Обыски в метро и испуганные взгляды прохожих: история русской девушки, которая приняла Ислам

8 августа 2017, 07:51

Марьям 21 год и раньше ее знали только по имени Анна. Практически год назад она приняла Ислам и теперь ходит в мечеть, изучает арабский и соблюдает пост в Рамадан. Вместе с ней «Моменты» прогулялись по многолюдному парку, заглянули в торговый центр и общепит, посмотрели на реакцию прохожих и выяснили, как живется мусульманкам в современном мегаполисе.


Обыски в метро и испуганные взгляды прохожих: история русской девушки, которая приняла Ислам

«Я чувствовала себя какой-то не такой, в моем окружении не было мусульман», — рассказывает Марьям.
Фото: Анна Майорова

Мы встречаемся в парке, сегодня выходной и здесь очень много людей, но ее сложно не заметить. Покрытая платком, Марьям стоит в темной одежде и кедах под палящим солнцем и высматривает меня. Носить длинные юбки она любила еще до принятия ислама и по чистой случайности коллекционировала платки (сейчас их у нее около тридцати). 

«Мне хочется, чтобы люди не руководствовались стереотипами. Помню, когда я ездила в университет на метро, меня останавливали и проверяли. Это то же самое, что осматривать всех мужчин в джинсах, если убийца на момент преступления был в них. Но к этому я тоже относилась с пониманием. Если сейчас такая ситуация в мире, то, конечно, это нужно делать».  

Девушка не замечает, как ловит любопытные взгляды прохожих. Фото: Анна Майорова

Марьям — русская девушка из обычной постсоветской семьи, в которой было не принято говорить про Бога. Часто ее путают с чеченкой, еще чаще спрашивают: почему ислам, а не православие? Прежде чем прийти к религии мусульман, она ходила в церковь, изучала индуистские писания и даже проповедовала с кришнаитами, которые помогли ее духовному становлению. А однажды начала покрываться и почувствовала, что это то состояние, в котором ей комфортно. Сложнее всего, по ее словам, далось объяснение с родителями.

«Я чувствовала себя какой-то не такой, в моем окружении не было мусульман. Когда я впервые пришла в университет в платке, было что-то. Я еще опоздала, зашла в аудиторию, наступила тишина. Потом из деканата позвонили домой. Мама меня спросила: что это за цирк? Тогда еще новость была про девушку из Москвы, которая в Сирию собралась. Конечно, она очень испугалась, подумала вдруг я так же поступлю. Круг друзей сузился и это самое обидное, когда все начинают судить тебя, но при этом даже не имеют желания выслушать. В тот момент я и сама закрылась от прежнего окружения. Но самые близкие, конечно, поддержали меня».

Она говорит, что бывало, ее проверяли в метро. Фото: Анна Майорова

Первое время было нелегко, но вера в то, что Господь посылает испытания тем, кого любит, помогла ей справиться с трудностями «преображения». Сложно было построить свой график так, чтобы молиться пять раз в день (а это обязательное условие для всех мусульман). К тому же молитвы проходят в определенное время. Иногда Марьям выходила из аудитории прямо во время пары и читала намаз в укромных уголках университета.

 

В кафе она всегда спрашивает про наличие вегетарианских блюд. Фото: Анна Майорова


«Есть еще одно условие. Перед тем, как помолиться нужно находиться в ритуальной чистоте. Необходимо смочить голову, помыть стопы, а в университете этим заниматься, как минимум, странно. Я специально делала омовение дома, пыталась его сохранить. Оно портится, если прикосаешься к мужчине или ходишь в туалет. Молилась я обычно в небольшом крыле между этажами и в это время всегда люди почему-то начинали ходить. Бывало, что мимо идут девочки, смеются, а как меня увидят — тихонечко проходят. Чувствовалось, что это ни какое-то опасение, а уважение».

А в магазинах одежды всегда уточняет про длинные юбки и закрытые рубашки. Фото: Анна Майорова

В университете с ней много беседовали и деликатно попросили не надевать платок. Марьям обещала снимать его в кабинетах, но, обещание, конечно, не выполняла. Она искренне не понимала, почему законы школы или университета стоят выше конституции государства, где каждому гарантируется свобода вероисповедания. По личным причинам она перевелась на заочное отделение и устроилась на работу.

Несколько месяцев назад она работала в детском саду. Платок работодателям не мешал, так как ее знали там еще до принятия ислама. Но некоторые родители все же переживали по этому поводу, долго присматривались, хотя открытой неприязни не было. По словам девушки, на работу устроиться нелегко: «хочется работать там, где ты хочешь, и чтобы к тебе никто не привязывался». На данный момент она продает натуральную косметику и уже не переживает, что люди не будут ничего покупать у консультанта в платке. Оказалось, что большинству на это все равно.

Марьям и сама работает в торговом центре, так что к вниманию она привыкла. Фото: Анна Майорова

Марьям говорит, что совсем не замечает, как на нее смотрят прохожие. Но на нее смотрят. Особенно, мужчины. Пальцем, конечно, не показывают, но любопытно осматривают одежду, пристально изучают лицо, а потом просто проходят мимо. «Я действительно привыкла к этому и уже не обращаю внимания». Она отмечает, что мужчины восточной внешности часто поглядывают на нее, но ее безымянный палец давно украшен кольцом. «Это опознавательный знак того, что я не свободна».

Принятие ислама не мешает Марьям жить в обычном ритме современного мегаполиса. Она спокойно ходит в те места, в которых любила бывать раньше: покупает одежду в H&M, балует себя макфлури в Макдональдсе и пьет чай на летних верандах. Только пойти на концерты она больше не может: места, в которых выпивают и веселятся, считаются греховными.

Консультанты в магазинах помогают ей выбрать вещи. Фото: Анна Майорова

«Алкоголь я и так не пила, поэтому больших ограничений для меня не было. Но первое время мне было тяжело отказаться от музыки. Единственное, что можно слушать — это нашиды, религиозные песнопения, которые исполняются без использования музыкальных инструментов. Я поняла, что раз уж я пришла к этому, то нужно постепенно все соблюдать. С едой в этом плане намного проще — мусульмане едят только халяльное мясо, которое сложно найти в Екатеринбурге, а я с 15-ти лет вегетарианка».

Она признается, что главная ценность для нее — это семья. В гостях у мусульман она наблюдала, как уважительно относятся к друг другу мужчина и женщина, и поняла, что мечтает о таких же отношениях. «Именно в этой религии я смогу искренне придаться служению Всевышнему, людям помогать. Мое это». 

Теперь родители с пониманием относятся к выбору дочери, а отец однажды показал на икону Божьей матери и сказал: смотрите, ее тело тоже закрыто. Поддержал.

Фото: Анна Майорова

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх