«Зарплату не повышаем». Как зарабатывают на уральской грязи

10 апреля 2018, 08:07
«Зарплату не повышаем». Как зарабатывают на уральской грязи

Фото: Наталья Чернохатова

Пока добрая половина Екатеринбурга обсуждает грязь, «Моменты» выясняют ее побочные эффекты. Буквально вчера мы говорили, во сколько обходится типичному уральцу пора слякоти, а сегодня поговорим об обратной стороне — людях, которые на грязи зарабатывают.

Весна добавляет работы не только салонам химчистки, но и клининговым службам: уборщики ресторанов, торговых центров и других мест с высокой проходимостью в грязную пору трудятся буквально по-черному: по словам владелицы одного екатеринбургского ресторана, даже на это время персонал работает за стандартную зарплату. «Мы предупреждаем уборщиков, что им придется работать в два, а то и три раза больше, но, с другой стороны, летом они не будут этим заниматься, — рассказывает собеседница „Моментов“. — Каждый год мы готовим их к грязи, но зарплату не повышаем. Вот клининговая служба, которая меняет ковры, — да, они зарабатывают, потому что вызывать их приходится в два раза чаще».

Как правило, за орудия труда уборщики берутся за час до открытия заведения, далее — в течение дня по мере запроса и после закрытия. «Ставка у уборщиков почасовая, расчитывается из метража помещения и количества рабочих часов, — признается маркетолог другого ресторанного холдинга. — Впрочем, иногда персоналу выплачиваются премии за интенсивные смены».

Как мы уже говорили ранее, за чистоту и сохранность вашей одежды сегодня отвечают химчистки: на время слякотного сезона у прачечных уже на треть увеличилось количество заказов. Клиенты приносят на чистку верхнюю одежду, кожаную и замшевую обувь. В это же время возрастает количество работы и, соответственно, доходов у реставрационных мастерских. «Сейчас наблюдается заметный всплеск: люди несут обувь с царапинами, повреждениями и потертостями. Мы занимаемся ее ремонтом», — признается сотрудница мастерской «Сепия».

В химчистках и обувшных мастерских в унисон подтверждают: сапоги выгоднее отремонтировать и вычистить, чем купить новые. Фото: Наталья Чернохатова

Генеральный директор компании «Мир бахил» Станислав Бобровский признается, что его бизнес тоже в прибыли — сезон этого предприятия начался еще в сентябре и законится в мае, когда снег и грязь окончательно исчезнут. «Как и у любых бахильщиков, у нас сезон: поставляем везде — музеи, школы, медицинские центры», — отмечает Бобровский, но отказывается называть разницу прибыли, ссылаясь на коммерческую тайну.

О 35% росте говорит представитель сервиса «Мойкатеринбург»: с первыми лужами на автомойку зачастили машины. «Очереди бывают, но не такие, как, например, два года назад. Сегодня среднее ожидание для клиента — два часа, — отмечает в разговоре с „Моментами“ Артем, один из руководителей сервиса. — Как только снег растял, все замаранные едут мыться, плюс сезон шиномонтажа — в целом рост прибыли в сезон 30-35%».

Заработать на грязи удается автомойкам и шиномонтажным мастерским: в сезон прибыль возрастает более, чем на треть. Фото: Владимир Жабриков

Собеседник отмечает еще одну важную деталь — реагент, который вместе с грязью портит автомобилистам не только настроение, но и само средство передвижения. «В Москве, на Урале и других крупных городах самое страшное, что есть — это реагенты. Машины становятся рыжими, лак разъедается, — констатирует эксперт. — Своим клиентам мы советуем пользоваться защитой».

На грязи наживается московская компания, которая поставляет в Екатеринбург баллончики с аэрозолью-имитацией грязи. «Заказы по вашему региону есть, а вот для чего используется наша продукция — мы уже не знаем, — поясняет в телефонной беседе с корреспондентом „Моментов“ представитель компании „Просто Гряz“. — Продукцию отправляем транспортной компанией: кто-то заказывает баллон, а кто-то целую коробку. В любом случае на каждом баллоне есть указание, что использование краски в ряде случаев противозаконно».

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх