«Раньше веселее было. Сейчас денег нет». Как китайцы сэкономили на Новом годе, поедая куриные лапки

16 февраля 2018, 08:54

После насыщенного тусовками января, февраль кажется небогатым на праздники за исключением китайского Нового года, который на востоке отмечают в ночь с 15 на 16 января. Мы в Екатеринбурге тоже немного восток (относительно Москвы, например) и китайцев у нас достаточно, так что мы решили праздновать. Остается вопрос: где?


«Раньше веселее было. Сейчас денег нет». Как китайцы сэкономили на Новом годе, поедая куриные лапки

Фото: Наталья Чернохатова

Отправляемся в Институт Конфуция УРФУ, где работает Максим Цао, обещавший научить нас лепить китайские пельмени и показать, как китайцы в этот день украшают дом.

Вход в институт, который находится на третьем этаже учебного корпуса, действительно украшен — над дверью и по бокам от нее висят иероглифы, написанные золотом на красной бумаге. Как объясняет Максим, раньше в Китае выбирали мудрого человека, который краской писал пожелания на будущий год: богатство, удача… В центре двери красуется иероглиф «счастье». Вверх тормашками.

Китайский иероглиф «счастье» должен висеть на двери вверх ногами. Фото: Наталья Чернохатова

— По-китайски слова «приходить» и «наоборот» звучат одинаково, поэтому мы переворачиваем иероглиф — это значит «счастье пришло», — объясняет Максим.

Он ждет студентов, чтобы лепить с ними пельмени — традиционное новогоднее блюдо, которое обязательно нужно готовить именно в канун праздника. Коротает время за просмотром телешоу, которое в новогоднюю ночь смотрит весь Китай — что-то вроде нашего «Голубого огонька». В новогоднюю ночь китайцы не спят, потому что год приходит и ест спящих людей. Звучит жутко. Действительно, лучше уж телешоу.

Перед нашим приходом в шоу показывали танец «калинка-малинка». Фото: Наталья Чернохатова

— В этом шоу играют разные песни, которые мы знаем, шутят, примерно как «Уральские пельмени» у вас. Это не очень весело, поэтому мы обычно включаем его и занимаемся своими делами — общаемся с семьей, лепим пельмени, — объясняет Максим.

В надежде на пельмени отправляемся в кафе «Gold & Money» на Луначарского. Там хотели отпраздновать Новый год масштабно, даже заказали из Китая дракона, чтобы прошествовать по улице и исполнить танец, но дракон затерялся где-то в транспортной компании, поэтому решили отмечать без пафоса.

В кафе пусто, только в дальнем зале сидят две компании студентов. На столе — жаровни, на них супы в котлах с драконами. Кроме этого свинина с тофу, пельмени, зелень, сырые грибы. Скромные и совсем юные студентки за одним столиком почти не говорят по-русски и пьют минералочку, за другим компания постарше — магистранты, у них пиво и шампанское, они наперебой говорят на двух языках.

Новый год в Китае принято праздновать с семьей, но в России ребята могут отметить его только с друзьями. Фото: Наталья Чернохатова

— Что вы сегодня едите? — спрашиваю.

— А мы уже все съели, — хохочут ребята и начинают размешивать в котле остатки супа. На его поверхности появляются крабовые палочки (целиком), перепелиные яйца и что-то еще. Компашка уверяет, что это вкусно.

— Вы всегда праздник в кафе отмечаете?

— Нет, в Китае мы дома, всей семьей. В Новый год улицы Пекина пустые, никто никуда не ходит, никто не работает.

Работать в Новый год китайцы не привыкли, но выполняют обязанности и строят планы на вечер. Фото: Наталья Чернохатова

А вот «Gold & Money» работает. Его владелец Дима Чжун признается, что за четыре года в России он от «своего» Нового года совсем отвык — нет праздничного настроения. Русский Новый год — весело, да. А веселиться, когда у всех вокруг просто рабочие будни, не получается. Поэтому он и не стал закрывать кафе на праздник.

Подхожу к ребятам за стойкой — в заведении Димы работают только китайцы — интересуюсь не обидно ли работать в свой праздник.

— Там менеджер, — кивает головой в сторону Димы один из них. Понятно, при начальстве не посплетничаешь.

— Нормально, сейчас отработаем и тоже пойдем отмечать, — говорит другой, представившийся Юрой. 

— А куда пойдете?

— В японское кафе, «Тануки». Будем есть и пить, — улыбается он. Другие сотрудники тоже улыбаются. Чуть более мечтательно, чем Юра.

  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова

Дима ждет еще одного особого гостя — Семена, младшего родственника своего партнера по бизнесу. Он объясняет, что дети в Новый год в Китае наряжаются в специальные праздничные костюмы, а взрослые дарят им деньги в красных конвертах. Для тех, кто находится далеко от дома, есть даже специальные приложения, в которых можно отправить «красный конверт». За один день старшие родственники могут надарить ребенку до 50 тысяч рублей. Правда, родители помогут их потратить.

Прямиком из кафе мы отправляемся на домашнюю вечеринку, которую нам посоветовал Максим — к себе в общагу он звать прессу постеснялся, поэтому отправил нас к своей знакомой на квартиру. Катя встречает нас в холле дома «Огни Екатеринбурга», где снимает квартиру вместе с мужем и сыном. Они сейчас в Китае, уехали праздновать на родину, как и многие их соотечественники, а она не смогла — учеба, работа. 

— У нас сегодня есть наши русские друзья, поэтому еда не только китайская, но и русская! — хвастается одна из гостей и показывает на стопку блинов.

В квартире Кати русская и китайская символика сплетается в одно. Фото: Наталья Чернохатова

По телевизору идет то же самое китайское телешоу. Пельмени ребята уже налепили, сварили и накрывают на стол. В меню, кроме пельменей и блинов, свинина с тофу, курица с картошкой и вареные со специями куриные лапки.

— Попробуйте, — советует мне хозяйка дома.

— Вы не шутите? — я с ужасом смотрю на кастрюлю с коричневыми лапами и понимаю, что должна ответить на гостеприимство. Ее подруга отправляет одну из лапок в рот. Приходится есть тоже. Подцепляю одну вилкой.

Традиционная китайская кухня может напугать неподготовленного человека. Фото: Наталья Чернохатова

— Серьезно, ты будешь это есть? — дикими глазами смотрит фотограф. Пожимаю плечами: а что, мол, делать?

Лапка оказывается вкусной, несмотря на все мое внутреннее сопротивление. Фотограф заинтересованно косится и тоже пробует. Утвердительно кивает головой.

— У нас есть примета: если в Новый год ешь лапки, то в следующем году будут деньги, — объясняет Ян Цин.

— А можно мне еще одну? — интересуется фотограф.

  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова

С ребятами весело, но как-то слишком уютно. Хочется настоящего треша и мы отправляемся в тайное кафе для своих на Сортировку. Бродим там, пугая редких полуночных прохожих вопросом «А где тут у вас китайская церковь?» (она находится в соседнем подъезде с кафе). Спустя полчаса находим кафе и церковь на задворках рынка. Кафе закрыто, домофон не работает, на стук не отвечает. Спрашиваем у соседей-узбеков куда делись китайцы. Шашлычник говорит, что ушли пораньше, часов в семь еще. 

Раз уж оказались на Сортировке, заглядываем в китайскую гостиницу «Ханой». На «ресепшене» сидит угрюмый охранник и две вполне русские вахтерши.

— Где ваши китайцы Новый год отмечают? — спрашиваем в лоб.

— Да кто где, больше в номерах у себя, кто-то в гости уходит.

— Не буянят?

— Нет, тихо сидят. Раньше у них, конечно, веселее было. Сейчас денег нет, кризис.

Китайское кафе на Сортировке закрылось сегодня пораньше. Фото: Наталья Чернохатова

Выходим из гостиницы и видим вывеску «Сайгон».

— Зайдем?

— Можно. Звучит по-китайски.

— По-вьетнамски.

— У них тоже Новый год, пошли.

Фото: Наталья Чернохатова

В «Сайгоне» китайцев нет. Есть компания из Кыргызстана, парочка русских и несколько мужиков с лицами агрессивных дальнобойщиков. Ретируемся в центр, где нас ждет закрытый «Vietmon» — на двери красуется криво написанное объявление о том, что сегодня заведение работает до 9 вечера. Заглядываем в Jang Su — там аншлаг, но ни одного китайца кроме поваров. Говорят, днем заходили, поели и ушли.

— А сами праздновать будете?

— Конечно! Закроемся через полчаса и к нашим поварам поедем. Они нам обещали настоящие китайские блюда приготовить.

В Jang Su нам по случаю праздника дарят розовые печенья с предсказаниями. Мое предсказание почему-то оказывается пожеланием: «Карьерного роста!».

  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова
  • Фото: Наталья Чернохатова

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх