«Переиграть хотелось почти все сцены». Интервью с бывшей официанткой, ставшей главным открытием года после фильма «Теснота»

10 августа 2017, 12:37
«Переиграть хотелось почти все сцены». Интервью с бывшей официанткой, ставшей главным открытием года после фильма «Теснота»

Ее называют русской Марион Котийяр и Кристен Стюарт, она же отмахивается от подобных сравнений и говорит: «рано еще». Буквально год назад Дарья Жовнер работала в московском баре официанткой, а в мае прошлась по красной дорожке во Франции и стала настоящим открытием в мире кино.

Получилось это стремительно и как будто неожиданно. Сама актриса не думала, что фильм режиссера-дебютанта произведет фурор, и о славе после него не мечтала. А «Теснота» Кантемира Балагова не только наделала шума на фестивалях, но автоматически приобрела пометку «смотреть обязательно».

Казалось бы, почему фильм, действие которого происходит в 90-е годы, да и еще бог весть где — не в Европе и даже не в столицах, а в Нальчике, вообще должен кто-то смотреть? Но, если всё же поддаться интуиции, положиться на восторженные отзывы критиков и прийти в кинотеатр, от экрана оторваться будет невозможно.

На протяжении двух часов нам рассказывают историю еврейской девушки Иланы (ее и играет Жовнер), в семье которой произошла беда — похитили ее брата и его невесту, денег на их выкуп нет. И, если вы думаете, что героиня Дарьи — послушная дочь и преданная сестра, то это не так, Ила — персонаж сложный и неоднозначный и в этом ее прелесть.

Картину, которая уже удостоилась приза ФИПРЕССИ в Каннах и награды за лучший кинодебют на Кинотавре, по большой несправедливости можно увидеть лишь в одном кинотеатре Екатеринбурга — в «Синема парке» его показывают до 16 августа. «Моменты» не упустили возможность поговорить с многообещающей актрисой нового поколения Дарьей Жовнер о слезах на пробах и реакции близких на ее первые шаги в профессии. 

Фото: Андрей Натоцинский

— До того, как сняться в «Тесноте», вы учились в Школе-студии МХАТ и параллельно работали в баре официанткой. Как познакомились с режиссером и были утверждены на роль?

— Кастинг-директор Вова Голов пригласил на пробы. Кантемир мне сразу понравился. Он задавал неудобные, небанальные вопросы. Я разоткровенничалась, разрыдалась. Тушь поплыла, сижу, хрюкаю. «Ну, — думаю, — понравилась режиссеру, ага». А через несколько месяцев он сказал, что я утверждена на роль.  

— Когда вы в первый раз прочитали сценарий, что вас больше всего поразило? Были ли сцены, которые вас смутили?

— Поразило, что все неоднозначно. За фразой стоит больше. И не все объясняется текстом. В сценарии могла быть ремарка «Ила стоит на мосту, ищет решение», а на площадке оказывалось, что это большая сложная сцена. 

 

— Ваша героиня — бунтарка, которая готова совершить вызывающие поступки, чтобы бы доказать свое право на индивидуальность. Похожи ли вы с Иланой? Сложно ли вам было с ней «ужиться»? 

 — Ила — не только бунтарка. Она может быть нежной, может дружить и любить. Просто ее поставили в такие острые обстоятельства. В какой-то момент мне казалось, что эта история полностью про меня. И мне сложно говорить похожи ли мы.  

— В одном из интервью вы сказали, что Кантемир — очень строгий режиссер. Как вообще строился съемочный процесс — во сколько приходили, долго ли приходилось ждать, давал ли режиссер возможность сделать много дублей или ставил ограничения? Как сложились отношения с остальной командой?

— Он требовательный и знает, что хочет. Четко ставит задачи, но и дает время понять, почувствовать, попробовать. У нас было плотное расписание съемочных дней, но Кантемир всегда находил время, чтобы обсудить со мной сцену, порепетировать, может, даже на это тратилось больше времени, чем планировалось. Вся команда понимала, что это мой дебют и помогала мне. Можно было не бояться открываться. 

 

— Вас называют русской Марион Котийяр и Кристен Стюарт. Как относитесь к таким сравнениям?

— Мне это не очень нравится, рано еще так сравнивать. 

 — Каково это первый раз смотреть на себя на большом экране? Хотелось ли какие-либо моменты переиграть?

— Первый раз я посмотрела фильм целиком на Каннском кинофестивале в день премьеры. Мне очень сложно было смотреть на себя, да и еще так долго, да и еще так близко, и на огромном экране, и при полном зале зрителей и видеть их реакцию. Я так волновалась, что, мне кажется, ничего не поняла. И переиграть хотелось почти все сцены. 

 

— Как отреагировали ваши близкие, друзья на дебютную роль?

— Конечно, они рады за меня. Но они не разделяют где персонаж, а где я. И на все события реагируют, будто это со мной происходит, будто это действительно я. 

— Есть мнение, что «Тесноту» уже можно назвать культовым фильмом. На ваш взгляд, почему он «выстрелил»? Кому его точно нужно посмотреть?

— Не знаю. Я слышала много негативных отзывов. Поэтому не стала бы так громко говорить «выстрелил».  Про себя могу сказать, что я была предельно открыта и честна в этой работе и у меня не было задачи удивить, поразить кого-то.  А кому смотреть… не знаю. Думаю, что не всем надо его смотреть.

— У какого режиссера хотели бы сняться? Есть ли ближайшие проекты / предложения?

— У молодого Никиты Михалкова. Пока никаких ближайших проектов у меня нет.

 

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх