Известный журналист обвинил мировые бренды в худобе россиянок. Его поддержали на Урале

null
Фото: Наталья Чернохатова

Любимца уральской тусовки, писателя и журналиста Александра Цыпкина в борьбе с женской худобой поддержали уральские дизайнеры и рестораторы. Публицист Цыпкин на днях опубликовал пост, в котором обвинил модные бренды в том, что они заставляют насильно худеть девушек.

«Среднестатистическому мужику чисто генетически, эстетически и физиологически нравится женщина в теле. Так что, восемьдесят килограмм — очень даже хорошо, ну не всем, конечно, от роста зависит, ну вы поняли. Но никто же не верит, умирает в спортзале, сидит в депрессии из-за лишних двухсот граммов и жрет стебель лопуха. А жизнь одна. На том свете плевать всем на фигуру. Ее с собой не заберёшь», — написал Цыпкин на своей странице в instagram.

Представители ретейла в Екатеринбурга Цыпкина поддерживают, повреждая, что размерный ряд для женщин — от XXS до L, a XL бывает в магазинах массмеркета в редких случаях. Связано это с политикой компании и с низкими продажи данных размеров, а также с площадью магазинов: размеры бутиков не позволяют держать много товара, поэтому приходится, чем-то жертвовать, в том числе и размерным рядом.

— Компании выгодно делать больше вещей размером S и XS, так как они быстро реализуются, — объясняет специалист в сфере продаж. — Они, кстати, до распродажи, как правило, не доживают, в отличии от больших размеров.

Анна Мамаева задумалась о выпуске линейки одежды для полных дам.
Фото: Анна Майорова

Уральский дизайнер Анна Мамаева считает, что сейчас худобу пропагандирует гораздо меньше, чем раньше. По ее мнению, больше времени уделяется самовыражению личности и любви к себе, а не внешности.

— Среди моих клиенток есть женщины с большими размерами — от пятидесятого и выше. И все они считают, что у них идеальный вес. И они убеждают в этом не только себя, но и окружающих, потому что правильно одеты, — прокомментировала «Моментам» Мамаева.

С фразой «шить проще на худых и однотипных» уральская дизайнер не согласна. Мамаева говорит, что крой не зависит от размера. Поэтому, скорее всего, массмаркеты просто боятся, что пятидесятый размер может выглядеть не эстетично.

— Почему обходят стороной большие размеры дизайнеры — большой вопрос. Я стараюсь исправить эту ситуацию, но пока еще не перешла на большие размеры в своем бутике, — — рассуждает Мамаева. — Пока самые ходовые размеры — 44 и 46, а пятидесятый и выше — на заказ. Правда, уже давно думаю о линейке больших размеров, потому что она будет очень востребована среди покупательниц. Скорее всего, выпущу её этой осенью.

Фото: Наталья Чернохатова

По мнению Цыпкина не только модные бренды зарабатывают на пропаганде худобы, но и производители разнообразных вещей для здорового образа жизни. Фитнес-тренер Марина Шумилова подтверждает, что многие девушки приходят в зал, чтобы похудеть, а не ради удовольствия или здоровья.

— Большая часть девушек приходят, чтобы сделать форму, — говорит Шумилова. — Но часто случается так, что в ходе тренировок они втягиваются, и им уже важен сам процесс и компания, а не результат. Да и от девушек я никогда не слышала о проблемах с поиском одежды. Возможно, потому что толстых людей в зале нет. Они, видимо, стесняются приходить в зал.

Шумилова также добавляет, что в Екатеринбурге мало магазинов, где размерная сетка идет дальше 48. Да, и маникены у каждого магазина — худые, на которых вещи буквально висят. Фитнес-тренер когда-то сама была жертвой пропаганды худобы — мечтала быть сухой и худой, пока не начала готовится в соревнования по бодибилдингу в категории «Фитнес-бикини».

— Хотят худеть — пусть худеют, хотят быть толстыми — пускай будут толстыми. Худоба, конечно, в моде. Я не скрою, что сама постоянно борюсь с лишним весом, но слишком худые мне не нравятся тоже. Мне нравится, когда у девушек есть формы, — пояснила свою позицию ресторатор Евгения Левандовская. — Да и в магазинах сейчас — сплошной оверсайз, который непонятно на кого шьют. В этих вещах фигуры вообще не видно.

Левандовская считает, что больше худобу пропагандируют фитнес-залы, а не полки магазинов.