«Раньше артисту можно было заплатить 100 000 рублей, а себе в карман положить 800 000». Как «Ленинград» и «Би-2» изменили шоу-бизнес на Урале

3 ноября 2017, 01:09
«Раньше артисту можно было заплатить 100 000 рублей, а себе в карман положить 800 000». Как «Ленинград» и «Би-2» изменили шоу-бизнес на Урале

Фото: Дарья Попова

Гастрольный рынок России вступил на путь реформирования. Некоторые артисты хотят использовать промоутера как сервис и не брать на себя финансовые риски. Как следствие  — концертный бизнес потихоньку уходит от фиксированных гонораров. 

Очевидно, желание работать за процент с продажи билетов навеяно общемировой практикой. На Западе считается хорошим тоном, когда артист получает 80% прибыли от выступления. Времена, когда организатор концертов мог зарабатывать на звезде сверхприбыли, уже прошли. Продюсер «Дома печати» и «Теле-клуба» Семен Гальперин вспоминает: на одной из международных конференций пожилой промоутер рассказывал историю, что получил с концерта The Beatles 85% прибыли, в то время как группе досталось только 15%.

«Раньше артисту можно было заплатить 100 тысяч рублей, а себе в карман положить 800 тысяч, — рассказывает промоутер Евгений Никатов. — Например, в прошлом году «выстрелил» рэп-дуэт MiyaGi & Эндшпиль. Гонорар музыкантов был не больше 100 000 рублей, но они неожиданно собрали тысячный зал. Билеты продавали за 1000 рублей, поэтому промоутеры тогда очень хорошо заработали».

Фото: endspiel_endi_panda

В России сегодня происходит переоценка концертного рынка, и топовые звезды начинают самостоятельно организовывать туры. Артист осознает, что публика покупает билеты на звезду, идет на его лицо на афишах, так почему бы не забирать всю потенциальную прибыль. 

«Общий вклад музыканта в концерт выше, чем у промоутера. Поэтому общепринятая в мире сделка сегодня выглядит как 80% на 20%, — рассказывает «Моментам» Семен Гальперин. — Когда артист получает фиксированный гонорар, его не интересует финальный результат концертного тура. Когда же речь идет о процентах от прибыли, музыканту становятся интересны продажи, и он начинается вкладываться в продвижение концерта, чтобы максимизировать прибыль».

Именно поэтому артисты устраивают громкие пиар-кампании в социальных сетях и появляются в эфирах федеральных каналов.

Фото: lspolegifan

«Группа ЛСП перед концертом в Екатеринбурге побывала на шоу Ивана Урганта и смогла собрать 1500 человек, — рассказывает Евгений Никатов. —  В то время как в уральской столице максимум, что может сделать промоутер — провести артиста по радиостанциям и утренним эфирам на телеканалах, поэтому не стоит ждать выхлопа сродни выступлению в «Вечернем Урганте».

До недавнего времени группировка «Ленинград» работала на фиксированной оплате, но проанализировав концертные сборы последнего года, порой выступает за процент от продаж. У «Би-2» часть концертов организует директор группы, у которого, по словам прокатчиков, есть опыт работы промоутером. А менеджер Елены Темниковой нанял промоутера, который за комиссию организовывает ее тур. Звезда понимает, что нужно успевать получать прибыль, пока ей по силам собрать многотысячный зал. В подтверждение тому история с переносом апрельского выступления из «Дома печати» в «Теле-клуб».

Фото: Анна Майорова

Однако музыканты вне топа пока предпочитают не изменять гонорарной система. Например, Noize MC берет за выступление в регионах от  500 тысяч до 1 млн рублей. К фиксированной оплате привыкли «НАИВ» и Matrix Глеба Самойлова. В Екатеринбурге есть высокий спрос на украинских поп-звезд — Светлану Лободу, Ивана Дорна, Макса Барских, но иностранным артистам, по словам Семена Гальперина, пока сложно самостоятельно организовывать туры. Ярким примером служит попытка топовой украинской группы «Грибы» сделать концерт в ДИВСе. Исполнители прогремевшего на всю страну хита «Тает лед» отменили выступление в Екатеринбурге. Одно дело собрать 2-тысячный «Теле-клуб», который им, кстати, не удалось заполнить полностью, и совсем другое дело продать билеты в 5-тысячный ДИВС, не выпустив за полгода ни одного нового хита.

Если бы промоутер работал за гонорар, то в случае плохих продаж билетов оказался бы в ловушке: нужно и артисту заплатить, и рассчитаться за рекламу с арендой. Работая по новой схеме, группа сама несет убытки, если никто не приходит на ее концерт, а организатор получает хоть и небольшую, но прибыль.

Фото: Дарья Попова

Конечно, новые условия выгодны, прежде всего, артисту, однако в случае с промоутером наряду с сокращением прибыли сокращаются риски. Рынок застрахован от историй в духе Романа Абражеева — легенды уральского проката, который известен тем, что завышал гонорары артистам и, по сути, обрушил прокатный рынок Екатеринбурга. Результат такого бизнеса —  банкротство агентства Bomond.

«В новых условиях артист не отнимает хлеб у промоутера. Чем больше возможностей у звезд самостоятельно и прозрачно организовывать концерты в Екатеринбурге, тем больше работы у промоуетров. Например, Oxxxymiron отправляется в тур по аренам, и нас нанимают, чтобы мы помогли с размещением, безопасностью, рекламой», — говорит Семен Гальперин.

Уходить от фиксированного гонорара в первую очередь выгодно популярным поп-исполнителям и рэперам.  Им нужно успевать зарабатывать деньги на быстрой славе или, говоря словами Евгения Никатова, «снимать сливки».

Рынок диктует свои условия: российский хип-хоп, порой даже не самого высокого качества, сегодня продается лучше, нежели британская звезда вроде группы The Kooks. И это единственное, что сегодня огорчает организаторов концертов.

 

 

 

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх