унылая пора, когда многим жителям Екатеринбурга приходится несладко. Солнца и ярких красок не хватает, новости не радуют, так и тянет подумать о чем-нибудь грустном. А если на этом фоне еще и в личной жизни проблемы образовались, то тут уж не обойтись без психологической помощи. Да, именно с личными проблемами чаще всего звонят по телефону экстренной психологической помощи.

Фото: Владимир Жабриков

— Чаще всего звонят люди с проблемами в любовных отношениях — это вечная тема, — отмечают сотрудники службы психологической поддержки. — Но если еще пять лет назад это преимущественно были проблемы порядка «девушка бросила», «с комплексами не могу справиться», то сегодня нередко обращаются, когда видят, что отношения изжили себя, но расстаться не получается — так называемая, «любовная зависимость».

Кроме того, в последнее время все чаще стали обращаться люди в сложной жизненной ситуации. Если раньше больше обращались с одной конкретной проблемой, то сейчас это истории, когда несколько проблем накладываются одна на другую. Обращаются люди в возрасте 40-50 лет, у которых и родители требуют участия, и собственные проблемы со здоровьем появились, и дети, хоть и подросли, а все еще требуют внимания и помощи.

Фото: Владимир Жабриков

Сами «подросшие дети», люди 25-30 лет, тоже звонят в службу доверия, но в основном в критических ситуациях, например, во время панической атаки. По мнению руководителя областного кризисного телефона доверия Елены Прохоровой, это связано в первую очередь с отсутствием социальных гарантий. Молодых людей беспокоит отсутствие работы или перспектив, причем иногда это принимает форму протеста — человек просто отказывается социализироваться, боясь неудачи, запирается дома. Родители тоже часто на таких жалуются — ничего, мол, не хочет подросшее поколение, сидит на шее у мамы и папы. А поколению на самом деле просто страшно.

По словам Елены Владимировны, за последние два года екатеринбуржцы сильно изменились, стали «активнее». То есть, звонят не просто пожаловаться, а обращаются с просьбой помочь разобраться и найти решение.

— Люди чаще стали спрашивать: что еще я могу сделать, чтобы изменить ситуацию? Это обнадеживает, — резюмирует Прохорова.


Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх