Мадрид и Дели: обнять, снести или оставить. Что спасать екатеринбуржцам, после взрыва телебашни

20 марта 2018, 19:26
Мадрид и Дели: обнять, снести или оставить. Что спасать екатеринбуржцам, после взрыва телебашни

Фото: Владимир Жабриков

 

История телебашни разбила сердце Урала на два лагеря, в один загнав всех, кто мечтает спасти вышку, а в противоположный — соответственно тех, кому проще ее схоронить. Но почему мы начинаем рефлексировать, только лишь когда нас чего-то лишают? И какие здания уральской столицы можно готовиться обнимать в будущем? «Моменты» выяснили в компании экспертов — урбанистов и архитекторов.

Тайны «мадридского» двора

Нового хозяина памятнику конструктивизма, гостинице «Мадрид» на Уралмаше, искали долго — с апреля по июль прошлого года. Цена вопроса реконструкции оказалась высока — порядка 800 миллионов рублей, а условия аренды — 1 рубль в год на протяжении 50 лет. Впрочем, владелец-таки объявился, им оказалась челябинская фирма «Великий шелковый путь». 

  • Фото: Дарья Попова
  • Фото: Дарья Попова
  • Фото: Дарья Попова
  • Фото: Дарья Попова

И только это событие, а не история о текущем состоянии объекта оказалось под деликатным прицелом местной прессы: о новом владельце «Мадрида» поговорили и… забыли. Впрочем, хозяин тоже не стремится к славе: с момента заключения договора прошло полгода, а плана реконструкции так и нет. Поговаривают, что в этих стенах может быть новая гостиница или офисный центр, однако эксперты не видят скорого решения.

— По большому счету, происходит только формальное обсуждение проблемы, но дальнейших действий нет, — рассуждает урбанист и политолог Михаил Ильченко. — Инвестор должен представлять проект по освоению территории и понимать, что это не принесет ему сиюминутной выгоды.

Дело до «Дели»

Тень телебашни падает на соседний символ бесхозяйственности — недострой на Куйбышева, 36. Сегодня мало кто вспомнит, чем изначально застройщики хотели начинить здание: это должна была быть то ли гостиница, то ли офисник. А сегодня — это громада из красного кирпича, которую украшают лишь ласточки — произведение авторов фестиваля «Стенограффия». 

  • Фото: Владимир Жабриков
  • Фото: Владимир Жабриков
  • Фото: Владимир Жабриков

Здание простаивает с 1990-х годов, в запутанной истории имущественных споров сложно сказать, кто же сегодня хозяин. Частично помещения эксплуатируются — в них хранят пиломатериалы. Обсуждать внешний облик «Дели» Екатеринбург оказался не готов: горожане ждали, что в преддверие Чемпионата мира по футболу красную громадину хотя бы украсят, но что-то пошло не так…

Один из экспертов «Моментов» — архитектор Борис Демидов — предположил, что единственное рациональное решение — это снос недостроя. Причина даже не экономическая: у архитектора и собственника тогда было свое видение проекта, а сейчас сложно найти инвестора, который поддержит и достроит тот устаревший проект. Проще начать строить с нуля.

— Это сооружение не представляет никакой архитектурной ценности. Только как объект собственности. При этом само расположение здания — важная точка для города: недострой закрывает архитектурную ось север-юг. Уместно поставить там дом в виде арки, который изменит вид всей прилегающей территории, — замечает Демидов.

Устрашающий конструктивизм

Бывшее здание Госстраха за ЦУМом — часть ансамбля конструктивистских зданий Банковского переулка. Состояние строения похоже устраивает его владельцев: на первом этаже спокойно функционирует банк, и в реставрации остальной части дома собственники не заинтересованы. Снести его невозможно без одобрения властей: дом входит в реестр памятников культурного наследия.

Эксперты предупреждают: если избавиться от него, архитектурный баланс всего переулка нарушится. Единственный выход — реставрация, но при существующем подходе спустя несколько лет в реестре одним памятником конструктивизма может стать меньше.

  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова
  • Фото: Анна Майорова

Еще один памятник, превратившийся в дом ужасов — заброшенная больница в Зеленой роще. Государство защищает ее от сноса, но не может дать гарантий, что здание само не рухнет в любой момент. Раньше строение стояло нетронутым из-за конфликта региональных властей и МВД — земля находилась в собственности региона, а само строение — на балансе федерального ведомства.

В 2013 году военные согласились избавиться от ненужного объекта, тогда его передали областным властям. После этого больница «кочевала» от собственника к собственнику, за нее боролись областные и муниципальные чиновники. По последним данным, здание принадлежит компании «ТЭН». Но в чьих бы руках ни находился памятник конструктивизма, с ним ничего не происходит.

Мнения по поводу судьбы заброшенной больницы разделились: урбанисты считают, что от объекта пора избавляться, архитекторы же готовы отстаивать его как пример конструктивизма. Так, наш эксперт Борис Демидов предлагает отреставрировать ветхое строение, сделать из него гостиницу.

Фото: Владимир Жабриков

Когда искусство заводит

Проблема Приборостроительного завода висела в воздухе давно, и летом прошлого года на помощь пришло современное искусство. Четвертая Индустриальная биеннале вдохнула в индустриальную заброшку жизнь, привела на открытие политическую элиту города и области, заставила творить в этих стенах ведущих современных авторов. Здесь читали лекции урбанисты, водили экскурсии журналисты, и все они лелеяли надежду, что биеннале и события вокруг нее привлекут внимание к зданию (ведь однажды с помощью выставки удалось подтолкнуть к реабилитации Дом печати).

Влиятельные люди лоббировали в отношении здания бывшего приборостроительного завода разные идеи — от жилых и бизнес-лофтов до филиала «Эрмитажа». Но вряд ли зданию грозила учесть лондонской галереи Тейт модерн: уже летом оно скорее всего пойдет под снос, а на месте появится жилой комплекс.

Собеседники «Моментов» считают эту инициативу абсурдной, потому как прогрессивному городу важно сохранить историю.

— На Приборостроительном заводе можно достроить несколько этажей, облагородить двор и сделать линию магазинов. Получится тот же клубный дом, но с историей, — делится идеей Борис Демидов.

Фото: Александр Мамаев

Благоустройство города — прерогатива простых горожан

Проблема недостроев и заброшенных объектов в Екатеринбурге сегодня решается по советскому образцу: либо снести, либо отреставрировать. В то же время Европе сложился опыт, когда объект обновляют, но оставляют на фасаде следы истории. Уральские эксперты отмечают, что городу нужен положительный пример здания, сохранившего историю, приобретя штрихи современности — как «Главный проспект», превратившийся из бывшего завода ОЦМ в галерею современного искусства.

От того, как решаются проблемы недостроев и заброшенных памятников культуры, будет зависеть статус и вектор развития Екатеринбурга.

— Нам в городе жить каждый день. И каждый день ходить мимо полуразрушенных домов, которыми без инициативы общественности никто заниматься не будет. Поэтому необходимо организовывать акции и общественные дискуссии о судьбе каждого объекта, — резюмирует урбанист и политолог Михаил Ильченко.

Самое важное

Новое на сайте

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх