Туристы со всей страны едут на Урал ради проекта экс-ресторатора на заброшенном заводе

Туристы со всей страны едут на Урал ради проекта экс-ресторатора на заброшенном заводе
Фото: Размик Закарян

Проект экс-ресторатора Яна Кожана уже второй год гремит на Урале и даже засветился на федеральных каналах. «Лето на заводе» — креативный кластер на заброшенном заводе в Сысерти. Команда проекта совершенствует площадку и готовит новые шоу и программы. Кластер стал точкой притяжения для уральцев и выиграл несколько грантов на развитие. Участники «Лета на заводе» — Ксения Дорогова, Иван Губанов и Анастасия Майфат раскрыли, как им удалось успешно запустить проект на пустыре и развить бизнес в Сысерти.

Подведем небольшие итоги прошедшего года, сезона. Что удалось реализовать, что не удалось?

Иван Губнов:

— То, что второй сезон состоялся, это в принципе успех, потому что это заблуждение, в том, что мы можем по накатанной идти. Мы группа энтузиастов, сумасшедших людей, которые объединились вокруг идеи, что-то делали. В конце каждого сезона мы чувствуем определенную усталость, и поэтому в конце каждого сезона мы себя честно спрашиваем: зачем мы это делаем? Но каждый раз находим ответы.

Ксения Дорогова:

— Второй вопрос очень важный с точки зрения ресурсов. Пока что получается находить поддержку фонда Президентских грантов, у других институций грантовых, у Ростуризма, например. Конечно же, это не так много, как хотелось бы для того, чтобы делать глобальные изменения, но мы пока не сдаемся и ждем. В первый год мы всех удивили, во второй год подтвердили, что этот проект более менее устойчивый и развивается. Иногда даже не замечаешь изменения. Но проходит событие, приходят люди, мы просматриваем очень много фотографий, и прям разница огромная! Фотографии первого года — там ничего абсолютно нет и тут бац, возводятся какие-то сцены, коворкинг, появляется лужайка, сюда приходят люди, начинаются какие-то мероприятия.

Фото: Размик Закарян

Если в первый год мы закладывали инфраструктурную основу, то во второй год у нас были уже другого типа проекты: мы проводили креативный лагерь, где мы не пахали, не клали газон, не колотили сцену. Мы придумывали продукты, разрабатывали дизайн, достаточно сильно прихорошились. У нас появилась более красивая мебель, мы провели арт-резиденцию — очень важный пункт для нас. И то, что замечают большинство посетителей, когда приходят на площадку — это главные арт-объекты, которые расположены во всех точках завода. Стало намного больше еды: если раньше это было кофе, пицца и сыр, то сейчас у нас и вьетнамская кухня, и веганское кафе, и вафли. У нас прошел спектакль «Променад», мы выиграли на него грант.

Анастасия Майфат:

— Интересно про развитие отметить, что люди только приехали, увидели как это место живет, начали себя проецировать на это место и во второй год мы увидели вот эти всходы. Появилась Татьяна Панаиоти как человек резидентный. Она очень большая молодец, приезжала как просто волонтер, сейчас ставит спектакли. Рустам, который открыл кафе — это человек, который к нам приезжал в первый год будучи волонтером, он там колотил сцены. Кафе мороженного открыл Сергей, хранитель завода. Слово «хранитель» мы начали использовать в прошлом году, а до этого он работал охранником завода. Он увидел те изменения, которые происходят, поверил в себя, и инвестировал в создание кафе.

Фото: Размик Закарян

У нас был полностью один из цехов заброшен, там вообще ничего не было и вот в одну из смен мы подумали, что нам надоело тусоваться на лужайке, в палатках, не хватало финальной точки яркой. Нужно было новое помещение. Мы буквально за полдня мусор размели, освободили помещение и поставили прожекторы, свечки, музыку и вот все. Это помещение живет. Через пару недель его заставляют мебелью и там сейчас проходят мастер-классы, спектакли, появились арт-объекты.

Этим летом в полную силу начал работать поп-арт музей Александра Савичева, он открылся, конечно, чуть раньше — в ноябре, он запустил краудфандинговую платформу и собрал 300 тысяч рублей на создание народного музея. И это уникальный музей, потому что, во-первых, люди создали своими руками, а второе — там можно все трогать.

Фото: Размик Закарян

Насколько известно, в этот музей экспонаты люди приносят сами?

Анастасия Майфат:

— Да, изначально так было. Саша сначала радовался, а теперь не знает, что делать. Он говорил недавно, что, привезли два больших сундука. Там уже вереница: старую ложку нашли и несут Саше, но есть фондохранилище — огромный склад, соседнее помещение, разваленное рядом, где все аккуратненько лежит.

Еще у нас Wi-Fi бесплатный появился на территории и розетки. Количество партнеров стало побольше и один из них — это компания «К-Телеком» — это местный провайдер. Сейчас все могут смотреть фильмы ограничений. Нам кажется, что это может быть интересным пространством для того, чтобы айтишники сюда приехали и сделали свой офис. Но всем, с кем мы разговаривали, идея нравится, но все-таки не хватает пока инфраструктуры. Первое, про что они говорили: у вас интернет есть или нет? А теперь он появился.

Фото: Размик Закарян

Что такое арт-резиденция?

Ксения Дорогова:

— Мы себя вообще не мыслим, как арт-резиденция, мы себя мыслим, как арт-кластер. У нас почти все лето был Creative Camp — лагерь для взрослых. По разным направлениям там собирались люди, например, контентщики, дизайнеры и в том числе были и художники. Это даже стало выделяться в отдельное направление — арт-резиденция. То есть художники приезжали на завод в первый год, рисовали у нас и мы решили их привлечь в новом году для проведения арт-резиденции. И вот они затащили всех этих художников, причем не только из Екатеринбурга, они жили в среднем две недели, вдохновлялись заводом и прямо на заводе создавали свои работы, привязанные к территории.

Про гранты, премии, что вы можете об этом рассказать, о важности, помощи? О сложностях получения.

Иван Губанов:

— Они максимально важны, особенно в контексте того, что ты занимаешься какой-то не коммерческой деятельностью. Этот проект был бы невозможен без поддержки грантовой. В первую очередь фонда президентских грантов. С него все и началось. В 2020 году мы выиграли грант на проведение проекта «Лето на заводе». Изначально мы, когда как агентство появились. Вот есть флагманский проект — «Лето на заводе», его реализует агентство НКО «Агентство развития Сысерти». И вот мы когда начали вести деятельность как агентство, первое, что там в глаза бросается в Сысерти — это вот этот завод, но что с ним делать было непонятно. Мы там провели несколько мероприятий, которые помогли нам ответить на эти вопросы.

Молодые архитекторы со всей страны съехались и здесь прям на территории Сысерти жили, изучали завод, изучали сам город, общались с местными жителями. Они большое исследование провели в течение двух месяцев и потом в итоге пришли и сказали «мы знаем, что здесь будет. Здесь будет креативный кластер». Но вот только он стоить будет два миллиарда рублей. Обычно все в таких историях грустят и расходятся, а мы вместо этого подумали, что надо как-то проверить гипотезу: а вообще будет ли здесь востребован вот этот проект? И так возникла идея за бюджет в тысячи раз меньше провести, проверить гипотезу, поедут ли сюда люди.

Кто на вот такую сумасшедшую идею даст деньги. Это же в первую очередь институции призванные, целью которых является развивать гражданское сообщество России. Одной из таких институций является фонд президентских грантов. Участвовать сложно, потому что нужно собраться и сделать. Жизнь немножечко сложнее устроена, всем нужно четко объяснить и особенно, если это грантовая история, там очень много нужно объяснений сделать: цель, миссия, задачи, целевая аудитория, расписать план, графики и всего прочего. Фактически это, если вы серьезно настроены, что-то делать, то конечно у вас это все и так должно быть. Вторая сложность: найти партнеров, с которыми вы будете это делать. Потому что наличие партнерской поддержки — это очень важно и не менее ценно, чем деньги, в некоторых случаях.

Анастасия Майфат

— В целом в жизни нашего проекта грантовая поддержка — это основной источник ресурсов для нас в данный момент. 60% того, что мы получаем — это грантовая поддержка, еще мы получаем поддержку партнеров. Конечно же, мы мечтаем о том, что к нам кто-то придет и скажет: вот вам два миллиарда, стройте пожалуйста креативный кластер. Но понимаем, что это невозможно, но продолжаем об этом мечтать. Даже хорошо, что мы не получили их сразу. Когда мы начали реализовывать проект, мы поняли, что некоторые задумки, которые мы закладывали изначально, не работали как мы думали. Мы хотели создать пивоварню на заводе, но проект запустился и через улицу открылась локальная пивоварня. Даже лучше, что ее открыл местный какой-то предприниматель и сделал это сам, чем сделали бы это мы. Правильно вовлекать больше партнеров во всю это историю.

Фото: Размик Закарян

Ксения Дорогова:

— Нам тяжело приходится выкручиваться, хитрить. С другой стороны, это подталкивает нас строить союзы, искать партнеров, больше производить контактов внешних и не замыкаться внутри себя. Недавно мы ездили на премию Russian Creative Awards мы специально в Москве выбирали время, чтобы встретится, с представителями фонда «Внимание». Это московский фонд основанный Ильей Варламовым и Максимом Кацом, и его миссия поддерживать проекты, которые сохраняли бы историческое наследие. Они помогают собирать на это деньги. Сейчас обсуждаем возможность подачи нашего проекта на восстановление крыши.

На самом деле, мы приятно удивляемся, тому что люди, сами приходят и предлагают нам какую-то поддержку и помощь. Недавно человек из Питера переехал близко к Сысерти и написал: «Я люблю Сысерть, могу вам поделать презентации, какие-то такие вещи». И это очень ценно, потому что люди приходят, люди разделяют наши ценности. Но если бы мы их не транслировали во вне, то люди бы об этом не узнали.

Нас номинировали еще в «Собаке». Топ-50 знаменитых людей Екатеринбурга. Мы в номинации заняли второе место, победила Атмосфера, но мы прекрасно знаем, что за фестиваль Атмосфера, он крутой, на самом деле мы сильно переживаем, что его не оставили на площади. После премии руководители Атмосферы Юлия Сорокина подошла к Яну нашему и сказали друг другу: «Мы такие классные! Давайте делать что-нибудь вместе».

Фото: Размик Закарян

Вы стали известны не только в Свердловской области, но и во всей стране. Можно ли сказать, что «Летом на заводе» интересуются во всех уголках России?

Ксения Дорогова:

— Сложно отследить посещение площадки. На экскурсиях иногда спрашивают, кто-то есть из других городов и люди поднимают руки. У нас приезжала девушка из Новосибирска, парень из Ростова-на-Дону, Омска. Москвы, Санкт-Петербурга. Вот такие вот города, причем, они бывало просто в социальных сетях находили. Из последнего сейчас мы проводим такую новогоднюю акцию — рассылаем открытки от завода. Для меня просто шок, в прошлом году я подписывала Екатеринбург — Сысерть, и несколько в Москву, причем это были наши знакомые люди. Сейчас больше 30 городов, я изучаю географию, я про такие города иногда даже не знала. Две открытки улетят во Францию. Так вот, чувствуется большой скачок за год, всего, по расширению географии это точно.

Летом была ситуация. Мы еще не открылись для посещения, просто работали на набережной, к нам привели ребят. Говорят: «слушайте, они из Москвы приехали специально к вам, пообщайтесь с ними». И несколько парней: «блин, мы столько про вас слышали, прилетели в Екатеринбург на два дня, нам сказали: надо в Сысерть ехать. Все приезжаем, а вы не работаете, что делать?». Мы их провели на завод, все рассказали и показали. То есть люди интересуются и едут к нам.

Фото: Размик Закарян

Про резидентов, которые на фуд-корте открываются, можно сказать, что именно «Лето на заводе» стал для многих первым шагом реализации собственного бизнеса и идеи?

Иван Губанов:

— У нас миссия креативного кластера — создавать бизнесы. Для многих это был первый опыт, который они использовали. Теперь уже сеть кофеен — «Море кофе». В этом году открылись «Жираф кофе». Эти ребята, которые продавали гонконгские вафли, теперь открыли полноценную точку в Сысерти и летом планируют к нам вернутся. Это развивает саму территорию. Этих сервисов не было в Сысерти. Сейчас ты приходишь и тебе могут налить «догкапучино». Для Сысерти, водичку налить вашему питомцу — другой уровень ответственности. Получается, что наша миссия — показать, что в Сысерти не хуже, чем в большом городе. Второй момент: мы не зовем «Макдональдс» открыть, а стараемся развивать местных предпринимателей, местных ребят искать у них инициативу.

Плавно перейдем к планам на следующий сезон? Чего ждать нового?

Ксения Дорогова:

— «Лето на заводе» точно будет. Это отличный повод ждать нового лета. Сейчас мы находимся в разработке. Мы уже ездили в Сысерть на местную базу, закрылись там и разрабатывали варианты, каким проект может быть новым летом. Думаем, что будет поворот в новую сторону, как произошло в этом году. Третье лето на заводе вас удивит. В каком-то плане, пока что не раскрываем карты, потому что пока что сами эти карты не видели. У нас будет глэмпинг. Он должен был быть этим летом, но проблемы с грантами и всякие заковырки. Но вот следующим летом глэмпинг сто процентов будет стоять. Мы уже проверяем его в условиях Сысерти. Мы ставили палатки. Смотрели как они выглядят.

Фото: Размик Закарян

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы узнавать еще больше интересных новостей: Instagram, «ВКонтакте», Facebook, Telegram, Яндекс.Дзен.