«Все хотят зарабатывать кучу денег». Ключевой игрок тусовки признался, что похоронил ее еще два года назад

null
Фото: Наталья Чернохатова

Герой нулевых, ключевой игрок команды Копьва, который дал многим в городе пропуск в тусовку, сегодня никак в ней не сориентируется. Виктор Катаев в 2018 году вернулся в Екатеринбург полный надежд на былые гуляния, а тут все настолько изменилось, что пора признавать ошибки. Главная — что тусовка нулевых никого на смену не вырастила. Как теперь с этим жить — в интервью Виктора Катаева на «Моментах».

— В городе было ожидание от возвращения вашей команды, что вот сейчас все опять в ночной жизни города закрутится. А бац… и тишина. Ничего не оправдалось. Как ты для себя объяснил — почему так получилось?

— Тусовка в хорошем ее смысле умерла за последние пару лет. В Екатеринбурге я не занимаюсь «ночной жизнью» два года. Последний клуб, который я делал — «Борис Папа Бар», там не было ничего, кроме танцев. Только ночь, пятница и суббота, ну и там праздники. А после этого я уже начал больше заниматься ресторанами.

Тусить негде, клубов нет, и никто не рискует их открыватьnull

— То есть ты еще тогда похоронил тусовки города?

— Ну, а зачем они? Люди хотят только есть. Посмотри, сколько ресторанов открывается. Я, когда в город вернулся, обалдел от количества гастрономических точек. А тусить негде, клубов нет, и никто не рискует их открывать. Очень тяжело сейчас собирать людей в еженедельном формате. Они ходят только на глобальные, статусные мероприятия. Еще в топе винные ужины. А так, быстренько все побежали, перекусили, посидели все в «Гастролях», сходили в «Огонек» и на этом в общем-то ночной кутеж и закончился.

Фото: Марина Молдавская

— Ты же можешь открыть свою старую телефонную книгу и собрать всех, например, на пати памяти Gold?

— В теории можно все. Вы недавно писали про старых тусовщиков, в частности, про Григория Балакина. Я его и всех из старой гвардии видел в CENTER Club в «Ельцин Центре» на концерте Fontano. Но надо понимать, что эта группа — полностью продукт клуба Gold. Конечно, старички все и подтянулись на волне ностальгии. Все випки как в старые времена заняли. Но если говорить о развитии города, а тусовка — это его часть, то она должна обновляться каждые два года.

— Но вы же профукали это время, и сейчас главный вопрос — где новые герои?

— Да, мы все профукали. И наверное в этом и наша вина, что никто не подумал про будущее тогда. Мы, как ты говоришь, главари тусовки, были заняты собой. Когда начала сдуваться ночная жизнь, кто-то в Сочи поехал. Я ушёл из «Бориса» и уже с новой командой запускал «Бюро Находок», а потом и вовсе в Таиланд улетел жить. Ну и если вспомнить, тогда ни от кого и не поступало предложений открыть клуб и продолжить историю.

Безвозвратно в городе изменилось то, что нет драйва: веселье, атмосфера — самое главное в клубеnull

— А сейчас они есть?

— Людей, которые хотят это делать, их до****а. Я, вот, пошёл в «Дом печати» в пятницу, ко мне подошла пара незнакомых: «Ты же вот когда-то открывал клубы?». Другой незнакомец спросил: «Сколько стоит открыть клуб?». Желающих много, но мы с ними не встретились в нужный момент. Думаю, Сереже Копьеву просто не разрешили супер веселье в Ельцин Центре устраивать. Поэтому концерты там — это идеальный вариант. Но если говорить про проблемы тусовки, то городу даже банальный летник нужен: «Пушкин» закрылся, в «Новом русском» пытались делать, теперь он тоже закрылся.

Фото: Наталья Чернохатова

— А чего сам не сделаешь? Найдешь инвестора — и вперед.

— Я не хочу. В городе же есть команда «Самиздата» и «Тесноты», пусть они уже этим занимаются. Я даже из интереса пошел на тусовку «Свердловского Дипа». Но каких-то еще новых персонажей, которые бы выстрелили в тусовке — я не знаю. Ты же с ними постепенно знакомишься, когда находишься в клубе, а у нас сейчас клуба-то никакого нет.

— Ты понимаешь атмосферу и посыл этих молодых команд?

— Для меня они все непонятные и какие-то вторичные. Мы тоже были двадцатилетними, но все-таки пробовали что-то новое. А они конечно молодцы, но мне непонятно, на чем строится их тусовка. Безвозвратно в городе изменилось то, что нет драйва: веселье, атмосфера — самое главное в клубе. А куда делся фейсконтроль?

Мы когда начинали, ставку делали на молодых. Понятное дело, что искали платежеспособную молодую публику и нашли ее в УПИ. У меня были друзья, которые занимались молодежной политикой в вузе, и мы через них для студентов прямо программку делали: когда приходить в «Пушкин». Им хотелось культурного отдыха. Сейчас этих платежеспособных а-ля студентов я только в «Огоньке» вижу и в «Шаломе», и то они, наверное, из инстаграма, да от вас узнали, что туда ходить можно.

Фото: Наталья Чернохатова

 — Ты как-то по-стариковски рассуждаешь…

— Ну конечно на фоне них я старик, но наш город больше никто ничем не удивляет. Клубы перестали возить новых звезд. Потому что никто не хочет на них тратить деньги. В чем наш город плох — все хотят зарабатывать кучу денег. Открыли заведение — и вот прямо чтобы мешками деньги несли и сразу в плюс работать. А такого не бывает. Даже по московским меркам, сначала надо года два-три поработать в ноль или минус, а потом на что-то рассчитывать. А в Екатеринбурге: запустились, диджеи играют пять лет свои «в голове моей туманы-маны». Ну сколько можно-то? Новые бары открываются, я смотрю фотоотчёты каждую неделю, а там все те же и герои, и диджеи, которых мы еще в клубе Gold раскручивали.

— В новых реалиях тебе в городе ответят, что сегодня премьера — это новое меню, новая винная карта…

— Это в любом случае не главное. Когда ты делаешь ночное заведение — бар, клуб, без разницы — все будут пить пять коктейлей: джин-тоник, апероль и далее. Никто не пойдёт на коктейли, все хотят атмосферы и веселья.

Фото: Наталья Чернохатова

— Получается, что в городе все сами по себе?

— Нет, нет. Мы — огромный город, у нас совершенно точно должна быть каста — тусовка, элита. Эти комьюнити нужны как для статуса города — кто же тренды будет определять, так и для их участников. Ведь тусовка — это истории про социальный рост. Кто попадает туда, обрастает такими связями, что порой даже родственники не так помогают. И дальше сила тусовки должна определять, куда идет город. Просто сейчас в этом плане в Екатеринбурге затишье.

— При этом некоторые твои друзья из записной книжки тех лет совсем недавно собрались в ресторане «Дружба», чтобы обсудить, как развивать улицу Красноармейскую. Подобное же обсуждение было летом — там решали судьбу библиотек.

— Да, там реально было круто. Люди, которых я видел на, скажем так, светских мероприятиях, пришли говорить про урбанизм. Это сегодня действительно стало модно. Но сказать, что будущее в 2019 году — за обсуждением того, как строить и что — нет. Я повторюсь, жизнь города зависит от новаторских идей в индустрии развлечений.