«Никогда не стану раздевать артистов на сцене». Новая звезда екатеринбургского балета о своих планах в театре

27 октября 2017, 16:10
«Никогда не стану раздевать артистов на сцене». Новая звезда екатеринбургского балета о своих планах в театре

Екатеринбургский оперный, неустанный поставщик новостей для балетоманов в государственных масштабах, недавно объявил о своем новом приобретении. С начала сезона в труппе работает петербургский хореограф Антон Пимонов, официально он приглашен на должность заместителя худрука балета Вячеслава Самодурова. Еще в прошлом году Пимонов с Самодуровым конкурировали друг с другом в номинациях Национальной театральной премии «Золотая Маска», в итоге Маска «лучшему хореографу» досталась Пимонову, а Самодурову — две награды за спектакль «Ромео и Джульетта». И вот, меньше чем через полгода, хореографы объединяют свои усилия для работы в екатеринбургском театре.

Фото: Александр Мамаев

— Антон, расскажите, что такого интересного происходит, по-вашему, здесь, в Екатеринбурге,  ради чего вы решились оставить Мариинский театр?

— Мне кажется, сегодня любой, кто хотя бы немного интересуется в нашей стране музыкальным театром, понимает, что Екатеринбургский театр оперы и балета занимает определенное место —  и это место среди лучших. Мне всегда было интересно следить за тем, что здесь происходит. Предложение Славы Самодурова участвовать непосредственно в творческом процессе зацепило меня. Это новая ступень для меня и новый опыт, который  в дальнейшем будет полезен и мне, и, надеюсь, театру. Контракт заключен на два года.

— Ощущаете ли вы здесь большую свободу в плане реализации хореографических идей?

— Есть рамки, за которые я никогда не буду выходить — например, никогда не стану раздевать артистов на сцене. Хитросплетения тел мне не слишком интересны.  Балет — это все-таки эстетическое визуальное искусство, я всегда об этом помню. Кстати, хореографам сегодня приходится очень сложно — всё на свете уже придумано. Поэтому я вижу для себя такой путь — взять заново классическую лексику, но развернуть ее под новым углом и постараться найти комбинации, которые заиграют новыми красками. Составить предложение, переставив слова таким образом, чтобы найти если не новый смысл, то неожиданный оттенок, глубину. В таком ключе я сейчас пытаюсь работать.

 — Расскажите о себе, чем вы занимались в Мариинском театре?

 — Я родился в Волгограде, в 9 лет поступил в Академию русского балета имени Вагановой, а закончив исполнительский факультет в 1999 года, сразу же был принят в Мариинский театр артистом балета.

Свою первую работу как хореограф  я создал в 2013 году для Мастерской молодых хореографов, и это занятие настолько меня захватило, что вскоре я  оставил артистическую карьеру и целиком переключился на сочинение танцев. Я благодарен Юрию Валерьевичу Фатееву, директору балетной труппы  поддерживавшему меня все это время.  Да, я вырос в Мариинском как хореограф, но теперь хотел бы оторваться от него и  попробовать двигаться самостоятельно.

Фото: Александр Мамаев

— -В прошлом году все и вовсе закончилось всеобщем признанием и Золотой Маской, доставшейся вам как лучшему хореографу. Можно сказать, приз перешел к вам от Самодурова, два года удерживавшего положение лидера.

 — Сначала была «Игра три на три» — 10-минутная миниатюра для первой Мастерской молодых хореографов, состоявшейся в 2013 году.  Потом была работа на последнем Мариинском фестивале под названием «Кот на дереве». Я соединил несколько песен американского композитора-минималиста Нико Мьюли, одна из них так и называлась  — «Кот на дереве», в ней говорилось о том, что кот застрял на дереве, мы открыли банку с тунцом, но все напрасно, кот никак не может слезть, спасите кота! Я сочинил одноактный балет на три пары, получилась такая забавная абстрактная история. Жаль, что зрители увидели эту работу только один раз — в рамках фестиваля.

Фото: Александр Мамаев

 

 А Маску лучшему хореографу я получил за «Скрипичный концерт номер два». Этот балет создавался для вечера, посвященного 125-летию Прокофьева. Первым отделением шел «Блудный сын» Баланчина, затем «Русская увертюра» в постановке другого молодого хореографа Мариинского театра — Максима Петрова, и в финале как раз моя работа. «Скрипичный концерт» — это такой оммаж Прокофьеву и одновременно Баланчину, оглядка на Русские сезоны. Постановка получилась  по сути своей очень классическая  — пачки, пуанты, чистые позиции. 

У меня был опыт сотрудничества и с другими труппами — например, с театром «Балет Москва». А последней моей работой в прошлом сезоне стала постановка для Баварского балета в Национальном театре Мюнхена, там тоже были мастерские, четыре хореографа из четырех стран, я работал по приглашению директора балета Игоря Зеленского, представлял Россию.

Фото: Личная страница Антона Пимонова в Instagram instagram.com/pimonovanton/Фотограф/Anton Batoev

 — Как так случилось, что вы ни разу не приехали к нам на Данс-платформу?

— Я знал, что в Екатеринбурге Слава Самодуров организовал на базе театра лабораторию для молодых хореографов еще раньше, чем это случилось в Мариинском. Мне очень хотелось приехать, но, к сожалению, никак не получалось совпасть по времени.

 — Кто те люди, что оказали на вас как хореографа заметное влияние?

 — Можно начать со школы, моим педагогом по классике был Юрий Иванович Умрихин, он меня выпускал. Вообще мне  повезло, я работал как артист в такое время, когда в театре ставили и классику ХХ века — работали ассистенты Баланчина,  на свои постановки приезжали Уильям Форсайт, Анжелен Прельжокаж, Алексей Ратманский. Когда танцуешь интересную хореографию, неизбежно пропускаешь все через себя —  и тогда растешь как артист, восприятие танца трансформируется.

Фото: Александр Мамаев

— Как бы вы охарактеризовали свой собственный стиль?

 — Я проработал всю жизнь в академическом театре, поэтому моя хореография основана на лексике классического танца. Но хочется что-то утрировать, что-то попробовать увести на второй план, и тд.

 

Фото: Александр Мамаев

— Этот сезон в Екатеринбургском театре  посвящен юбилею Мариуса Петипа, запланированы две большие балетные премьеры — «Пахита» в феврале и «Приказ Короля» в июле. А когда можно будет увидеть на сцене ваши постановки?

— Мою премьеру мы выпустим весной, это будет одноактный 25-минутный балет на цикл Брамса «Любовные вальсы». Название мы пока не раскрываем, работа войдет в состав одной из программ одноактных балетов. Форма спектакля еще вызревает, к репетициям я приступаю в середине ноября. Кстати, худрук балета поставил мне задачу — сделать спектакль исключительно на мужской состав. Задача сложная, но я ее принял. Дело в том, что в балете «Пахита», над которым сейчас активно работает труппа, занят, в основном, женский кордебалет. Так что моя постановка поможет сбалансировать ситуацию.

А начну я с того, что поставлю номер для Рождественского концерта — это будет дуэт на музыку из сборника Дворжака «Славянские танцы», в нем мы покажем публике молодых артистов нашего театра. 

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх