Вайнера — это Средневековье. Что не так с главной торговой улицей Екатеринбурга

13 октября 2017, 02:02
Вайнера — это Средневековье. Что не так с главной торговой улицей Екатеринбурга

Фото: Анна Майорова

Улица Вайнера больше ста лет считается главной торговой улицей города. Она начинается и заканчивается мегамоллами, на ней находятся люксовые бутики и дюжина ювелирных магазинов. Туристы приходят на Вайнера, чтобы почувствовать сердце города, и… уходят разочарованными. Как из «Уральского Арбата» Вайнера превратилась в «самую деревенскую улицу» Екатеринбурга, рассказывают «Моменты».

— Девушка, возьмите — это лечебные пластыри. Они весь организм прочищают: на стопы их приклеите на ночь, и у вас ничего болеть не будет. Это тибетская медицина, — обращается ко мне пожилая женщина. Работать ей тяжело: приходится перекрикивать рекламу «Успенского» и «Пассажа», а заодно и занудную музыку, которую включил мужчина, продающий CD и DVD диски. Мы стоим в начале самой громкой-крикливой-людной улицы Екатеринбурга, набираемся решимся и ныряем в мир бесконечной ярмарки. 

Фото: Анна Майорова

«Брать надо, не рассусоливать!»

Три предприимчивых купца в XIX веке открыли здесь универсальный магазин «Братья Агафуровы». В торговом доме можно было купить все, начиная от чая и тортов и заканчивая одеждой, обувью и украшениями. Магазин был дореволюционным прообразом «Гринвича», который появился в Екатеринбурге 11 лет назад и после пятой очереди стал четвертым по площади торговым центром в России.

Его возвел крупнейший уральский застройщик «Общество Малышева, 73», который в 2015 году по соседству с администрацией города со скандалом открыл шестиэтажный «Пассаж». Так улица Вайнера оказалась с двух сторон замкнута большими ТЦ, которые исследователь города Дмитрий Москвин называет «огромными „рынками“».

«Нынешняя Вайнера — это классическая средневековая торговая улица, контролируемая одним купеческим кланом „Малышева, 73“», — считает Москвин.

В 90-е годы там сформировался рынок из киосков, который для многих горожан стал торговой меккой — туда приходили, чтобы купить первые джинсы, и иногда даже могли уйти с не поддельной вещью.

На Вайнера, добавляет урбанист, сложилась своя культура. Чтобы понять ее, мы уже несколько часов бродим по Вайнера.

Мимо проходит парень в костюме бургера, мужчина в одежде льва и девушка-привидение. Они раздают листовки.

— Мне нравится здесь работать, народу много, флаеры хорошо берут, — парень-бургер рад поговорить.

Словоохотливость — отличительная черта всех, кто работает на Вайнера. Здесь не выжить без умения заболтать клиента.

Фото: Анна Майорова

— Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить! Гений человечества, вождь мирового пролетариата! Брать надо, не рассусоливать, — командует пожилой мужчина, увидев, что я смотрю на банкноты с портретом Ленина. Бумажные деньги и монеты лежат на земле около одной из скамеек.

— Дешево стоят — всего 150 рублей, — продолжает уговаривать продавец. — Монеты со знаками Зодиака посмотри. Будет карьера, деньги. Монеты будут подталкивать к успеху.

Среди знаков Зодиака лежит монетка с логотипом Чемпионата мира по футболу-2018.  

— За сколько продаете? — спрашиваю.

Мужчина задумывается, боясь прогадать.

— Та-а-ак. Ажиотаж будет только летом… так что пока двести рублей.

— А в следующем году дороже?

— Естественно! Там пасть за них будут рвать, — отвечает он.

Несмотря на уверенность продавца в своем деле, он признается, что бизнес у него идет плохо.

— У людей бронебойные мозги, никакой реакции на меня, — с обидой говорит продавец. Во всех неприятностях он винит санкции и Обаму. 

«Ресторан здесь не уместен»

Даже в будний день здесь большой поток людей, заняты почти все скамейки. Около кофейни, стоящей на улице, очередь. На километровой Вайнера нет ни одного премиум-ресторана. Вместо люксовых заведений — Pizza Mia, «Вилка-ложка», «Бургер Кинг», «Рада», «Шоколадница» и «Поль Бейкери». Хотя где, как не на улице, куда люди приходят тратить деньги, должен находиться качественный ресторан. Ресторатор Евгений Кексин с этим не согласен.

«В каждом европейском городе жесткое деление на торговые и ресторанные улицы. На первых есть заведения по типу „Макдональдса“: ты ходишь по магазинам и можешь быстренько взять фастфуд. Вайнера — торговая улица, поэтому ресторан будет здесь не уместен». По этой причине он никогда не рассматривал Вайнера как площадку для своих заведений. 

  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова

Прижиться на торговой улице, по словам ресторатора, смог бы крафтовый бар или стритфудная пельменная. Чтобы узнать, как дела у заведений, рискнувших открыться на Вайнера, заходим в паб «10/25». Максим Зимний, управляющий, рассказывает, что им удалось найти свою аудиторию: «В выходные у нас тусовка — много молодых людей. В будни приходят люди старше 30-40 лет. Много туристов, потому что в Европе больше понимают, что такое паб и ценят этот формат». 

«Мы были белыми воронами — потом раскачались»  

Улица Вайнера — место, где в витринах итальянского бренда Max Mara отражается вывеска секонд-хенда «Баско пати». У первых пальто стоит 50 000 рублей, у вторых — 50 рублей. В секонд-хенде людей, разумеется, больше. Очереди на кассе стоят такие же как в H& M.

Рядом с Max Mara — бутики Marina Rinaldi, Max& Co, Marella. Кажется, что на Вайнера они попали по недоразумению, промахнувшись мимо улицы Радищева или Сакко и Ванцетти, где находятся люксовые бутики. Управляющая магазина Max Mara на Вайнера Ольга Меньшикова объясняет, что франшизный бутик появился именно здесь, потому что так решил головной офис в Италии.

— Компания рассматривает только центральные улицы, а Радищева ею не является, — рассказывает Ольга. — Мы открылись в 2004 году и были белыми воронами. По центру стояли ларьки, «Детский мир», точки очень низкого уровня. В первые сезоны мы просто выживали, но потом раскачались.

Со временем появились постоянные клиенты и очень много туристов, особенно китайцев и японцев. Ольга добавляет, что линейка бутиков по соседству принадлежит одной компании. Бренды, которые были до них (Mango, Benetton), ушли в «Гринвич». 

  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова

«Поучаствуйте в опросе для пенсионеров — сто рублей!»

— Девочки, помогите, — подходит к нам бабушка с тростью и розовым рюкзачком. — Мне дали это и сказали, что я смогу получить подарок. Это как сделать?

Она показывает нам листовку одного из ювелирных магазинов (мы посчитали: на Вайнера их тринадцать), где написано, что ее можно обменять на подвеску. Бабушка ждет нас на лавочке, а мы идем в магазин: достаточно было сказать номер телефона, почту и свою фамилию, чтобы продавец выдала подарок — миниатюрную (с ноготь) подвеску.

— Это серебро? — спрашиваю.

— Бижутерный сплав, — отвечает девушка и заодно рассказывает о высокой конкуренции между ювелирными магазинами. — Мы работаем за счет того, что у нас низкие цены и мы часто проводим акции.

Отдаем бабушке подвеску и взамен получаем горсть конфет.

— Это вам — для свежего дыхания, — немножко обидно говорит она и продолжает разглядывать подарок. — Внучка будет довольна, правда? Воображать в садике будет, да?

Она достает из сумки брендированный пакетик ювелирного магазина, в котором мы только что были, и убирает туда подвеску.

