«В уличный киоск как на исповедь»: французская художница провела два месяца на холоде, изучая Екатеринбург, и рассказала «Моментам» о своих впечатлениях

Фетт Санс — художница, автор нескольких фотокниг, участница выставок в Америке и Германии. Свои произведения девушка создает, гуляя по городу и общаясь с незнакомыми людьми. В Екатеринбург Фетт приехала в рамках проекта «Музеи в меняющемся мире» и стала его первым участником. Два месяца она знакомилась с суровой уральской реальностью через морозы и теплые помещения, людей и комнатные растения, ставшие одной из основ замысла. За пару часов до открытия необычной инсталляции художница пообщалась с «Моментами» о жизни в Екатеринбурге, рассказала о любимых местах и о том, почему покупка в уличном киоске похожа на исповедь.


«В уличный киоск как на исповедь»: французская художница провела два месяца на холоде, изучая Екатеринбург, и рассказала «Моментам» о своих впечатлениях

Фетт Санс провела два месяца в ежедневных прогулках по Екатеринбургу.
Фото: Владимир Жабриков

В «Доме Метенкова» нас встречает новая заведующая, Кристина Горланова, знакомит нас с художницей. Фетт — высокая изящная француженка, на плече замечаю татуировку — тонкая черта с надписью «ЛУНА».   

— Луна? Это ты еще перед поездкой сделала?

— Я сделала ее два месяца назад, через неделю после приезда к вам. Очень важный для меня символ.

Инсталляция представляет собой деревянные стены, образующие помещение внутри комнаты, зеркальное с обратной стороны. На стенах — снимки молодых людей, на фотографиях и полках между перекладинами — комнатные растения в безликих глиняных горшках. Пепельница с окурками, несколько фигурок-животных в углу, это пространство — такой собирательный образ уличного киоска, в который заходила девушка во время путешествия по городу в пик уральских морозов.

— Перед началом работы мне предложили написать текст для будущего проекта. Мой замысел был связан с прогулками и передвижениями по Екатеринбургу. Перемещения внутри нового пространства —  важный ритуал изучения, всегда начинаю с этого работу над проектом. Это намного больше, чем просто съемка в студии, где все запаковано под крышей.

Художница осматривает инсталляцию перед финальной частью — открытием. Фото: Владимир Жабриков

В течение первого месяца Фетт, несмотря на непривычную для европейки погоду, каждое утро выходила из дома и гуляла по городу. Постепенно появлялись знаки, рождалась идея для окончательной задумки. Особенно внимание художницы привлекли уличные киоски. Ее занимали зеркала со стороны улицы, ощущение, что внутренности ларька скрыты от посторонних глаз и осознание того, что внутреннее содержание связано с трудом, обычно женским.

— Фетт, как проходил твой обычный екатеринбургский день?

— Я выходила из дома (Фетт живет в десяти минутах ходьбы от Дома Метенкова — прим.), шла пешком до музея, где смотрела по картам маршрут, по которому сегодня могу пройтись. Брала с собой кофе и шла дальше.   

— Ты попала в самый разгар морозов — мягко говоря, непривычный климат.

 — Это добавило определенную сложность и ритуальность к тому, как я передвигалась и выглядела: слои одежды, которую я надевала на себя каждое утро и как я переодевалась всякий раз, когда заходила в кафе или еще куда-нибудь. Мне не было сложно идти, я была тепло одета, было тепло внутри, но перепад в десятки градусов, когда с мороза ты заходишь в теплое помещение, преодолевая эту разницу в одну секунду — вот это было трудно.

Фетт называет фотографию своим главным визуальным инструментом, но еще больший интерес вызывает идея: как показать снимок в пространстве, не просто повесив его на стену.

— Я знала, что ключевым моментом в инсталляции будет фото, сама форма подачи родилась позже. Идея возвести в музее уличный киоск родилась через месяц моего пребывания в Екатеринбурге. Как идея формировалась? Сначала ты замечаешь определенные знаки, затем их описываешь, делаешь заметки, потом позволяешь всему этому захватить тебя. Я хотела, чтобы был не просто киоск, но знак киоска, который в то же время немного напоминает театральные декорации.

Все участники проекта, сфотографированные Фэтт — жители Екатеринбурга. Фото: Владимир Жабриков

— За счет каких деталей создается ощущение декораций?

— Когда во время прогулок я встречала людей и приводила их в студию, она стала, в некотором роде, замещением сцены. Потом я нашла в музее цветы, расставленные по подоконникам, принесла их туда же, там был разнообразный свет, люди в цветах — определенный постановочный момент. Театральность есть и в том, как мы видим ежедневный труд. Например, история с киосками: ты должен взойти на постамент, чтобы быть вровень с продавцом, а если это киоск с окошком — наклониться, прислушаться — напоминает католическую исповедь.

Студия Фетт находится здесь же, в «Доме Метенкова». Мы спускаемся вниз по крутой лестнице и попадаем в небольшую темную комнату: внутри стенной шкаф, стол, два черных пуфа. Кое-где разложена одежда, а стол завален вещами и бумагами.

— Обычно я сидела за ним, писала и думала. Растения стояли тут же, я настраивала лампы с разным светом и снимала людей со специальным освещением.

— Ты просто подходила к незнакомым людям и предлагала поучаствовать в проекте?

— Идея не в том, чтобы объяснить проект, а в том, чтобы каким-то образом общаться (Фетт не говорит по-русски — прим.). Было много смеха, чудес и куча ошибок, когда мы друг друга не понимали. Этот момент между двумя людьми очень важен. Он может быть и совсем без слов: в студии, когда я делала портреты, мы не разговаривали, но между нами было много энергии.

— А почему на снимках только молодые люди?

— Любимый вопрос! — смеется Фетт. — Да, я специально выбирала их, это не совпадение. Я люблю фотографировать людей, которые считают себя мужчинами, мне кажется, возрастной период до тридцати лет очень символичен для России. Мне интересно, как мужчины себя ведут, как держатся и выстраивают свое поведение. Кроме того, они все вели себя чуть иначе, потому что их фотографировала женщина.

Фэтт и Кристина Горланова, заведующая «Домом Метенкова», которая очень помогла нам с переводом. Фото: Владимир Жабриков

— Ты прожила в Екатеринбурге два месяца — это много. Куда ходила в свободное время?

— Я очень люблю ходить в кофейни, часто бывала там. Особенным местом стал для меня Дворец Молодежи. И еще одно место — «Хачапури для Пушкина». Там совершено волшебная еда, мне очень понравился хачапури, который называется «сырная лодка». Повар готовит прямо при тебе — это ремесло выглядит очень красиво. Еще случилась история о том, как я перешла реку по льду.

— Ого, расскажешь?

— Это очень странно: внезапно все люди становятся далеко от тебя (дело было между Ельцин Центром и улицой Ленина — прим). Очень сильное чувство. Пройдя в первый раз, ты ощущаешь в этом мистику, но больше я бы не рискнула.

Главное впечатление от Екатеринбурга Фэтт выразила своей инсталляцией. Фото: Владимир Жабриков

— Какое у тебя главное впечатление от Екатеринбурга?

— Мое впечатление — тот проект, который получился в итоге. Я много работала над ним, даже сейчас работаю, когда по сути все уже завершено. Некоторые части восточного Берлина, в котором я сейчас живу, похожи на Екатеринбург, но самое особенное в городе — это зимний свет, он очень синий и холодный. Берлин в какой-то степени кажется более серым. А здесь синим отливает даже закатное солнце. 

29 декабря в 17 часов Фетт проведет экскурсию по выставке, а 4 января расскажет о том, как чувствуется и ощущается то, что уже случилось — начало жизни ее проекта в уральской столице.

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Люди


вверх