«Сырье заказываем в Донбассе». Известный бизнесмен взялся за пиар Урала через тарелки

null
Фото: Наталья Чернохатова

Бизнесмен Роман Ташкинов, известный в Екатеринбурге как автор проекта «Фирма Ферма», признался, что уже почти два года создает керамическую посуду для ресторанов. Из его тарелок едят гости заведений от Первопавловска-Камчатского до Мурманска, а также в Москве и Санкт-Петербурге. На всей посуде штамп — «Made in Ural». Это небольшой вклад бизнесмена в продвижение Урала.

Сам Ташкинов пришел в производство «ELK» из гастро-бизнеса. Его семье принадлежит ресторанная сеть RGT, которая занимается старейшими заведений Екатеринбурга: «Море Мяса» — это бывший «Жюль Верн», «Медвежья падь», «Жадина Говядина», «Грядка», «Хитровка».

«Посуда — большая проблема для заведений. Вся страна работает с известным британским брендом, у которого очень высокие цены. Поэтому пришло время начинать делать собственную посуду на Урале.»

Что рынок ресторанной посуды самый растущий сегодня, Ташкинов убедился сразу. Первым его заказчикам стал ресторатор Валентин Кузякин, позже проект поддержали братья Борисихины, владельцы ресторана Cibo. Сегодня самый модный шеф Эдуард Архипов заказывают индивидуальную посуду под новый «Энгельс» на Ленина. В штате завода ELK нет отдела продаж. Все заказы идут через Instagram.

«В среднем мы выпускаем 50 тарелок в день. Посуда для ресторанов — это гораздо выгоднее бизнес в плане маржи, нежели сам ресторанный бизнес. Себестоимость „копеечная“. Весь вопрос в сырье. Сырье — полуфарфор, мы заказываем в Донбассе. Глазурь, которая дает цвет посуде нам приходится брать в Германии, потому что она, в отличии от российской -стабильный. Мы, конечно, из-за цены переходим на русские глазури. Но с ними никогда не знаешь, какой цвет получишь после того, как тарелка пройдет обжарку в печи. Печи, кстати, нам тоже пришлось купить в России. Западные стоят от трех миллионов рублей, и держат хорошо температуру. Наши на несколько нолей меньше по цене, но какой в них получится результат при обжиге в печи — не угадаешь».

Сколько рублей было вложено в бизнес на старте Ташкинов умалчивает. Правда в разговоре упоминает, что как-то хотел избавиться от бизнеса и выставил его на продажу за три миллиона рублей. Эта сумма в три раза меньше первоначальных инвестиции.

Фото: Наталья Чернохатова

За почти два года производства бизнесмен пока не вышел в плюс. Хотя его продукцию покупают по всей стране. Например, посуда с Урала есть в ресторане Zuma — главном заведении Владивостока. По словам бизнесмена, все деньги в первые два года ушли на отстройку процесса производства. Нужно было найти специалистов, которых нет. Плюсом, в стране нигде не учат. В УрГАХ читают только курс по глиняным и фарфоровым изделиям.

»Самое сложно было найти специалистов. Я летал в Питер, в Москву на разные производства, со всеми разговаривал. Был в Сысерти на фарфоровом заводе. Ездил в Таволги на производство, но они не хотят передавать эту информацию. Что очень странно. Я им говорю: «Слушайте, ну с такой логикой можно и в школе и не учиться».

Сейчас на производстве, где кстати все отмечают чистоту, работает пять человек. Они создают посуду для гостей ресторанов Plov project, РыбаLOVE, «Гастроли», МОМО, «Паштет». А вот ресторанная компания семьи Ташкинова купила посуду Романа только один раз, когда запускали ресторан «Море Мяса».

«Когда я создавал бренд ELK (с английского — лось), вспомнил, что у Apple каждая операционная система имеет свое называние. Я решил делать также со своими коллекциями посуды. Так у нас есть: „Яшма“, „Конструктивизм“, „Озера Урала“, „Сказы Бажова“, „Уралмаш“. Я говорю: „Классно же у нас там во Владивостоке, Камчатке сидят люди, рассматривают тарелку, а там написано Made in Ural“. Все это сделано осознано. Урал — родной. Я тут родился, вырос. А если что-то и рассказывать про Екатеринбург, то это про конструктивизм. Через наши тарелки можно познакомиться с нашим городом».

Ташкинов теперь не только ответственный за пиар Урала по всей стране, но главный за атмосферу в ресторане. А у заведений, которые остаются на старом пафосном фарфоре, бизнесмен считает, что нет будущего.

«Сейчас люди хотят прийти в ресторан перекусить, но больше пообщаться с друзьями. И идут они туда, где интересно и красивая подача блюд. Это все придает атмосферу. А обычную белую тарелку, столовскую, и вилку с ложкой, если нам стол положат — это уже не то. Никакой атмосферы, и посетителей».

На карте в цехе, где делают посуду, отмечены красным все города, куда ведут поставить Made in Ural. С каждым днем их становится больше. Останавливаться на российских ресторанах Ташкинов не собирается. Метит в страны СНГ и ближнее зарубежье.