«Стараюсь не воспринимать злобные комментарии». Как Екатерине Кейльман удалось превратить Парк Маяковского в главное место притяжения

null
Фото: Наталья Чернохатова

За 2020 год Парк Маяковского стал новым центром притяжения горожан. Здесь появился дизайн-код, еда от известных рестораторов, из парка убрали старые аттракционы и киоски, стало проходить больше мероприятий для жителей Екатеринбурга. О том, как изменилось пространство, что ждет его в 2021 году и какие трудности мешают реновации, мы поговорили с директором Екатериной Кейльман, которая вошла в топ популярных людей Екатеринбурга. И неудивительно — всего за год на своем посту она превратила ЦПКиО в стильное место для всей семьи, которое теперь постоянно на слуху.

— Какие главные изменения в парке произошли за этот год, на ваш взгляд?

— Появилась качественная еда, дизайн-код, уменьшилось количество визуального мусора — баннеры, киоски, разношерстность в оформлении, разные формы, скульптуры на центральной аллее, игровые аттракционы. Изменилась атмосфера и коммуникация с гостями — это самое главное.

Фото: Наталья Чернохатова

— За этот год было много критики. Например, оскорбление на заборе или сравнение фирменного стиля с советским. Это как-то отражалось на работе?

— На самом деле, мне не кажется, что было много критики. Было много обсуждения, внимания со стороны прессы, людей в целом. Оскорбление на заборе — это выдающийся отдельный инцидент; было много конфликтных ситуаций с бывшими арендаторами, но в целом мне казалось, что поддержки намного больше, чем критики, — если не читать форумов. Что касается фирменного стиля, мне кажется, один день все повозмущались из-за красного флага, а дальше, когда увидели этот фирменный стиль на уровне парка, больше никто ни разу не написал никаких негативных сообщений, чтобы мы его изменили.

— А на сегодняшний день какие главные препятствия в изменениях парка, в его реновации?

— Финансирование, безусловно, пандемия очень сильно смешала карты, глобальная реновация, которая была запланирована, находится сейчас в подвешенном состоянии.

Фото: Наталья Чернохатова

— Что пришлось перенести из-за пандемии?

— Реновацию парка. То, что мы делаем сейчас, это небольшие точечные изменения. Например, смена колеса, которому больше 30 лет, — это очень глобальное событие для парка, но особо не имеет отношения к полному благоустройству территории. Мы, конечно, не можем своими силами проложить коммуникации, поменять освещение, переделать дорожки и вообще в принципе вести земляные работы.

— Это зона ответственности администрации города?

— Это город, да. Поэтому это такое лавирование между теоретической реновацией и ее отсутствием в своих планах, это достаточно сложно. Всегда я должна думать, а что, если через год начнется процесс реновации, что мы будем делать с конкретным местом?

— То есть это ремонтные работы могут помешать конкретным проектам?

— Я не знаю, будут они или нет. Поэтому строить долгосрочные планы и принимать решения по развитию территории достаточно сложно.

Фото: Наталья Чернохатова

— А вот, например, Зеленый театр, который вы недавно анонсировали?

— Зеленый театр — очень большой и масштабный проект. Это уникальная концертная и событийная площадка, потому что она может быть местом проведения торжественных приемов, театральных представлений, концертов академической музыки, рок-фестивалей, маркетов и чего угодно. В городе у нас не так много площадок на открытом воздухе. Мы начнем ее реновацию в новом году. Пока мне сложно говорить, какую часть работы мы выполним в 2021 году. Безусловно, это будет проектирование и стартовые работы, связанные с коммуникациями, но то, что это началось, уже очень здорово.

— При этом парк был одной из площадок Ural Music Night, на которой выступала группа «Хлеб». Какие недостатки были у площадки?

— Мне кажется, что на этой площадке нельзя ставить одного большого артиста. Должен быть целый вечер больших хедлайнеров, потому что площадка очень большая. В парке должна быть не одна сцена Ural Music Night, минимум две-три, чтобы можно было перемещаться.

Фото: Наталья Чернохатова

— Почему решили на фан-зону переместить каток?

— У нас было два варианта: расширять каток на центральной аллее, добавляя к нему ещё дорожки с двух сторон, чтобы можно было перемещаться между деревьями. Во-первых, сейчас все так делают — это такая классическая история, которая есть в Парке Горького, на ВДНХ, в Санкт-Петербурге в Охта Парке, сейчас такой каток открывается в Челябинске. А во-вторых, мы хотели обновить павильон, потому что того, который у нас был, категорически не хватало, там было тесно. Плюс он всегда работал на пределе своих возможностей, а нам бы хотелось развиваться. А фан-зона была пространством, которое практически не используется зимой.

Фото: Наталья Чернохатова

— Вы были на презентации «Екатеринбург-300», вы с какими-то из проектов, представленных там, уже начали сотрудничество?

— Нет, я пришла как зритель и сама по себе, в своей анкете отметила, что многим из проектов готова была бы помочь информационной поддержкой и, может быть, стать площадкой для проведения. Мне кажется, это отличная платформа, и влечение горожан во все сферы — единственно верный путь развития, и я не могла не прийти на такого рода мероприятие.

— Какие из проектов, которые там были представлены, вы видите в парке?

— «Исеть-фест». Мне очень симпатична идея того, что горожане самостоятельно восстанавливают какую-то территорию, и проекты с садами на Исети мне очень понравились. Я бы с радостью поддержала их чем-то конкретным. Наверное, обратить внимание на такой проект — уже какая-то поддержка.

— Осенью в аккаунте парка были публикации про субботник. Это только осенняя история?

— У нас был один субботник осенью. Мне кажется, это отличный повод собраться и пошевелиться на открытом воздухе, и у меня есть идея, как развивать тему субботников и в этом году. Их не получилось развивать в 2020 году, но мы чувствуем большой интерес и желание поддержать каким-то образом парк. Субботник — отличная форма для такого взаимодействия со своей лояльной аудиторией. Весной из-за карантина мы не стали собирать людей.

Фото: Наталья Чернохатова

— То есть это больше общественная история, чем экологическая?

— Конечно.

— Вы ещё во время Масленицы сотрудничали со многими рестораторами, «Гастроли» были Валентина Кузякина, «Пряности» Евгении Левандовской, будут ли они заходить на постоянной основе в парк?

— Мы пытаемся вообще сейчас определить, сколько должно быть общепитов в парке, потому что должен быть баланс. Мы поработали с режимом фудкорта и понимаем, что осенью очень сильно не хватало постоянного — нзакрылась Вкусная улица, очень было много жалоб в октябре, ноябре, что есть-то нечего. У нас появляются сейчас постоянные, с круглогодичной посадкой, рестораны на входе, мы спланировали два фудкорта на будущее лето, зимой мы работаем вокруг елки с ярмаркой, и планируется открыть еще кофейню. Пока, мне кажется, этого достаточно. Но мы будем работать, естественно, с ассортиментом и собирать фудкорты, чтобы сделать хорошую подборку.

Фото: Наталья Чернохатова

— Кофейня пока только в проекте или есть какое-то конкретное заведение?

— Есть заведение, конкретная локация, но я пока не хочу рассказывать.

— Когда ожидать?

— После нового года.

— Как вы оцениваете собственные изменения? Вы сами поменялись за этот год?

— Мне кажется, я узнала фантастическое количество новой информации. Мне было не по себе от внимания журналистов, звонков, вопросов. Все пытались у меня узнать что-то, а мне хотелось взять паузу и подумать. Наверное, у меня уровень стрессоустойчивости вырос. Если раньше письмо из прокуратуры мне казалось чем-то страшным, то сейчас я понимаю, что это просто часть моей работы, не стоит из-за этого переживать. Стараюсь не воспринимать критику и злобные комментарии.

Проект предоставлен парком Маяковского

— Управление парком и управление концертной площадкой как-то вообще сопоставимы между собой?

— Если ты топ-менеджер, все примерно одинаковое. У любой сферы есть своя специфика, свои детали, свои нюансы, в которых надо разбираться, но общего очень много. Ивенты, организация команды, работа с людьми, поиск решения в ситуации, когда все говорят, что это невозможно сделать. Мне вообще несвойственно впадать в ступор, мне всегда кажется, что есть решение. Так это было в работе с концертами, и здесь примерно то же самое. Очень похоже, но объемы больше, масштабы больше, до этого я была сконцентрирована на одной индустрии, а здесь палитра намного больше.

— Какие обновления ждать в ближайшее время, что у вас в планах?

— Год назад я вообще ни о каких планах не рассказывала, а в этом году мы уже наобещали очень много. Реновация театра эстрады — очень большой и значимый проект, мы занимаемся им каждый день. Каток мы планировали полгода. Мы анонсировали установку нового колеса обозрения, это тоже фантастического масштаба изменение для парка. Вокруг него будет благоустроено несколько тысяч квадратных метров. Проектом занимается архитектурное бюро «ОСА», я думаю, это будет очень современная зона — не просто выложат плиткой. Там будут детские площадки, зоны отдыха, вся эта территория станет новой точкой притяжения. Там планируются музыкальные, театральные, спортивные и детские программы.