Лидер бьюти-индустрии снялся с гонки за главную премию года. Почему бизнесмены боятся публичности

null
Фото: Александр Мамаев

Миллионеры и герои светской хроники готовятся к главной церемонии города — «Человек года». На этот раз ежегодная премия «Делового квартала» пригласила портал «Моменты» вручить награду в собственной номинации. Идеология премии — получить признание среди своих. Почему снимаются с гонки за победу лидеры, и кто диктует правила церемонии — в интервью директора «Делового квартала» Сергея Дружинина.

— В статусной тусовке считают, что ваша премия — это главные городские итоги года…

— Девять лет назад, когда проект стартовал, в Екатеринбурге не было большого мероприятия для предпринимателей, где их чествовала бы сама же тусовка. Тогда он не предполагал общегородского статуса. В основе «Человека года» простой принцип — лауреатов определяют сами же предприниматели. Это и сегодня уникальный для Екатеринбурга формат. Выход на глобальный городской уровень — определенный индикатор. Большую роль в этом сыграла помощь коллег по цеху, отдельно отмечу агентство «Ура.ру». Мы понимаем, какое отношение к предпринимательству сегодня культивируется в обществе. Между тем эти люди создают рабочие места, платят налоги, инвестируют в город и регион — настоящие патриоты, в хорошем смысле. И если город это ценит, это не может не радовать.

— Что это за потребность у людей, которые вкладывают деньги и силы в развитие города, чтоб их признали их же конкуренты?

— Это некий внутренний стимул работать лучше. Получить признание среди своих же, действительно, большая ценность. Это добавляет драйва в работе… С одним из победителей прошлого года, представителем очень узкого рынка, пару месяцев назад мы обсуждали, как изменилась ситуация после его победы. Он рассказал, что стал более заметным в своей нише, появились новые клиенты. Что более интересно, он отметил приход двух новых сотрудников — секретаря и главного инженера. Я удивился: как это связано? Напрямую, говорит: эти люди пришли и сказали, что хотят работать с человеком года!

Кроме того, за девять лет существования проекта можно проследить, как сложилась судьба тех или иных лауреатов. «Банкир года» Сергей Кульпин возглавил филиал ВТБ в Санкт-Петербурге, «Юрист года» Елена Артюх стала одним из самых известных региональных бизнес-омбудсменов в стране, «Ритейлер года» Ринат Мухаметвалеев назначен топ-менеджером федеральной сети «Перекресток», «Чиновник года» Евгений Куйвашев, получивший это звание будучи губернатором-назначенцем, пошел на выборы и их выиграл. То есть победа на «Человеке года» для многих стала настоящим карьерным трамплином.

Сергей Дружинин: «Наша задача — разрушать стереотипы о бизнесменах».
Фото: Наталья Чернохатова

— Кто доверил «Моментам» вручать главную премию года?

— Раз уж мы говорим о том, что бизнес-премия стала городским событием, значит мы должны выходить за рамки отраслевых номинаций. Это во-первых. А во-вторых, отмечать проекты, где прибыли может и не быть, а польза — колоссальная. Идея, предложенная «Моментами» — оценить людей, продвигающих наш город за его пределами — показалась очень своевременной. Отметить людей, вкладывающих не только деньги, но и душу. Список претендентов на звание «Герой города» от «Моментов» говорит сам за себя.

В-третьих, формат мероприятия меняется вслед за запросами аудитории. Мы ушли от ложного пафоса, добавили расслабленную атмосферу. Промышленники и банкиры чувствуют себя комфортно в обществе героев светской хроники. Как вы помните, в прошлом году со сцены звучала композиция Prodigy — в исполнении «Другого оркестра» — и это было уместно. В этом году зрителей снова ждут сюрпризы. Церемония приобретет элементы театрализованного шоу. А вести вечер мы доверили одному из главных интеллектуалов нашей страны — магистру игры «Что? Где? Когда?» Александру Друзю.

— Без лишнего пафоса-это сейчас маркер времени. Умеренное потребление…

— Да, это действительно в тренде. Вне зависимости от твоего кошелька. Очень все сильно поменялось, в этом году это особенно заметно.

— Где вы это замечаете?

—Я вижу, как на встречах одеваются люди. Сегодня строгие костюмы носить уже не обязательно. Директор филиала крупной компании может прийти на встречу в футболке и это прикольно.

—Но на церемонию пока не может?

— Мы пока оставили black tie для гостей. Не так много поводов выйти в свет при параде. Немногие городские события могут похвастаться строгим соблюдением дресс-кода. Но у нас на церемонии разные случаи были, Шароварин чуть не в кафтане приходил, в прошлом году, Оглоблин приехал с охоты в джинсах. Не сказать, что все показали на него пальцем, но, конечно, соответствие дресс-коду желательно.

Церемония ежегодно собирает весь уральский свет.
Фото: Владимир Жабриков

—Что вы отвечаете тем, кто считает, что на церемонии все куплено?

— Ни одно крупное мероприятие не обходится без хэйтеров. Это классика жанра — проще всего с дивана крикнуть: «Все продано! Все куплено!». А уж если речь идет о независимых СМИ, там и вовсе недалеко до теорий заговора, американского финансирования и тому подобного… Отвечаем просто: сделайте что-то свое, а мы покритикуем (смеется). А если серьезно: принцип некоммерческого выдвижения и победы — это один из китов премии. Называть претендентов и голосовать за победу могут только члены экспертного совета.

Бывает и справедливая критика. Например, вот уже несколько лет в бизнес-сообществе подмечают отсутствие среди претендентов на «Ритейлера года» представителей сети «Золотое яблоко». Здесь надо пояснить: если Экспертный совет номинирует предпринимателей, а они просят снять свою кандидатуру — мы идем навстречу. Что касается «Золотого яблока», шансы на победу были очень велики и в этом году, но они попросили снять себя с голосования.

— Чем они объясняют это?

—Своим непубличным статусом. И мы их понимаем.

И мы их понимаем. Выход в паблик — это большая ответственность и риски. Кроме того, у предпринимателя может не быть внутренней уверенности, что «я — молодец». Однажды Анатолий Павлов («Пекарня на Вишневой», прим.ред) был номинирован — и попросил вывести его из списка претендентов, кивая на более успешных — с его точки зрения — коллег. А вот другой вектор критики: компания хочет заявить о своем участии, а эксперты не включают ее в пул претендентов. Эту претензию мы сняли, внедрив процедуру самовыдвижения. У нас есть две традиционные номинации, в которых бизнес может заявить о себе — это «Малый бизнес» и «Социальный бизнес». С каждым годом поток интересантов растет, в этом году мы добавили еще одну возможность для самовыдвижения — в номинации «Строитель года. Подрядные организации». Возможно этот опыт со временем превратится в отдельный проект.