Думаю о том, сколько «подарков» уже лежит в том пакете. 

  • Хранитель Музея истории Екатеринбурга Сергей Скробов: «Торговать золотом на Вайнера начали в 80-х годах, тогда же улица стала одним из центров подпольного „цыганского“ бизнеса»
    Хранитель Музея истории Екатеринбурга Сергей Скробов: «Торговать золотом на Вайнера начали в 80-х годах, тогда же улица стала одним из центров подпольного „цыганского“ бизнеса»Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
Хранитель Музея истории Екатеринбурга Сергей Скробов: «Торговать золотом на Вайнера начали в 80-х годах, тогда же улица стала одним из центров подпольного „цыганского“ бизнеса»

На скамейке около другого ювелирного сидит еще одна пожилая женщина. Она тоже рассматривает листовку, где крупными буквами написано «Золото».

— Пенсию девять тысяч получишь — и все деньги за квартиру заберут. Ну и какое тут золото? — сокрушается она. — От зарплаты до зарплаты не хватает на заплаты. Но нас раньше хотя бы химикатами не кормили! Я уже пять лет ни печенье, ни пряники не покупаю. Приду домой, батончик с яичком и постным маслом пожарю — ну вкусно!

Увлекательный монолог прерывает женщина с уставшими глазами.

— Поучаствуйте в опросе для пенсионеров — сто рублей! — просит она.

— А что за опрос? — спрашиваю.

— Он от 45 лет. Ты маленькая еще, — с сочувствуем отвечает женщина.

Ощущение, что на Вайнера — в сердце города — можно купить и продать что угодно, даже голос. 

«Это вакханалия безвкусицы»

Туристы, которые приезжают в Екатеринбург, наверняка приходят посмотреть на «Уральский Арбат». Неофициальный статус стараются поддерживать хотя бы названиями. Например, отель на Вайнера так себя и именует — «Арбат». Сутки в двухместном номере стоят пять тысяч рублей.

Заметить этот отель, как и любое другое небольшое заведение на улице Вайнера, невозможно, потому что их входные группы оформлены настолько китчево, что сливаются в один цветастый крик.

«С правой стороны улицы есть несколько приличных магазинов, но подавляющее впечатление создает именно эта вакханалия безвкусицы», — говорит архитектор Борис Демидов.

По его мнению, благоустройство улицы устарело, но по некоторым параметрам ее все-таки можно назвать европейской — там есть несколько архитектурных стилей, положен хороший тротуар. Правда из-за контингента, который гуляет на Вайнера, Демидов считает ее «самой деревенской» улицей в Екатеринбурге.

  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова

«Впечатление, что там собирается сельская молодежь из близлежащих деревень. Вы обратили внимание, какая публика около Ельцин Центра и какая — на улице Вайнера? Это как будто два разных города: один современный и европейский, а другой — сельпо».

На шумно отдыхающих горожан жалуются и жильцы высоток, стоящих рядом с ТЦ «Бум».

— Хоть я и живу на Вайнера, не очень люблю находиться на этой улице и уже по привычке стараюсь проводить там как можно меньше времени, — рассказывает куратор Уральского филиала ГЦСИ Анна Литовских. — У меня даже и отвращения никакого к этой улице нет, просто она меня совершенно не тянет к себе, в ней нет ничего приятного и интересного.

Жители добавляют, что им не нравится громкая реклама и уличные музыканты, играющие по ночам.

Архитектор Демидов считает, что публика изменится, когда поменяется облик улицы. Но произойдет ли это в ближайшем будущем, неизвестно. Кажется, у вас есть еще много времени, чтобы узнать народ: на каждой второй скамейке сидит одинокая бабушка, которой не с кем поговорить, и на каждые сто метров приходится по одному подростку-промоутеру с грустными глазами. 

 

Самое важное

Новое на сайте

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх