«Ресторан — это место, где страшно». Кто убедил уральцев, что дома есть дорого

2 января 2018, 04:01
«Ресторан — это место, где страшно». Кто убедил уральцев, что дома есть дорого

Валентин Кузякин, человек, подаривший екатеринбургской тусовке «Крабы. Гады. И вино», живет в своем маленьком гастрономическом мире. Верит в успех азиатской кухни на Урале. Точно знает, как побороть страх перед походом в ресторан и не строит иллюзий как бизнесмен перед ЧМ по футболу. «Моменты» пообщались с Кузякиным о планах на 2018 год и о повальной моде екатеринбуржцев на походы в ресторан.

Фото: Наталья Чернохатова


— Ты — один главных героев города, к мнению которого прислушиваются. А ты понял, что сегодня хочет тусовка?

— Черт его знает, что они хотят. Но они точно  не хотят туда, где они уже были. Если  в прошлом году мы осторожничали, то в этом быть консерватором уже нельзя. Ушли те времена, когда существовали какие-то писаные правила, была обязательная программа, которую надо откатывать. Сейчас это уже не так, по крайне мере, с той публикой, с которой мы работаем.

— А чего хотят-то?

— Экспириенс от еды, от общения.

Фото: Наталья Чернохатова

— Тебе не кажется, что итог 2017-го — люди стали больше есть? Ресторан — стал местом тусовки?

— По продажам могу сказать, что есть они больше не стали, но стали больше об этом говорить. Екатеринбуржцы обсуждают чаще еду, чем что-то другое. Это закономерно, ведь в мире это давно происходит, вот и до нас докатилось.

— Ресторан сегодня — это обязательная вечерняя программа, и людям приходится выбирать между клубом, театром и гастрономией?

— Это гигантский тренд, на самом деле. В Лондоне это случилось 20 лет назад,  в Нью-Йорке, в Москве 5 лет назад. Наконец-то это дошло и до нас. Что-то повернулось в массовом сознании:  люди открыли для себя одно из пяти чувств. Если раньше мы, например, интересовались музыкой, кино, то теперь — ресторанами.  Это такой фундаментальный сдвиг, и это надолго.

Фото: Наталья Чернохатова

— А двацатилетние, за которыми сейчас гоняются все бренды,  к тебе ходят? 

— Слушай, я тут цены сравнивал. Зашел в «Дюжину», съел 18 пельменей со свининой, сметану и хрен — 420 рублей получилось. У нас за эти деньги можно тоже что-то очень приличное съесть. По крайней мере, нечто более нагруженное смыслом.  Не то, что я там плохо время провел, но понял, что «Дюжина» — недорогой ресторан, и мы недорогие. Я думаю, двадцатилетние к нам тоже пойдут.

— А страх? У двадцатилетних есть устойчивое понимание, что ресторан — это дорого, что там сидят светские персоны, как мы на «Моментах» любим писать…

— Да, ресторан — это место, где страшно. Я прекрасно помню, когда я был моложе и понимал, что не могу ресторан себе позволить, заходить в него было как-то не по себе немножко. Многие рестораны у нас, особенно дорогие, создают впечателение — «у нас тут дорого»  и не для лохов.

Помня про это, у себя в ресторанах мы придумали другую историю. Мы сразу запланировали, что мы по деньгам в кошельке  аудиторию не делим. Нам важны все, кто в состоянии нас понять, все, кому мы можем понравиться, должны быть здесь.

Фото: Наталья Чернохатова

 

— Люди должны совсем перестать дома готовить?

— В идеале, да.  Я ради интереса прикидывал: мне дешевле есть в ресторане, не в моем… в любом другом, чем готовить дома. Ты зашел в магазин и просто взял какой-то там фигни — это 1,5-2 тысячи — стабильно. Если мне завтра готовить, то мне опять надо идти в магазин  и тратить те же 1,5-2 тысячи. Так будет каждый день.

А если я пойду в тот же Vietmon, возьму суп «Фо бо» на 300 рублей — огромная плошка еды, которой ты наедаешься до отвала. И все, тебе больше ничего не надо покупать. На завтрак зайди в Engels, поешь на 160 рублей.

Есть в ресторане не всегда дешевле, но для аудитории, для которой мы работаем  — это точно так. Дома надо готовить. Одно дело — собраться на выходные, приготовить семейный ужин — это удовольствие. А кухонное рабство — долой! И я хочу это донести.

Я очень люблю Сингапур и люблю про него разговаривать. Мы даже сейчас ресторан открываем очень сингапурский.

Фото: Наталья Чернохатова

— Когда откроешь?

— Думаю, в апреле. Это будут «Гастроли», но только  в Юго-Восточной Азии. Так звезды сходятся, что мы неожиданно нашли дизайн-бюро сингапурское, которое нам интерьер будет делать. Вообще все круто будет.

— Ходят разговоры среди рестораторов, что мода на пан-азиатскую кухню скоро умрет…

— Чего это она умрет? В мире не умерла, а у нас тут локальное место будет, где она взяла и умерла. Екатеринбург — место расстрела азиатской кухни. Ну да (смеется).  

Фото: Наталья Чернохатова

— А зачем ты и другие наши рестораторы в торговые центры пошли, где всегда было место только кофейням и Макдональсу?

— Да, я, честно, сам удивился. Нас «Мега» прямо силком затаскивала.  Я реально отказался шесть раз. Мне звонили, убалтывали, в конце-концов дали хорошие условия, и мы пошли. И мне очень понятно, зачем я им там нужен: торговые центры скоро умрут. Ты давно была в ТЦ?

— Я в Европе покупаю одежду. Тут в одном лишь магазине.

— Как и все. Я люблю барахло, и честно в этом себе признаюсь,  поэтому люблю заказывать в интернете, в каком-нибудь «мистер портер». Ну, либо в Европе закупаюсь.  Поэтому торговый центры умирают потихоньку, а видя, что тренд в еде — зовут нас.

У нас вообще город неприветливый, построен страшно, и все страшнее с каждым годом, и пешком особо не походишь. Деревья с каждым годом куда-то деваются, новые не сажают. Поэтому люди любят гулять в торговых центрах -  там зелено, светло и красиво.

Фото: Наталья Чернохатова

— В этом году в Екатеринбурге из крупных федеральных лидеров только Рапопорт открыл «Воронеж». Почему эти бренды к нам не заходят?

— Они видят наши выручки, и им становятся скучно. Ну и они часто ошибаются  с местом. Я наблюдал,  как  «Тануки» заходили — было забавно на вокзале открыть первую точку.  У нас же город компактный: живешь ты в «Адмиральском», а напротив уже «гетто». По московским меркам вокзал — это нормальное место, ведь там есть метро. Но любой чувак из Е-бурга скажет, что вокзал — это гетто — я не поеду на вокзал есть, вы что, с ума сошли? Для нас вокзал — это средоточие криминала и непонятно чего. Мы в обычной жизни вокзал стараемся исключить из своей картинки. Его как бы нет.

— Многие женщины  поход  в твой ресторан расценивают как поход в театр, наряжаются…

— Мне нравится, на самом деле, что здесь очень разные люди. Здесь я часто вижу компании пожилых женщин —  65-70 лет. Это аудитория незащищенных людей, им не всегда комфортно, и я понимаю, что раз они к нам ходят, значит, им у нас безопасно. То же самое с двадцатилетними. Здесь никому  не скучно.

— Что ты даешь, кроме еды?

— Идеальная ситуация, если ты пришел в ресторан — и выпал из Екатеринбурга. Моя задача — дать людям отдохнуть от родного города немножко.

Фото: Наталья Чернохатова

— Ты как бизнесмен рад, что в грядущем году у нас чемпионат мира пройдет?

— Я его с ужасом жду. Да, мы получим кратковременный  рост потока клиентов. Но это как на майские праздники или на Новый год. Сейчас мы  неделю будем стричь с корпоративов, а потом еще 10 дней с тех бедных людей, которые не знают, чем заняться в новогодние каникулы. Да,  мы будем стричь целых 15 дней, а до этого мы полдекабря  пустые стоим, потому что все поджались, а потом январь и пол-февраля пустые будем сидеть, потому что все свои деньги потратили.

Ну да, чемпионат мира — это прикольно. Будет всего пара матчей. Я слышал, что некоторые гостиницы под это дело строят. Они вообще в своем  уме? Можно на эти пару дней гостиницу очень задорого сдать, а потом кто там будет жить?

— Ну, есть в этом и что-то положительное…

— Вот прямо плюсик, что везде сделали скаты, везде стало удобно ходить с коляской… Лиля (жена Кузякина — ред.) не звонит и не говорит, что надо закатить коляску. Наверное,  инвалидам стало хорошо, наконец-то. Не хочу показаться нытиком, но есть вещи, которые  меня просто убивают. Вот я, например, приехал на автовокзал, он же просто ужас какой-то. Там вот эти муравейники,  ни одного дерева.  Я понял, что там нужно что-то открыть… Мы на самом деле еще летом в инстаграме Engels разместили опрос: где вы хотите видеть нас? И там  80 процентов ответили — автовокзал. Я подумал, нам надо что-то делать. Там что-то совсем хреново.

 

Фото: Наталья Чернохатова

 Совсметный проект «URA.RU» и «Моментов»

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх