«Люди в Новой Зеландии превращаются в киви». Как мальчик с Уралмаша оказался на краю света

«Моменты» и Анастасия Бакова продолжают рассказ о людях Made in Ural. Сегодняшний герой — Роман Проскуряков давно уехал из Екатеринбурга в Новую Зеландию. Получил там образование в сфере it технологий. И не собирается менять место жительства.


«Люди в Новой Зеландии превращаются в киви». Как мальчик с Уралмаша оказался на краю света

Когда я сама была в Окленде, это место поразило меня: Новая Зеландия — это совсем другой мир. Роман живет там уже пять лет, и мне хотелось узнать все то, что не успевает прочувствовать и понять об этом необычном месте турист. 

— Рассказывай, как ты оказался на другом конце земли?

— Спешу заметить, что я родился не просто в Екатеринбурге, а в 14-м роддоме на Уралмаше, что добавляет к моей идентичности особую пикантность. Учился в гимназии «Корифей». Планировал поступать в МГИМО. Но услышал от знакомой, которая живет в Новой Зеландии, что эта страна — лучшее место для жизни, решил воспользоваться ее советом и получить образование в Окленде. 

— Я всегда думала, что твой переезд связан с профессиональным теннисом.

— До 16 лет я, действительно, серьезно играл в теннис, стоял высоко в рейтинге Европы, часто играл в США. Потом стало ясно, что без применения определенных препаратов двигаться дальше невозможно, поэтому мы с семьей приняли решение остановить мою профессиональную карьеру и играть для себя.

— Ты поступил в университет Окленда сразу после школы?

— Сразу — невозможно: сначала нужно окончить колледж. Первый год перед поступлением все, для кого английский не родной, в обязательном порядке учат язык. Но когда я пообщался с приемной комиссией, выяснилось, что мне это не нужно. И я приступил к учебе на другом краю света. Если честно, только перед отъездом я осознал, что лететь мне придется 24 часа. 

— Как началась твоя жизнь на краю света?

— Перелет «Екатеринбург — Москва — Сингапур — Окленд». В аэропорту меня встретили, и мы отправились в дом на Mount Royal Avenue. Название улицы звучало солидно. Меня радушно приняла семья островитян, переехавших в Окленд из Тонги. Они жили небогато, но оказались людьми предприимчивыми. Перестроили гараж около своего дома в место, где жили студенты. Обычно в таких семьях живет два-три человека. Но со мной в перестроенном гараже жили семь китайцев и три араба. Все парни оказались из очень состоятельных семей. Дети послов, сын генерала китайской армии. За этот год мы с очень сблизились и дружим до сих пор. Я жил там до 18 лет, а потом переехал в центр Окленда.

Фото: Facebook Романа Проскурякова

— Какое впечатление на тебя произвели жители города? 

— Новая Зеландия — молодая страна, где фундаментальными стали основы английской культуры. Люди доброжелательны. Но океан изолирует от остального мира. И большинству плевать, что происходит в нашем евроазиатском мире. Жизнь очень спокойная: на улицах Окленда не было и нет быстрых машин.

— Я боюсь даже спрашивать про ночную жизнь…

— Приезжая в другую страну, начинаешь оценивать ее по привычным для себя критериям. Новая Зеландия модернизировала шкалу моих ценностей. Их «что такое хорошо, а что такое плохо» —отличаются от наших. Ночная жизнь не играет никакой роли (как и класс автомобиля, на котором ты передвигаешься). В четыре утра на улице легко можно встретить велосипедиста — он тренируется ночью, и это — нормально. 

— Подобная встреча на Уралмаше вызвала бы большее удивление. Там и правда царит тотальное ощущение покоя и безопасности?

— Разбилось стекло на автобусной остановке? Это большая новость для города. И первая полоса местной газеты. Зеландцы ценят спокойствие и природу. Религиозны, но без фанатизма. Позиционируют себя как общество без классов. Они отменили верхнюю палату парламента, тем самым, упразднили лордов. Безусловно, там существует узкий круг власть имущих людей, но распознать их практически невозможно. Потому что они ходят в растянутых футболках и ездят на Тойоте 93-го года. 

Фото: Facebook Романа Проскурякова

— Меня это восхищает и пугает одновременно. Я хотела бы купаться в океане, уходить в горы, гулять в растянутой футболке. А потом вырваться ненадолго и потешить свое эго в лучах софитов. И сразу после снова нырнуть в простую жизнь. 

— Мне знакомо это ощущение. Поэтому я часто бываю в России (смеется) Недавно я общался с серьезным представителем новозеландского бизнеса. И этот self-made миллионер рассказывает мне, что подарил своей дочери на свадьбу машину. Подержанную Toyota Corolla. Тут я не выдержал: почему такой выбор, если можно позволить себе Rolls-Royce? В ответ услышал: «Зачем все эти навороты?». В Новой Зеландии люди пытаются скрыть свою обеспеченность, понимая, что деньги любят тишину. Это вызывает серьезное уважение, но для людей с русским менталитетом это абсолютная дикость.

— Все это слишком идеально. Ну там же все равно есть бедные?

— Конечно. Но все познается в сравнении. Пособие по безработице составляет 3,5 тысячи долларов. В этой стране практически нереально умереть от голода. Несмотря на то, что Новая Зеландия — одна из самых дорогих стран в мире.

Фото: Facebook Романа Проскурякова

— А как строятся отношения с маори [коренной народ, населявший Новую Зеландию до прибытия европейцев]?

— Как-то мы приехали на пляж с другом-китайцем. Навстречу вышли два маори воинственного вида (как правило, к 16 годам они весят больше ста килограммов, и это не жир, а мышцы, такова их природа). Они подходят и спрашивают: «Хочешь подраться?» Я глянул на китайца, оценил свои возможности и… отказался. В ответ услышал: «Ну тогда хорошего вам дня, ребята».

Маори предлагают подраться просто потому что любят борьбу. Один из самых крутых видов спорта для них — регби. Они очень большие, но мирные и добрые люди. Пока не выпьют. Тогда хотят драться со всем миром. Есть регионы Окленда, где живут безработные маори в пятом поколении. Но есть и те, кто получает образование, заканчивает университет. Большое количество земли Новой Зеландии принадлежит их племенам. У них есть свои короли и своя образованная, высокопоставленная элита. 

— Что скажешь насчет новозеландской кухни? Я помню, ела в Окленде какие-то невероятно вкусные пирожки с рубленым мясом. Нежные, сочные, просто потрясающие!

— Да, это знаменитые Georgie pie. Их секрет прост. В Новой Зеландии мясо отменного качества. Вообще у зеландцев очень простой рацион: много мяса, картошки, овощей. Их кухня не изобилует деликатесами, но нет ничего лучше новозеландских стейков. И мой абсолютный фаворит — скотч-стейк: огромный кусок мяса, даже больше, чем ти-бон стейк. Ты думаешь, что съесть его невозможно, но мясо настолько нежное и мягкое, что не оставляет ощущение, как после легкой закуски. 

Кухнф Новой Зеландии — это мясо и овощи. Фото: Александр Мамаев

— Зеландцы ярые борцы за окружающую среду. Это не утомляет? 

— Нет, все происходит ненавязчиво, но эффективно. Здесь растут огромные древние деревья каури — они пережили динозавров. Каури крайне чувствительны к человеческому воздействию — к микробам, которые переносят люди. И когда ты заходишь в лес за 400 км от города, на тропинках заботливо расставлены булыточки, содержимым которых можно обработать свои руки и обувь.

Символ Новой Зеландии — птица киви. Когда они прилетели в Новую Зеландию, у них были крылья. Но атрофировались: птицы адаптировались к благоприятной окружающей среде, и у них исчезла необходимость улетать. Многие люди в Новой Зеландии превращаются в киви. И их можно понять. В Новой Зеландии живет 27 миллионов овец, восемь миллионов коров и четыре миллиона человек. Больше трети страны — национальный парк. Эта открытая территория, где каждый может спокойно гулять. 

— Ты получил отличное образование в супервостребованной сейчас сфере it технологий. Для тебя открыты все двери, можешь выбрать любую точку земного шара. Где бы ты хотел жить, работать, создавать семью?

— В Новой Зеландии. Я понял это через год после того как приехал. Ты вполне можешь не быть миллионером, но у тебя изначально есть доступ к океану, горам, чистому воздуху и безопасному существованию. Это то, что люди в других местах, приобретают за огромные деньги. Здесь с глубоким уважением относятся к социально значимым профессиям: в образовании и медицине работают лучшие. Огромные деньги вкладываются в школы, университеты, больницы. Но поскольку я — русский, в России живет моя семья, я часто и с удовольствием приезжаю на родину. Сейчас я работаю над тем, чтобы связать свой новозеландский проект с Россией. Я получил знания, которые могут быть полезны и моей стране. 

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Люди


вверх