Сейчас не время дерзко шутить. Сергей Светлаков про самоцензуру «Прожектора» и успех ресторана «Eshak»

30 мая 2017, 16:57

Один из главных российских юмористов Сергей Светлаков, ныне успешный ресторатор, рассказал «Моментам» о самоцензуре в «Прожекторе», о шлейфе 90-х и успехе его ресторанного бизнеса на Рублевке.


Сейчас не время дерзко шутить. Сергей Светлаков про самоцензуру «Прожектора» и успех ресторана «Eshak»

— После паузы в пять лет, вы возвращаетесь в «Прожекторперисхилтон», тяжело набирать заново обороты? И почему программы в эфир выходят не регулярно?

— Перебои с выходом программ связаны не с нашим желанием и даже графиком. В одну из недель произошли трагические события, и мы посчитали неправильным в те выходные смеяться. А на следующей неделе был крестный ход… А так мы задумали примерно 10-12 выпусков в сезон. Один — это весна или конец зимы, а второй, например, осень. Мы не хотим, чтоб «Прожектор» стал совсем постоянным шоу. Мы вроде вишенки на телевизионном торте. Может быть, именно по этой причине все и состоялось. Мы все четверо очень заняты, у каждого своя работа, было очень тяжело все соединить в один график. Да и сейчас, чтоб снять те 9 выпусков, которые уже вышли, нужно было сильно постараться, чтоб собрать нас всех вместе. Все сложно, но можно.

— У нас никакой цензуры и сидящего в зале человека, который себе что-то помечает на карандаш, нет. Есть внутренняя самоцензура. Всегда после сборки программы, чтобы не было четырех мнений, только один из нас отсматривает выпуск и понимает и что-то убирает из него: где грубовато было или перебор. Конечно, после съемок над видео работает команда профессионалов, они делают монтаж, а потом садимся работать мы. Например — Саша Цекало. Он говорит, что все нормально. А бывает, в общий чат, где все мы четверо сидим, пишет и советуется, что пропускаем мы в эфир, а что зритель не увидит. У нас работает только внутренняя самоцензура. Мы прекрасно понимаем, где мы на грани, а где ее лучше не переходить. Канал также может внести свои правки, но, сказать, что у нас выщелкивали и по полпрограммы вырезали из-за каких-то тем — такого нет. Но и мы сами понимаем, что сейчас не то время, чтобы быть дерзкими и нагло шутить с экрана. Сейчас все в жутком напряге находятся, и любая шутка одних очень сильно повеселит, а других заденет, и это воспримут как руководство к действию. Сейчас тяжелое время, когда очень сложно не стать спичкой, катализатором, особенно посредством медиа.


— Ваш образ в программе: вы его заложник или вам в нем комфортно?

Мне абсолютно в нем комфортно, и он не так далек от жизни. Не совпадает, конечно, на сто процентов, но мне там хорошо, также как и всем нам за столом. Все мы немножко в каких-то образах и масках, где-то специально подставляемся, где-то специально заводим какие-то темы, например, в личном разговоре с Гариком я бы никогда не стал поднимать армянские темы, это бы глупо выглядело. А когда это на экране, это просто направление юмора, которое всегда будет смешным и это всегда цепляет зрителя.

— Вы себя как ресторатора как оцениваете? У вас проект «Eshak» в Москве, Екатеринбурге и Казахстане.

По великому счастью, мы можем гордиться запуском «Eshak» в Екатеринбурге. Нам не потребовалось времени, чтобы начать зарабатывать деньги. Конечно, пока мы не отбили свои вложения, но мы получаем прибыль буквально с первого месяца.

— А почему все кругом открывают рестораны? Почти вся ваша четверка за столом «Прожектора» открыла свой гастробизнес. Есть же много других бизнесов.

Ну я может быть чего-то не знаю, а куда еще можно вложить деньги? Вот просто положить деньги на счет — это не интересно. Во-первых для меня это реальное удовольствие и отвлечение от всего. Я не могу сказать, что я очень глубоко в этом, но я гораздо глубже, чем все мои друзья и знакомые, которые просто висят на своих ресторанах. Я езжу по своим ресторанам, раз в несколько месяцев я объезжаю все рестораны.

Ресторан «Eshak» в Екатеринбурге Фото: Дарья Попова


— Вы сами контролируете качество?

—  Конечно. Мне и на сайт, и в инстаграмм постоянно присылают сообщения про то как покушали у нас люди, как их обслужили. Более того, постоянно бывают ситуации, когда у нас люди увольняются или кто-то не следит за качеством, а хуже того человек — не наш боец. Я пытаюсь во всем этом разобраться. А есть люди, которые, так сказать, не выживают в наших тяжелых бизнес-условиях, уходят и потом еще козни против нас строят. Это нормальная практика. Это очень сложный бизнес, в котором правильно прочертить грань между допустимой моралью и нуждами бизнеса очень тяжело. Мы еще более или менее лояльные, пытаемся быть людьми, находить выходы из ситуаций. Хоть и не безгрешны, конечно. Это моя внутренняя кухня, в которой меня вынуждает жизнь разбираться. Потому, что люди ассоциируют ресторан со мной.

Фото: Дарья Попова


Они видят мое лицо в этом ресторане, и если они плохо поели, они думают плохо про меня.
 Любую негативную эмоцию я пропускаю через себя, и поэтому я должен контролировать качество и коммуникации, и рекламу, то есть все. На праздники я сам лично придумываю стишки или лимоны, которые вам могут принести, просто на стол положить «От Сережи». Рекламные фишки придумываю не я, а вот фотосессии делаем вместе с командой. В создании рекламных коллажей я тоже участвую. Есть куча креатива, которым я могу гордиться, и в Москве тоже. Даже начиная с тех фраз, которые звучат в туалете, восточные мудрости и просто шутки. То есть человек приходит к нам и ушами отдыхает, и вкусную еду может поесть, а еще и шоу-программу интересную посмотреть. Мы еще праздники придумываем необычные. То есть на все органы пытаемся воздействовать.

— А концепция, когда при ресторане есть еще и караоке, это был ваш осознанный шаг?

— Так мы попробовали в Казахстане, и у нас очень круто это пошло. Буквально вчера я был в Астане, и там ресторан раза в 4 больше, чем здесь — двухэтажный гигантский ресторан, там это очень круто все с самого запуска сработало. Люди приходят туда и знают, что они все удовольствия получат в одном месте: вкусная еда, шоу-программа, а потом можно перейти в караоке попеть, то есть все в одном месте. Такой оформленный понятный вечер любого дня, тем более выходного.

— Когда вы только открыли «Eshak», формат казался странным, что-то из 90-х. Это ностальгия?

— На самом деле это все как суши. Когда—то они были дико популярны, сейчас вроде как уже нет. А на самом деле это все живет. Суши стали традицией. Что касается караоке, казалось, что это взрыв из 90-х, а сейчас это обычная составляющая жизни. По-прежнему люди ходят. Сейчас мы будем открывать зал караоке в Москве на Рублевском шоссе в ресторане «Eshak». А это наш флагманский ресторан. Тут все будет ровно по такому же принципу: зашел к нам человек, и мы его как можно дольше не отпускаем его от себя.

Фото: Дарья Попова


Самое важное

Новое на сайте

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх