Мех на стенах и никакой Икеи, главное — фото в Инстаграме. Интервью с дизайнером интерьеров Еленой Прислоновой

10 мая 2017, 18:01

Бар «Нельсон Совин», китайское бистро «Джанг Су», кофейная лаборатория «Лакмусс», ресторан «Паста-Вино», кофейня «ДаблБи», бар Kaifooi — все эти заведения открылись в Екатеринбурге недавно и сразу стали популярными. Объединяет их и то, что над всеми проектами работала Елена Прислонова. «Моменты» узнали у екатеринбургского дизайнера, как она придумывает интерьеры для модных мест.


Мех на стенах и никакой Икеи, главное — фото в Инстаграме. Интервью с дизайнером интерьеров Еленой Прислоновой

Фото: Александр Мамаев

Елена, с чего начинается ваша работа над интерьером?

У каждого ресторана есть концепция, из нее следует то, какое впечатление место должно производить на посетителя, и что это за посетитель. Интерьер — это зашифрованный код заведения, по которому посетитель невербально считывает информацию. Когда работаешь над проектом, ты как бы вживаешься в роль посетителя, проживаешь всю историю, атмосферу заведения.

Например, в «Джанг Су» была определенная идея: создать такое место, как будто мы идем по какому-нибудь мегаполису, Нью-Йорк, Шанхай, уже вечер, и вдруг сворачиваем с главной улицы, видим мигающую вывеску, заходим, а там оказывается китайское кафе, но такое, которое могло бы располагаться в мегаполисе, то есть очень современное, чуть-чуть андерграундное.

Там ярким акцентом стало граффити на стене — немного состаренное и совершенно безумное по содержанию: там и драконы, и сюрреалистические персонажи, и зашифрованный иероглифами логотип. Причем место воспринимается очень по-разному: когда людей много, там кипит жизнь, это такой чайна-таун, а когда перед закрытием остается несколько посетителей, возникает атмосфера полупустого ночного кафе, и это тоже здорово.

В «Нельсон Совин» мы (я воспринимаю заказчиков как команду, с которой мы живем бок о бок, пока делаем проект, поэтому часто говорю именно «мы») решили сделать нейтральный, не перегруженный декором дизайн, который дает людям возможность общаться и привносить свою личность, не подавляет какими-то интерьерными клише. По задумке, это пивной бар, но без бочек с пивом и тому подобного.

Интерьер «Нельсон Совин» должен способствовать тусовке: там свободное размещение, люди могут сидеть и на подоконниках, и за баром, и на диванах, они хаотично перемещаются. И как раз-таки это заведение должно существовать, когда людей много — если говорить о первом этаже. На втором этаже более уединенная обстановка.

Фото: Евгений Полушин

В обновленном «Лакмуссе», который, к сожалению, закрылся — но это ненадолго — были сохранены многие фишки, которые делал Богдан Проскуряков: механические картины, другие объекты. Это тоже важный принцип — каждый дизайнер хочет, работая над помещением, всё переделать по-своему, но важно понимать, что многие люди уже привыкли к определенным вещам.

Когда я переделывала «Лакмусс», я сохранила работы Богдана, но сделала помещение более уютным. Изначально там было очень много открытых мест. Я решила сделать диванчики с высокими спинками, чтобы людям было комфортно там сидеть, разговаривать, никого не видя. Стены сделала более темные, отделанные деревом, чтобы за счет отделки пространство стало более камерным, обволакивающим.

Фото: Анна Майорова

Что, на ваш взгляд, отличает хороший интерьер?

Во-первых, это целесообразность — дизайн интерьера должен исходить от архитектуры помещения и от формата заведения. Например, в «Нельсон Совин» мы сделали очень много розеток с переходником USB, чтобы посетители как можно дольше сидели, общались. В «Джанг Су» — наоборот, должна быть высокая проходимость, это бистро, поэтому мы поставили не диваны, а высокие барные стулья, чтобы посетители приходили именно за китайской кухней, заказывали еду.

Фото: Александр Мамаев

Во-вторых, важна оригинальность — интерьер должен удивлять, вызывать желание его запечатлеть. Нужно отходить от клише — например, использования определенной мебели, которая сейчас считается модной. Везде одинаковые светильники, мебель из Икеи, которую можно узнать, и создается впечатление, что ты её уже где-то видел в другом кафе.

Мы стараемся этого избежать — ищем необычную мебель, многое делаем своими руками. Например, диваны на втором этаже в «Нельсон Совин» сделаны сварные, по индивидуальному дизайну. Те же люстры я создаю сама. Конечно, у всех заказчиков есть какие-то свои ориентиры. К счастью, меня не просят их копировать, просто я понимаю, что заказчику нравится, и иду в этом направлении.

Как сделать интерьер «продающим»? Какой это интерьер?

Запоминающийся и комфортный, в котором человеку удобно находиться. Потому что первое, о чем должен думать дизайнер — это посетитель. Если ему там будет удобно, комфортно, интересно, то посетители будут приходить снова и снова, заведение будет успешным.

Какие города вас вдохновляют в плане интерьерного дизайна?

В России это Питер, конечно же. Там самые классные заведения, необычные интерьеры и концепции. В Москве много сетевых ресторанов. В Екатеринбурге, в отличие от Москвы, заведения более оригинальны, потому что у нас высокая конкуренция, и каждое заведение стремится запомниться, быть единственным и уникальным. У рестораторов даже есть такой термин «инстаграбельность» — в интерьере должны быть какие-то фишки, которые становятся для посетителей точками внимания, своебразными фото-зонами.

Какие стили в интерьере сейчас актуальны? В каких стилях вы любите работать?

Я люблю не привязываться к стилю, а идти от формата. Конечно, все равно еще популярен лофт — сварная мебель, сварные конструкции в интерьере. Это модно и ещё будет какое-то время модно, потому что это позволяет дизайнерам довольно гибко работать с пространством — можно самому придумать мебель, сварить её. Это легко сделать, плюс это недорого и необычно выглядит.

Еще сейчас стала популярна тема openspace — когда люди сидят в одном пространстве и видят друг друга, могут «себя показать и на других посмотреть». Так организованы, например, те же «Гастроли». Там в зале много мест, где ты видишь, кто там сидит, столы открыты, нет высоких спинок. Хотя до этого, наоборот, были в тренде закрытые посадочные места, ценились заведения, где есть VIP-комнаты. Опять же, всё индивидуально, на них запрос сейчас тоже есть. Так, я делала кальянный бар Kaifooi с двумя залами — один общий, тусовочный-барный, другой — с закрытыми местами.

Фото: Михаил Царебродцев

Классно, когда дизайнер идет в одном направлении с заказчиком, не пытается навязать какие-то общие тренды. Тем более, всё очень быстро меняется. Лучше делать авторские вещи, которые будут вне времени, чем что-то модное.

В целом можно сказать, что классический стиль уже отмирает, и домашний стиль, думаю, тоже. Раньше было модно, чтобы было много полочек, книги, разные детали. Это, наверное, самый простой способ сделать помещение уютным, но сейчас это уже кажется плохим тоном.

Что, на ваш взгляд, будет актуально в ближайшее время?

Думаю, как раз вот такие интерьеры в смешанных стилях, которые несут свою идею, а не просто нагрузку стиля. Например, если соблюдать стиль «лофт» на 100%, все интерьеры будут одинаковые. Чистый стиль диктует, что обязательно должна быть определенная мебель, определенная отделка. Дизайнеру неинтересно делать такие интерьеры. Интересно самому изобретать, находить какие-то сочетания, необычные фишки, когда человека удивляет, что что-то расположено в таком месте или таким образом.

Также всегда ценится ручная работа, авторский подход в любом проявлении. Будь это рисунок, картина, скульптура — когда видишь, что это не серийное производство, а что-то индивидуальное, возникают другие эмоции.

Какие материалы в дизайне интерьера сейчас популярны?

Один из популярных материалов сейчас — медь. Её мы как раз использовали в «Нельсон Совин»: это центральная стена, сделанная из медной черепицы, медные люстры из настоящих медных труб, медные перила.

Природные материалы — это вообще определенный тренд, мы отошли от футуризма, эстетики пластика. Люди ценят это ощущение, когда ты сидишь за столом и чувствуешь, что дерево настоящее, металл настоящий.

Фото: Евгений Полушин

Вот эта настоящесть — она ценная, потому что мы все больше оторваны от реального мира, от природы, и конечно, хочется, чтобы не было декораций. В «Нельсон Совин» черепицу можно было сымитировать, например, сделать на стене ромбы, как-то их раскрасить — но у нас все было по-взаправдашнему, черепицу клал мастер-кровельщик. Еще я очень не люблю делать декоративный кирпич, если он закрывает настоящий. Если стена из кирпича, то она и должна быть из кирпича — это интереснее.

Появились ли какие-то новые тренды в отделке?

Я считаю, таким трендом стало необычное использование обычных материалов. Например, кровельная черепица на стене, а не на крыше, как в «Нельсон Совин». Или мех на стенах, как в баре Kaifooi. Или стена из старых дверей, люстры из бутылок, как в «Паста-Вино». Люстра из кружечек для эспрессо, как в «ДаблБи». Ну, это из моих работ. А если из общего опыта, то это все, на что может хватить фантазии: декор из посуды, приклеенной к стене, люстра из брелков для ключей.

Есть ещё такая модная тенденция — стабилизированные растения и мох. Но тут такая история. Вот 26/28 сделали мох на стене. И всё. Остальные, если будут использовать этот материал, не смогут избежать сравнения. Все стараются сделать так, чтобы их не сравнивали.

У вас есть любимые цвета, цветовые гаммы?

Использование цветов зависит от задач заведения, но я не люблю использовать много разных кричащих цветов. Я люблю, когда есть основные природные цвета плюс один ведущий цвет. Например, в «Нельсон Совин» — это черный, белый, дерево и медный. В «Лакмуссе» — цвет дерева, цвет бетона и красный. Природные вещи создают общую атмосферу, а цвет расставляет акценты, собирает атмосферу воедино.

Вы работаете одна или у вас есть команда?

Проекты общественных заведения я обычно делаю сама, но жилые веду в прекрасной команде, которую обрела год назад в лице Маргариты и Нияза Назаркулиевых. Кстати, с ними мы вместе делали бар Kaifooi. Что касается воплощения интерьеров — у меня есть ряд мастеров, которые привыкли к моим причудам и готовы экспериментировать вместе, делать необычные люстры или изобретать красивые штукатурки, мебель. Я люблю работать руками, но качество важнее, да и в сутках всего 24 часа, которые еще нужно успеть посвятить семье.

Что касается графического содержания, то я нередко сама прорабатываю и графику, но нанесение изображений доверяю только профессионалам. Например, граффити по моему экскизу в «Джанг Су» делала команда ArtTerror. Классно, когда есть связка профессионалов, и мы вместе работаем от одного заведения к другому.

Над чем вы работаете сейчас? Можете поделиться вашими планами на будущее?

Сейчас у меня на стадии проектирования два кафе. Могу раскрыть один секрет: я занимаюсь интерьером нового «Лакмусса», который будет располагаться в бизнес-центре «Демидов» на 30-м этаже. Полюбившиеся многим скульптуры в виде частей лица будут и в новом помещении.

Вы следите за судьбой «своих» кафе?

Конечно! Часто читаю отзывы на Флампе, слежу по хэштегам в Инстаграме. Вообще, по ходу работы так «врастаешь» в заведение, что начинаешь переживать за его успех, и радоваться, когда у него много посетителей и хорошие отзывы.

Фото: Евгений Полушин

Самое важное

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх