Пять уральских драматургов, чьи имена скоро будут знать все

30 ноября 2017, 17:01
Пять уральских драматургов, чьи имена скоро будут знать все

Фото: Владимир Жабриков

Помимо конструктивизма, Уралмаша и Ельцин Центра Екатеринбург прочно ассоциируется со школой уральской драматургии. Студенты и выпускники курса Николая Коляды становятся победителями престижных конкурсов, их пьесы по всей стране ставят именитые режиссеры. Самые известные примеры — Ярослава Пулинович и Василий Сигарев. Кто придет им на смену и чьи имена через 5-10 лет будут все, рассказывают «Моменты».

Ринат Ташимов

Фото: Владимир Жабриков

28-летний парень, которого называют самым наглым режиссером, актером и драматургом в Екатеринбурге. Он может выйти на середину сцены и сказать: «Я самый талантливый. Сегодня вы будете слушать только меня». Он уже успел съездить в Нью-Йорк, где вместе с американскими коллегами работал над переводом и постановкой своей пьесы «Шайтан-озеро», которая вошла в тройку лучших российских пьес, написанных в 2016 году.

Успех в драматургии пришел случайно: писать пьесы Ринат не собирался. Он служил в омском театре, потом решил уйти из профессии и переехал в Москву. Там попал на гастроли «Коляда-театра» и понял, что хочет играть именно там. Коляда в театр не принял, зато подруга посоветовала: не берет актером, учись на драматурга. Первая же его пьеса «Ветрянка» вошла в лонг-лист конкурса «Евразия», вторая — «Катифа» — заняла второе место на международном литературном конкурсе им. М. Волошина.

Поступив к Коляде, он уже на первом курсе написал пьесу «Пещерные мамы», которую Николай Владимирович высоко оценил: «Просто отлично. Ярко, странно и театрально».

Сейчас Ташимов ставит собственные спектакли в ЦСД, играет в «Коляда-театре» и вместе с режиссером Аленой Тремазовой, открыв мастерскую «КиноLook», учит энтузиастов снимать кино.

Советуем вам успеть познакомиться с будущей звездой. Кто знает, может быть, его снова поманят к себе огни Москвы.  

Спектакль Александра Кудряшова «Пещерные мамы» в Галёрке. Инстаграм almancev

Отрывок из пьесы «Пещерные мамы»

Осень, листопад, погост. Вокруг разрытой пустой могилы стоят Месавара и баба Маша — пятидесятилетние вдовы. Венера, двадцативосьмилетняя дочь Месавары, сидит на памятнике с полумесяцем, схватившись за голову и уткнувшись лицом в ноги.

МЕСАВАРА. Обратно, может, зарыть и не говорить никому ничего?

БАБА МАША. Сама виновата, разве можно каждый день ходить к покойникам? Он устал от тебя, вот и пошел зарылся в другом месте.

ВЕНЕРА. Баба Маша, а вы чо такая дура? Рот закройте, пожалуйста, баба Маша.

БАБА МАША. Да, вот еще. Я знаю, это все эти студенты-археологи, поди, они цельное лето тут вокруг деревни копают.

МЕСАВАРА. Не, может, он домой пошел? Такое бывает…

ВЕНЕРА. Мама, мама… я с тобой не могу. Может, ты тогда сюда приляжешь пока, вместо папы, а я пока тут все разрулю.

МЕСАВАРА. Что? Что-о-о? А! Как она с матерью разговаривает, неужели я такое заслужила? Все, плохо мне. (Месавара садится ногами в могилу.) Хочешь смерти моей? Так вот, все, видишь? Умираю я!

Спускается в могилу.

Тая Сапурина

Тая Сапурина (справа) во время читки пьесы «Моя старость» на фестивале «Любимовка» в 2015 году. Фото: Юлия Люстарнова / группа фестиваля «Любимовка» в «Фейсбуке». 

Еще одна ученица Коляды, которая стала известна в театральном сообществе после пьесы «Банка сахара, или Сказка о стране розового перца». После первого места на конкурсе «Евразия» в 2012 году, пьесу поставил Александр Вахов в «Коляда-театре». Главную роль исполнял Олег Ягодин.  

В отличие от многих молодых драматургов Тая не пишет пьесы за месяц или несколько недель. Например, над «Моей старостью» она работала больше года. В ее текстах скрупулезно подобрано каждое слово: нет лишней ремарки или реплики. Ее пьесы — это истории об одиночестве. «Банка сахара» об одиночестве человека, который перестал общаться с людьми. «Кот стыда» — о пустоте, которая всегда с тобой, даже если ты находишься в кругу семьи. Это трогательная пьеса в 2014 году вошла в шорт-лист «Новой пьесы» фестиваля «Золотая маска».

В отличие от Ташимова Сапурина — драматург-интроверт. Она не борется с другими за победы в конкурсах, она соперничает только с собой. «Негромкая, но глубокая. Тихо-тихо, но придет к своему», — говорят о ней люди, которые следят за ее творчеством.

Если однажды друзья спросят вас: «Что почитать?», советуйте пьесы Сапуриной. Они как будто написаны для пасмурных зимних вечеров.  

Фото со спектакля Марины Брусникиной «Кот стыда». Инстаграм ramtogram

Отрывок из пьесы «Кот стыда»

А я редко приезжаю к домашним. Маме и бабушке. Но даже когда я приезжаю, они думают, что я приезжаю не к ним, а к коту. Захожу в квартиру. Мама с бабушкой выходят в коридор, встречать — счастливы. Здороваюсь. Выскальзываю от объятий вниз — развязывать шнурки. Долго расшнуровываюсь, отвечая, что дела у меня, как всегда хорошо. И в верхней одежде протискиваюсь в комнату, уворачиваясь от прикосновений. Закрываю дверь уже не моей комнаты. Да, я вас рада видеть. Выдыхаю. Вешаю одежду. Выглядываю в коридор. — Где кот? — Спит. Иду к коту. Обнимаю его. Все нежности достаются коту. Кот, как воплощение домашних. Только молчит и не комментирует. С котом я буду спать в одной комнате. Коту я расскажу, как у меня на самом деле дела. И пусть он там потом разнесет все по квартире на своем хвосте. Кот, прости, там, где я сейчас живу, есть кошка, но она так, только кошка, а ты-то самый настоящий и единственный кот в моей жизни. Кот, ну ты знаешь, что я. Скажи им. Бабушка смотрит, как я целую кота. Да кота. Да, бабушка, когда я уезжаю, ты стоишь в коридоре, заталкивая в мой рюкзак какие-то свежие овощи-фрукты, я спрашиваю: а где кот? — Спит. Иду, целую кота. Надеваю рюкзак. Бабушка стоит, смотрит и ждет. Что делать? Кот. Бабушка. Мама. Мама на работе. Кот спит. Бабушка смотрит и ждет. Кот спит. Мама на работе. Что делать? Жму бабушке руку. Разворачиваюсь, ухожу. Подъезд. Бабушка крестит меня. Я не оборачиваюсь, но знаю, что крестит. Она так всегда делает. А вдруг все умрут, а я так и буду целовать кота? А потом и кот.

Ульяна Гицарева

Ульяна Гицарева (слева) на церемонии вручения премии «Топ-50. Самые известные люди Екатеринбурга» от журнала «ЕКБ.Собака.ru». Фото: Александр Мамаев

Как драматургу выделиться на фоне других в Екатеринбурге? Как минимум, не быть учеником Коляды. Ульяна Гицарева — единственная в нашем списке, кто не проходил курс у «солнца русской драматургии». В одном из интервью она говорила, что ей стыдно писать пьесы в Екатеринбурге: слишком много в городе драматургов, они пишут слишком много пьес, а к ним лезет еще и она, со своим журналистским образованием. Но именно профессия помогла ей в драматургии: свою первую пьесу «Спичечная фабрика» на основе реальных уголовных дел она написала, проходя практику в Туринске.

Не имея театральных связей, независимо от тусовки «Коляда-театра», она продолжала работать. Спустя несколько лет после «Спичечной фабрики», в 2015 году, ее пьеса «Хач» получила «Золотую маску». В прошлом году ее пьеса «Антарктида» была поставлена в петербургском «Театре на Литейном».

Запомните это имя: когда речь зайдет об уральской драматургии, сможете удивить друзей знанием не только учеников Коляды.

Спектакль «Антарктида». Фото: Дарья Пичугина / официальный сайт «Театра на Литейном» 

Отрывок из пьесы «Антарктида»

ЛЕВОН. Каждое лето я ездил на велосипеде на Байкал. На дорогу с Урала уходил ровно один велосипед. Назад на поезде. В конце поездки я закапывал его в землю, как выдохшегося коня. Сдавать в утиль стыдно. Не по-товарищески. По дороге спал на деревьях в детской палатке. Так безопаснее и от зверя, и от человека. Детская весит меньше. 

Только на велосипеде понимаешь как мало тебе нужно вещей, чтобы жить. Чем меньше, тем легче жить. И так четыре лета подряд, каждый раз новой дорогой. Я думал, что прав. Что я езжу в свой личный космос, потому что только на дороге и в космосе ты — нигде. А быть нигде очень важно для человека, чтобы быть кем-то. Не забывать, что ты кто-то. Потому что когда много вещей, людей и домов, то приходится всё время называть их, думать о них. А называть себя забываешь.

Тут пустота… Только я, велосипед и дорожная пыль. Велосипед красный, чтобы не теряться в пыли. Я — сильный. Меня зовут Левон. Мне двадцать лет. Я верю своим ногам, я верю своим рукам. Я есть. Солнце видит меня, дорога видит меня. Я слышу своё дыхание…

Ирина Васьковская

Фото: инстаграм uraldrama 

Если вы хотя бы немного интересуетесь театром, то наверняка слышали эту фамилию. Но эксперты, с которыми мы общались, все равно упорно включают ее в список молодых, пока не известных, но потенциально звездных драматургов. Имя Васьковской до сих пор ставится в ряд с еще зелеными студентами Коляды и одновременно с его знаменитыми выпускниками. Она уже получила «Золотую маску» за пьесу «Март», добилась побед в десятках престижных конкурсов, но в родном Екатеринбурге с ее пьесами работает в основном только режиссер из «драмы» Дмитрий Зимин. При этом в Москве спектакли по пьесам Васьковской идут прямо сейчас — «Уроки сердца» в «Современнике», а «Девушки в любви» в театре «Практика».

Если в ближайшее время будете в столице, советуем сходить. Заодно можно похвастаться сидящим рядом зрителям, что автор текстов, как и вы, из Екатеринбурга.

Спектакль «Уроки сердца». Фото: официальный сайт театра «Современник» 

Отрывок из пьесы «Март»

Тщательно выметенная комната. Перед диваном — обеденный стол, за которым сидит Маша. На столе солонка, чайная чашка на блюдце. Маша ковыряет спичкой в зубах, смотрит в угол на пластмассовую ёлку. Верхушка у ёлки свёрнута набок. На диване сидят Миша и Кочкина, внимательно глядя на Машу.

Маша: а ёлку пора выкинуть — на дворе март, если что. На дворе трава (кусает спичку) Новый год сто лет уже как (Кочкина и Миша молчат) Ну я так, разговор поддерживаю. Можете с ёлкой жить — мне всё равно.

Молчат.

Маша: Миша, у тебя лысина с января в два раза больше стала (ждёт ответа) Миша? (Миша молчит) Ты, наверное, много страдаешь? Почему у тебя волосы лезут?

Маша: мне всё равно, можете не отвечать — я просто из вежливости с вами говорю (Кочкиной) как ты меня учила, мама: если сказать нечего, ты всё равно говори, а то невежливо.

Кочкина: вот где ты шлялась, пусть там с тобой разговаривают. Там, где таскалась. Под заборами пусть разговаривают. Подзаборные разговоры. Не в порядочном доме. Не смотри даже в мою сторону.

Маша: узнаю тебя, мама (кивает на Мишу) А он почему молчит? Ты ему язык отрезала?

Кочкина стучит ладонью по столу.

Маша: Миша, ты почему молчишь?

Кочкина (Маше): сколько ещё нам терпеть? Сколько это будет продолжаться?!

Маша: мама, а я беременная после нового года, но не знаю, кто отец.

Маша Конторович

Фото: инстаграм kontorovichmasha

Самый молодой автор в списке. 23-летняя девушка обладает невероятной способностью и, следуя советам своего мастера Николая Коляды, очень много пишет. Ее тексты регулярно отмечаются на фестивале молодой драматургии «Любимовка», ставятся в разных городах страны, а авторитетные критики (например, один из самых известных Павел Руднев), включают ее пьесы в списки лучших произведений прошлого театрального сезона.  

Отрывок из пьесы «Мама, мне оторвало руку»

Видео в окошке Ютюба.

МАШКА. Вокруг все тупые уроды, так уж повелось. Найти боль-мень интересного человека капец как трудно. Одни загоняются за Доту, другие за бомбочки из Lush, третьи за что-то такое ну вообще необычное, кто-то задротит по учебе. Совсем отбитые открывают свою сексуальную чакру и херачат ей всех подряд, придумывая всякую херню о диких утехах, которых конечно же не было. Насмотрелись тупой порнушки с тентаклями в вк и думают, что они капец прошаренные. Хотя бы разик открыли нормальный порносайт. Нет же. Мамка историю читает и докапывается, если удалена была. Дрочеры. Да блин. Вообще не про них всех, уродов этих хотела. Кароч так. Когда тебе 16, ты живешь ну как бы на грани. Ты как бы постоянно то как Кобейн, то как Северус Снегг. Ну… Легкость такая. Стоишь такой будто на ветру. Будто сейчас только-только началась нормальная весна, все закапало отовсюду, автомобилисты начали судиться с ЖКХ из-за сосулек, расхерачивших их машинки… блин. Опять про уродов. Я так-то… Кароч, будто ты стоишь на весеннем ветру, но все еще немного прохладно. Будто ты стоишь в нежно-розовом пальто, стоишь на Вознесенке. И тут колокола. И небо такое голубое. И тебе похер, что под ногами валяются гандоны использованные от вейперов, которые тусили тут ночью. Ну кароч ветер, колокола, весна, небо, розовое пальто, конечно, с сижкой и самое главное — тебе все похер, ты мысленно всех послала. И тебе кайфово. Стоишь такая одна клевая. Смотришь, как троллейбусы едут, как бабки в церковь ползут, как мамашки коляски толкают через грязюку… И тебе клево. Потому что стоишь, смотришь на этих залипших в говне мух, и прямо чуешь, что этот твой момент вечен. А они сдохнут все от алкоголизма, рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Ну это самое распространенное у нас в Рашке. Кароч. Ну вы поняли.

Машка выключает видео, обновляет страницу, пару секунд листает новости в ВК, опять открывает свое видео. 7 просмотров, лайков нет.

МАШКА. Блин, тупая, залошат.

Заходит с другого аккаунта, ставит лайк на свое видео.

МАШКА. Ну теперь хоть не так жалко. Тупые уроды.

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх