«Не важно, сколько стоит доллар. У людей нет денег!». Главный игрок фэшн-рынка предсказал неизбежность смерти люкса

null
Фото: Наталья Чернохатова

История с уходом мировых марок из Екатеринбурга уже несколько дней держит героев светской хроники в напряжении. Один вопрос: «Кто следующий?». Евгений Мак, бизнесмен, открывший в городе люкс 12 лет назад, одним из первых сообщил, что больше денег у людей нет, и пора закрываться. Рынку премиальных марок не помогают толстые кошельки китайцев и нефтяных регионов. «Моменты» встретились с Евгением Маком, владельцем ZILLI, Billionaire и Plein Sport, чтобы узнать, кто довел люкс в Екатеринбурге до исхода. Первое, о чем захотел поговорить один из лидеров премиум-сегмента в городе — это уход Louis Vuitton.

— На самом деле, очень жалко, что уходит такой бренд, потому что это статус города. В России они есть только в Москве, Питере и Сочи. Поэтому если такие бренды не видят перспективы в нашем городе, то надо что-то делать. Уходят не только люкс, но и масс-маркет закрывает магазины. Никаких таких перспектив радужных я не вижу.

— С чем вы связываете уход брендов из Екатеринбурга?

— Люди перестали покупать исключительно от отсутствия денег.

— Мы точно сейчас говорим про люкс и про людей, которые могут себе его позволить?

— Да мы про всех говорим. Денег не стало у всех. Я постоянно слышу разговоры, что у нас изменилась культура потребления, что мы теперь все подряд не хапаем… Это разговоры в пользу бедных! Давайте честно признаемся, никакое это не умеренное потребление, а просто: у людей нет денег! Как только они у них появятся, люди тут же снова начнут все скупать. Я это вижу по своим магазинам: ZILLI, Billionaire и Plein Sport. Люди приходят и говорят: «Женя, у тебя так круто, такие цены, лучше, чем в Москве, лучше чем в Европе. Но давай-ка мы скидок подождем». Ну как так-то? По нормальной цене продается лишь десять процентов от коллекции. На все остальное делаем скидки. А люди все равно хотят дополнительную скидку. Устраивают базар! Вот Леша Нагорнов таким верно отвечает: «Ты иди и на бензоколонке поторгуйся за бензин».

— Ну у людей же не в один момент денег не стало и люкс же не в один момент схлопнулся?

— Эта тенденция где-то года три назад началась. Люди же покупают на кураже. А тут он вынужден считать деньги: могу я себе это позволить или нет. В итоге чаще отказываются от покупки. Последний год особенно это видно: мы работаем практически в ноль.

— Многие говорят, что покупать Louis Vuitton в Париже намного приятнее.

— Безусловно! Но у меня цены ниже, чем в любом Париже, Милане или Дубае.

— За счет чего?

— Маржу до минимума урезали. На самом деле в люксе нет каких-то сумасшедших заработков. Это миф, что все продавцы одежды — спекулянты, за рубль купили, за десять продали.

Евгений Мак держит люксовые бренды в Екатеринбурге уже 12 лет.
Фото: Дарья Попова

— Ну можно же продажи делать не только за счет екатеринбуржцев. Наверняка к вам приезжают люди с северов, китайцы, на которых рассчитывает люкс во всем мире?

— Очередь из китайцев, которую я вижу на Елисейских Полях и 10 китайцев у нас — это разные очереди. Но они начали покупать, есть такое. Северяне тоже есть. Но их стало меньше, и они тоже стали по-другому покупать. Если раньше человек с севера приезжал, приходил в ZILLI и брал четыре куртки по 500 тысяч, то теперь он за одну торгуется.

— Но, при этом, мы знаем, что несколько недель назад напротив ZILLI открыли магазин шуб, стоимостью от полутора до пяти миллионов…

— На мой взгляд, это называется «слабоумие и отвага». Дай Бог им, конечно, счастья и процветания, но я общаюсь со своими знакомыми, кто двадцать лет шубами занимается и что-то я не вижу радости на их лицах. Сейчас более-менее комфортно в нашем сегменте себя будут чувствовать мультибрендовые магазины. То есть они покупают у тех же брендов, что и мы, но, поскольку они вперед не платят, для них цена заказа немного выше. Но при этом у них нет никаких контрактных обязательств. У меня есть бюджет, который я должен выбрать хочешь — не хочешь. А они могут спокойно купить на 10 тысяч евро товара и все. У меня сумма на несколько нолей больше. Плюс я выполняю обязательства по дизайну и оформлению магазина. Вся мебель куплена в Европе, потому что это фирменный стиль, и прочее. Поймите, я ни на что не жалуюсь, это просто ситуация такая. Поэтому мы решили закрыть.

— Все три магазина?

— Да! Мы всех уже предупредили и начали распродажу. Единственное, я предложил это брендам выкупить. Ну или это могут быть российские партнеры.

ZILLI был открыт 12 лет назад. Следом Мак запустил в городе Billionaire. Год назад уже в «Пассаже» открыл Plein Sport.
Фото: Наталья Чернохатова

— Сроки?

— До Нового года.

— Бизнесмены с таким большим опытом как вы просто так с рынка не уходят? Кэш?

— Мне ничего не мешает открыться в любом городе мира: в Дубае, в Катаре каком-нибудь.

— А почему до этого не сделали?

— Я, как бы громко это не звучало, патриот. Мне приятно, что-то делать для города, в котором я живу. Вспомните как было круто, когда 10 лет назад мы открывали салон Bentley-Ferrari. Это огромный плюс для имиджа города. Понимаете, кто-то, кто может себе позволить, строит ледовые арены. А у меня другие масштабы.

— Но вот ваши мечты открыться в Дубаи насколько реальны и сопоставимы по затратам с открытием в Екатеринбурге?

— Стоимость будет одинакова в любом городе, потому что оборудование одно и то же, товар один и тот же. Но даже, если и больше, то трафик покупателей не сравним. В любом туристическом городе у тебя всегда будет магазин полным. Ну и что касается дальнейшего развития, то я хочу попробовать масс-маркет. Мы уже шьем коллекцию…

— Это будет собственный российский бренд?

— Да. Возвращаюсь к теме патриотизма. Будущий бренд BY будет отшиваться в России. Это будет недорого, качественно и молодежно. Надеюсь, что до Нового года откроем два магазина.

В CASADEI сейчас тоже скидки. Местные жители насторожились.
Фото: Наталья Чернохатова

— Кто дизайнер?

— Я и моя команда. Я пообщался с дизайнерами, выпускниками из АРХа, там такие космические суммы называются: полмиллиона за коллекцию! При этом, они показывает свои рисунки — это такой кошмар, что даже обсуждать бессмысленно.

 — Продавать начнете здесь же на Сакко и Ванцетти?

 — Нет. Один бутик будет в «Гринвиче», второй в формате pop-up в «Радуге».

— Ну вот вы и сами к умеренному потреблению подошли…

— Я не говорю, что умеренное потребление — это плохо. Это просто мы выходим на другой виток развития. Это ни плохо, ни хорошо — никак. Но люкс должен быть. Он не должен быть целью жизни, но человек должен понимать и знать, что он есть. Видеть верхнюю планку. Это как с машинами: человек может ездить на Kia, ему от этого не лучше, не хуже. Прекрасный человек, хорошая марка. Но есть Rolls-Royce и он не может не нравиться.

— Какой ваш прогноз, кто следующий на очереди закрываться?

 — Я бы таким пессимизмом не страдал. На мой взгляд может уйти Dior. С другой стороны идут разговоры, что Chanel обратно возвращается… Как говорит мой друг Олег Ананьев, «пришло время узбечек». То есть, ушли дорогие рестораны — пришла шаурма, пельменные. Уходят эти бренд — придут другие.

И по поводу этого бутика есть большие сомнения у элиты.
Фото: Александр Мамаев

— В городе разговоры идут и о закрытие Cartier…

— Cartier не уйдет точно. Cartier не пойдет точно. Я знаю владельца. Они немножко сократили, часовые бутики закрыли, аксессуары перенесли в один бутик. Но, они работают.

— Кто займет места после Нового года в премиальной галерее на Сакко и Ванцетти?

— Mercury, может быть. Сильный бренды, у которых большой портфель марок. Правда, они уже 15 лет в Екатеринбург зайти хотят.

— Один известный экономист в нашем материале, про то, куда уходит люкс, сказал, что надо подождать, когда доллар откатит на позиции до 2014 года.

— На самом деле не важно, сколько стоит доллар: 30 или 60 рублей, это не принципиально. Главное, чтобы он был стабилен. Чтобы не было такого: 60, а завтра — 80: это сказывается и на закупи, и на всем. Сколько бы он ни стоил — люди достаточно быстро адаптируются и в новых реалиях начинают жить. Эта ситуация с люксом в городе сложилась не зависимо от курса доллара. Денег у людей на еду нет — какая одежда? Все продажи только в Москве.

— Мои опасения в том, что уход люкса вызовет цепную реакцию в этой эко-системе элиты. И начнут бежать все…

— Я помню времена, когда никакого Chanel здесь вообще не было. Будет лучше — все опять откроются. Вопрос: когда будет лучше, потому что когда читаешь новости международные, просвета вообще никакого не видно. Мы уже привыкли жить в европейской стране, хочется продолжить.