«Главное правило — помнить, кто из какого клана». Новая глава тусовок селебрити призналась, что их телефоны записывала с детства

null
Фото: Наталья Чернохатова

Новая звезда, за которой пошла элита, ведущая закрытых интеллектуальных игр ACP games Екатерина Логинова в 13 лет первый раз вышла в свет. То, что мама взяла ее туда, она считает удачей — сегодняшних представителей молодой элиты в тусовку не берут, чтобы не смущать. В остальном же правила высшего общества с тех пор изменились не сильно…

— Ты в этом году просто выстрелила со своей интеллектуальной забавой для тусовки. «У меня игра у Кати», говорят герои светской хроники, сбегая с важных мероприятий. Чем ты смогла их зацепить?

— Моя мечта — создать в Екатеринбурге ощущение Moscow never sleeps. Все через одного в городе стонут, что всё вымерло, некуда пойти. Надо сказать, что сама недавно перешла из статуса диванного нытика и начала что-то делать. И удачно получилось, что столичные знакомые предложили создать ACP game в Екатеринбурге. На первой игре я отвечала только за сбор гостей, нужно было пригласить 60 человек из элиты. Где их столько взять? Мы сели вечером с мужем, открыли записные книжки в телефонах и начали приглашать всех знакомых. Важно было позвать статусных людей. Я точно понимала, что эта игра должна быть «лухари» и только Hyatt.

Cейчас девочки ходят на мероприятия, чтобы присмотреть себе какого-нибудь дяденьку. А я ходила, чтобы на меня все посмотрелиnull

 — Почему ты сразу на «лухари» сконцентрировалась?

— Потому что я хотела сделать что-то красивое! Мы даже больше не про игру, а про выход в свет, про возможность почувствовать себя особенными.

— Вход в тусовку у тебя был через маму, Светлану Носову?

— Да. Мне было 13, когда мы переехали в Екатеринбург. И тогда мама меня брала везде: презентации, дефиле в «Покровском пассаже», куда я ходила в вещах из последних коллекций, открытие магазинов. Я мелькала на страницах журналов. Город гудел от светских тусовок. Сейчас девочки ходят на мероприятия, чтобы присмотреть себе какого-нибудь дяденьку. А я ходила, чтобы на меня все посмотрели. Я помню, для меня были усладой глаз Лена Оплетаева и всегда модная Оля Степаненко. Я смотрела на них и слюни пускала. Сейчас таких людей нет. Лет десять я выходила в свет, тогда контактами и обросла. А бросила светскую жизнь, когда не поступила в университет Лондона и залегла на дно. Мой ремейк в тусовке случился уже в роли ведущей ACP game.

Фото: Наталья Чернохатова

— Что главное для тусовки?

— Людям нужен фан! Ради него все это и делается. Хотя у меня были и такие команды, которые говорили: «Мы идем побеждать!» Так ни в коем случае нельзя.

— Подожди, азарт — это нормальная история.

— Нормальная, но с желанием «только победить», можно на игру прийти с грязной головой, мягко говоря, не готовыми.

— А что, ты их пускать не будешь в таком виде?

— Если мы делаем элитную тусовку с закрытым статусом, то правила надо соблюдать. Некоторые могут прийти не по форме. Им, конечно, никто ничего не скажет, может быть, только я неодобрительно посмотрю. Но им самим будет некомфортно. Ведь другие игроки готовятся, делают прически, покупают платья. Иначе нельзя. Почему еще площадку мы не меняем: если делать все красиво и статусно, то в городе для этого есть только одно место — Hyatt. Я не могу игроков позвать, простите, в KFC. Тут законы такие: если у тебя репутация человека, который никогда на фигню не позовет, то облажаться нельзя. Второго шанса никто не даст.

У нас должно быть все, и Louis Vuitton тожеnull

— Откуда у твоей публики такая любовь к приватным, закрытым мероприятиям?

— Когда в заведении дают дисконтную карту, тебе это нравится?

— Приятно…

— Ну явно не из-за того, что 50 рублей сбережешь. Ты становишься причастна к тому, что есть не у всех, к закрытой тусовке. Другое дело, в нашем случае, во сколько тебе обойдется вход в эту закрытую тусовку. Попасть в мой Secret Club, это новый проект, что-то вроде женских салонов, стоит 3000 рублей, и там «все включено». На игру вход стоит 1500 рублей. Я не могу брать больше с людей. Но в городе есть и другой уровень «входа». В этом году создали клуб попечителей музея ИЗО, вот там точно «не для всех»: взнос 250 тысяч рублей. Не представляю, какая записная книжка должна быть, чтобы пригласить людей туда вступить.

— К тебе ходят жены состоятельных людей, бизнесмены, почему ты не можешь поднять цены?

— Сейчас все считают деньги. Мне мои московские партнеры говорят: поднимай цену на игру до 2000, мы давно это сделали. А я горой стою — нет! Начинаю считать: мои гости приходят парами — это 3000. На это время надо нанять нянечку — 1000 рублей, премиум-такси (на простом не поедут) еще 1000. И отдыхают они в баре Hyatt все-таки. Итоговая сумма и так огромная. Повышение даже на 500 рублей — будет болезненно.

Фото: Наталья Чернохатова

— Какие события в году заставили собраться молодую тусовку города, потому что невозможно было это не обсудить?

— Ну конечно же моя номинация «Герой города» на церемонии «Человек года». Я попала в список таких акул бизнеса, что даже в шутку называла себя килькой. Это было очень важно для моей мамы. Ты же знаешь, что я не из Екатеринбурга, а из Первоуральска. И там вся моя школа, в которой я проучилась всего один год, голосовала за меня.

Конечно же тусовка следила за выборами президента. У нас с подругами до драки доходило, когда мы начинали спорить, кто за кого голосовать пойдет. Также мы все в 2018 году отразили, что от нас сваливают бренды. Понятно, что в этих бутиках уже давно никто ничего не покупает. Но мы город, который дышит амбициями столицы. Поэтому у нас должно быть всё, и Louis Vuitton тоже. А то чем мы от моего родного Первоуральска отличаться будем?

Ну и тема, которая нас сильно занимала — снос башни. Для меня это просто смешно! Мои знакомые пишут посты в Facebook «Я сижу и плачу. У меня же столько связано вот с этой *****». Я матерюсь, кстати, и тут другими словами не выразить. И баню, классно, что снесли (баня «Бодрость» на Куйбышева, которую снесли в конце лета — прим. ред). Все ж сказали, что рухлядь в городе содержать и реставрировать дорого. И если на их месте появится что-то красивое, современное — то мы все от этого выиграем.

Сейчас вся тусовка пытается бороться с пьянством. Мало пока получаетсяnull

— Тебе люди, которые были против сноса, ответят, что это история города, которую надо сохранять. Иначе можно каждому поколению все сносить и на свой лад строить.

— Да в Екатеринбурге полно красивой архитектуры, которую не стыдно потомкам оставить. Сейчас очень знаковое место — это Храм-на-Крови. Но я туда ни в коем случае не хожу. Я езжу в простые церкви и к своему батюшке в Реж. Почему все забывают о здании полпредства и про дом Севастьянова? До недавнего времени для меня «Ельцин Центр» был местом силы, но потом я там поработала.

— Что сейчас считается зашкваром в светской тусовке?

— Ходить везде и на всё. Сразу же слухи поползут. Если ты каждый вечер постишь себя с какого-то мероприятия: ты либо «чайка», либо тебе делать нечего. А это не круто. Зашквар этого года — тема фейков: в одежде, в обуви и в сумках. У нас даже шутка ходит: «Вся в Louis Vuitton и Gucci приехала к нам на трамвае». Ну и сейчас вся тусовка пытается бороться с пьянством. Мало пока получается.

Фото: Наталья Чернохатова

— Какие-то правила той светской тусовки, куда ты ходила с 13-ти лет, еще остались, и соблюдаешь ли ты их?

— Конечно. Главное правило — помнить, кто из какого клана. На одно мероприятие никогда не зовем людей, которые когда-то, это могло быть и двадцать лет назад, перешли друг другу дорогу. Для организатора это просто катастрофа, если на мероприятие просочится человек, которого ты не звал, а для клана, который сегодня в приоритете на тусовке — он враг.

— Тебя тоже когда-то привели в тусовку, почему ты сегодня сама не вводишь новых героев светской хроники?

— Меня тут художник Александр Воронов на одном из мероприятий спросил, мол, Катя, жители квартала миллионеров очень хотят у тебя играть, но не знают, как попасть. Я говорю — просто позвонить мне. Но они стесняются почему-то. Мы играем больше года, и есть все еще люди в городе, которые боятся.

— Миллионеры из известного квартала — тут понятен твой интерес. Но почему ты не вводишь в вашу тусовку новую элиту, сыновей известных бизнесменов?

— Как ты себе это представляешь? Они делают один из первых выходов в свет и тут же могут почувствовать себя, скажем так, не совсем умными. Багаж знаний двадцатилетних несравним с багажом опытных героев светской хроники, которые у меня играют. Но при этом, если люди готовы получать знания, при этом не чувствовать себя неловко, то я с удовольствием приглашу! У меня младшая сестра ходит играть, ей всего 21 год, и она готова получать новую информацию. Самое главное — это кайф от мероприятия.