Набережную Исети спасет мост и рестораны. Почему главный недострой города остается без хозяина

6 ноября 2017, 12:02
Набережную Исети спасет мост и рестораны. Почему главный недострой города остается без хозяина

Фото: Владимир Жабриков

Когда Храм на воде собирались строить в акватории городского пруда, жители Екатеринбурга встали на его защиту. Когда около «Динамо» во время гастрофестиваля стали брать плату за вход, горожане вновь возмутились — «это наша набережная», говорили они, а активисты призвали спасти от «бизнесменов, которые отжимают набережную». Город объединяется вокруг Исети только в крайних случаях, когда кто-то сомневается, что она «наша». При этом у набережной есть еще десяток проблем, которые не решаются десятилетиями. Екатеринбургские архитекторы и урбанисты рассказали «Моментам», чего не хватает набережной Исети и как сделать ее главным местом притяжения горожан.

Дмитрий Москвин прогуливается по набережной реки Исеть во время акции «Обнять пруд» Фото: Владимир Жабриков

Влада и Рома на один день приехали из Красноярска в Екатеринбург, чтобы погулять по городу. Они сидят в баре и рассказывают, что собирались пройтись по центру города, но не успели: «Думали, обойдем Исеть по кругу и увидим весь центр. Когда захотели перейти на другой берег, к Ельцин Центру, увидели мост, но не смогли на него подняться — шла стройка. Пришлось разворачиваться и идти обратно».

Они качают головами, допивают кофе и разочарованные едут в аэропорт. Наверняка это пара — не единственные туристы, которые ждут от екатеринбургской набережной того же эффекта, как любой европейской. Набережная, река — ключ к городу, его код.

И архитекторы, и урбанисты сходятся во мнении, что если замкнуть набережную, пространство начнет функционировать по-другому, люди будут двигаться плотнее. Чтобы сделать круг по главному туристическому и рекреационно-спортивному маршруту города, нужно подняться на Макаровский мост.

Владимир Злоказов предлагает соорудить вдоль Макаровского моста — велопешеходный. Фото: Владимир Жабриков

«Это и сейчас неудобно и некомфортно, и новый мост эту проблему никак не решает, — говорит урбанист Владимир Злоказов. — Учитывая, что река у нас не судоходная вполне оправданно было бы соорудить вдоль автомобильного Макаровского моста также и низкий, в уровне набережной, велопешеходный. При этом он может быть из легких конструкций и материалов — даже из дерева».

Попытки закольцевать набережную в районе «Динамо» предпринимались еще 50 лет назад. «Я лично видел мост, нарисованный в 1962-м году», — вспоминает архитектор Борис Демидов.

Сейчас местами на набережной ведут ремонтные работы. Фото: Анна Майорова

Но прошло больше полувека, а горожане до сих пор ждут, когда можно будет быстро добраться от «Динамо» к драмтеатру. Архитектор Михаил Голобородский считает, что мостик на набережной, не появляется потому, что из-за него пруд будет казаться визуально меньше. «Обрежется зона видимости, уменьшится восприятие и без того не большого пруда», — добавляет он.

Другая точка зрения: благоустройство набережной зависит от усилия воли горожан и архитектурных бюро. «Надо найти деньги, найти инвестора, которому появление моста было бы выгодно. Однажды нашли: он хотел там строить торговые точки, чтобы мост давал какую-то отдачу. Но почему-то в итоге сотрудничества не случилось, — вспоминает Борис Демидов. — Город должен решиться и сам на это пойти: так же, как ремонтируют сейчас мост на Челюскинцев. Для Екатеринбурга пешеходный мостик будет очень ценной вещью».

Жители Екатеринбурга уже больше полувека ждут, когда же можно будет быстро добраться от «Динамо» к драмтеатру. Фото: Владимир Жабриков

В каком бы состоянии набережная не была, к ней тянутся горожане: летом основатели галереи «Свитер» Степан Тропин и Алина Рахматулина устраивали завтраки-перформансы на набережной, на Плотинке в теплое время года всегда есть музыканты и танцовщики. У Каменного моста на Малышева в июле открылся ресторан «Бюро находок» с видом на Исеть, другой ресторан — «Панорама» на 52 этаже «Высоцкого» — тоже развернут окнами в сторону набережной. В июле около «Динамо» проходил гастрофестиваль «О, да! Еда!», его организатор Алексей Глазырин выбрал площадку, чтобы привлечь внимание к проблемам набережной.

Танцы на набережной во время URAL MUSIC NIGHT. Фото: Владимир Жабриков

«Городской пруд — это прежде всего пространство для отдыха екатеринбуржцев. Набережная должна развиваться в этом направлении, но сейчас у нее очень мало инфраструктуры, — считает Алексей Глазырин. — Она является пешеходной зоной и все. Огромное пространство никак не благоустроено. Говорить о развитии набережной нужно со специалистами, которые могли бы предложить безболезненные для этой территории решения. Я, например, всегда говорю: „Давайте построим десяток ресторанов вокруг пруда“, но мне бы хотелось, чтобы это было не травматично ни с точки зрения экологии, ни с точки зрения обустройства пространства».

Еще одна проблема набережной — отсутствие единой концепции благоустройства. Разные отрезки благоустраивают разные архитектурные бюро. Так, например, над концепцией участка набережной от Малышева до Куйбышева работали сразу два местных бюро — «ОСА» и In.Form. Курировало проект московское конструкторское бюро «Стрелка».

Дизайн-проект благоустройства набережной Исети (отрезок ул. Куйбышева) Фото: Владимир Жабриков

Весной этого года проект обсуждался вместе с горожанами и вызвал множество вопросов.

«Честно, ощущение такое, что есть бюджет, который надо срочно любым способом оформить, израсходовать, поэтому те мостки, которые там нарисованы в качестве пешеходных, вызывают массу вопросов: как они могут функционировать, почему находятся именно здесь и кто ими будет пользоваться.

 

Дизайн-проект благоустройства набережной Исети

Например, по проекту, прямо под Царским мостом пройдет еще один — пешеходный. В чем проблема перейти на другой берег по самому Царскому мосту?» — говорит исследователь города Дмитрий Москвин.

Мозаика из разноспроектированных отрезков складывается еще и потому, что девелоперы отгораживают кусочки набережной. «Они выходят со своими проектами на берег реки, строят жилой комплекс и оформляют его и набережную в том стиле, в котором захочется», — добавляет Москвин.

Фото: Владимир Жабриков

Проблема связности пространства, безусловно, есть не только в Екатеринбурге, но и, например, в Москве. Наталия Анисимова, куратор столичного проекта «Свобода доступа», который занимается популяризацией современной архитектуры, считает, что для прогулочных зон в крупных городах самое важное — логистика. В пример она приводит непрерывную пешеходную зону в Москве: от парка Горького в центр города. Но в столице, по мнению Анисимовой, вопрос благоустройства общественных пространств давно запущен. В отличие, например, от Татарстана, который она считает лидером по общественному благоустройству. Сказать то же о Екатеринбурге Анисимова не может: когда речь заходит о столице Урала, то в основном говорят про конструктивизм, общественные пространства никто не упоминает.

Озеленение и ландшафт возле стройки на набережной Исети, квартал Горького — Карла Маркса. Сентябрь, 2017 Фото: Александр Мамаев

Если в Татарстане благоустройство города является важно республиканской программой, то в Екатеринбурге заняться общественные пространствами должны сами горожане.

Борис Демидов считает, что в Екатеринбурге нужно создать малый градостроительный совет, во главе которого будет главный художник города. В совет, по его мнению, должны входить архитекторы, краеведы, художники, музыканты, известные горожане и просто неравнодушные люди, которые смогут решать, как именно будет благоустроен город.

Но пока, говорит Дмитрий Москвин, никто не понимает, зачем эта набережная нам нужна.

Во время интервью с Дмитрием Фогелем Фото: Анна Майорова

«У нас есть река, и какой бы она ни была, она заслуживает того, чтобы к ней был доступ. Борьба за доступ горожан к воде — очень серьезная тенденция в зарубежных городах. Мы город индустриальный, не привыкший к тому, что рекреационная зона должна быть комфортной, интересной и насыщенной, а не просто тропинками в обычном лесном массиве. Из-за отсутствия привычки, у нас так и не сформировалось никакой рекреации вокруг набережной. Благоустройство набережной — хороший способ связать районы так, как их никто еще связывал. Река — это диагональ, которая пересекает город. Это как Бродвей для Нью-Йорка, насквозь проходящий тело города», — объясняет Москвин.

Двигаться вдоль набережной горожанам должно быть интересно и удобно, добавляет он. Правда пока только одна пятая часть 22-километровой набережной кажется пригодной для прогулок.

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх