Бутылка пива за 4000 рублей. Уральцы готовы платить за революцию крафта, пришедшую из США

11 марта 2018, 11:37

Он убедил Екатеринбург, что пить крафтовое пиво так же модно, как зеленое вино. Он был одним из первых, кто стал продавать крафт сначала в баре «Yankee», затем его заметили в пивоварне JAWS. Там Алексея Кадочникова узнала вся узкая тусовка любителей крафта и свободы. После он подарил городу самый эстетский бар — «Нельсон Совин», в котором сегодня можно увидеть политиков, бизнесменов, врачей и инстаграм-див Екатеринбурга.


Бутылка пива за 4000 рублей. Уральцы готовы платить за революцию крафта, пришедшую из США

Фото: Наталья Чернохатова

— Как так получилось, что за какие-то два года екатеринбуржцы превратились из любителей двухлитровых пластиковых бутылок в эстетствующих почитателей крафта?

  -  Когда в 2015 начал формироваться наш коллектив, крафтовая революция только набирала силы в Екатеринбурге, большинство людей ничего в этом не понимали, тогда слово «крафт» еще не было так популярно. На слуху был только JAWS, потому  что они рядом, в Заречном. Мы шли путем проб и ошибок,  исследуя интересы горожан, попутно развивая свой вкус и вкус всех заинтересованных в пивной культуре. Как в хороших коктейльных барах, тебе не дают меню с толстым-толстым списком коктейлей, а тебя спрашивают, что ты хочешь выпить. Так и мы спрашивали не про сорт, а про вкус: что вы хотите почувствовать. Так все и началось…

— Ну вы все равно не всех в свою «веру» обратили?

— Да, некоторые люди всё еще топят за «Жигулевское»,  которое было в Советском Союзе сварено по ГОСТу. К такому относимся с юмором…

— Ну тут еще вопрос цены. Продавать пиво по цене хорошего вина — это надо постараться…

 —  Людям, которые покупают поллитра пива за  40-50 рублей,  никогда не объяснишь, что бутылка может стоить и больше тысячи. Но они и не заходят в бар.  У нас самое дешевое пиво — это локальные бренды. Их цена от 160 до 300 рублей за пинту. Хотя многие, кто приезжает из Москвы, из Питера, удивляются нашим низким ценам. Но в Екатеринбурге это дорого, и не продать.

Алексей Кадочников — один из основателей крафтовой революции на Урале. Фото: Наталья Чернохатова

—  Почему?

 — В Москве все привыкли за JAWS отдавать 300 рублей и больше.  А уральцы к такому не готовы.  Тут продавать русское пиво дороже  400 рублей — глупо. Сразу настороженность, что в нем не так.

— Потому что есть скепсис к русским пивоварам? Не делают такого качества, как в Европе?

—  Скепсис, несомненно, есть. Может быть, мы снобы и иногда предвзято относимся, но чаще всего наши в качестве не стабильны. Хотя с 2015 года в Екатеринбурге сильно развивается пивное движение. Уже во многих заведениях представлены американские и английские пивоварни. Крупные сети уже продают в больших масштабах крафтовое пиво.

—  Почему тебя это радует? Это же твои конкуренты…

 —  Чем больше люди узнает о пивной культуре, тем больше людей, в конечном итоге, придет ко мне купить бутылочку за тысячу рублей от бельгийской пивоварни. Здоровая конкуренция — это всегда хорошо. Но есть пивоварни, которые мутят воду в пивной индустрии России. «Сибирская корона», например, выпустила сорт «Таежный» и назвала его «стаут» с намеком на крафт. Зачем? Люди, которые только начинают интересоваться этой культурой, попробовав это пиво, отличающееся от международной классификации по вкусу и аромату от эталонного стаута, могут его просто не понять. А на самом деле же все не так, все намного глубже и многогранней.

— Сколько стоит самая дорогая бутылка, которую вы рискнули выставить в Екатеринбурге на продажу?

 — Около четырех тысяч рублей, производство США. И ее купили, конечно, не в первый день.

Крафтовый пузырь еще не лопнул даже в США. В Екатеринбурге революция пива будет еще долго. Фото: Наталья Чернохатова

— По какому принципу ты цены рисуешь в баре?

 —  По доступности. На отечественное пиво накрутка больше, естественно, потому что себестоимость меньше. На дорогие позиции, когда бутылка стоит  от 1000-4000 рублей,  накрутка очень маленькая. Иначе не купят. Мы их выставляем  в продажу для имиджа. Медленно, но верно, его выпивают люди, которые интересуются.  В этом моя идея — показать Екатеринбургу эксклюзивные продукт.

— А вот эта вся история с домашним пивоварением в Екатеринбурге. Мне кажется, что не без вашей помощи у нас в городе случился бум: врачи, инженеры все выходные дома на кухне варят пиво?

 —  Домашних пивоваров в Екатеринбурге всегда было приличное количество. Просто они сейчас выходят на новый уровень. Вместе с ними развивается пивная культура города.

 —  Но при этом продавать домашнее пиво нельзя?

 — Нам приносят бутылочку на пробу.  Ну мы, как правило, сами дегустируем и оцениваем. А со стороны закона, к сожалению, пока нам нельзя торговать пивом, сваренным дома.

— Я за «Нельсоном» все прошлое лето наблюдала. Тут вечерами сотня людей. Вы же стали не просто местом для гурманов и интересующихся, а  вписались в основной маршрут ночной жизни Екатеринбурга, тусовки…

— Ну, во-первых, мы в центре, и «Моменты» же  писали про безумную Хохрякова, которая стала главным местом тусовки города.  Я всегда за пати и автопати. И хорошо, когда-то и другое начинается у нас. Ведь просидеть с 18:00 до 00:00 в одном месте — это скучно.  Сейчас в городе появились еще и автобусные туры по барам.  Собирают компанию людей, человек 15,  они арендуют автобус и катаются по разным заведениям. Заваливаются к нам, например, просят скидку. Мы им наливаем, рассказываем все  о том, что они пьют, они пропускают пару стаканчиков, садятся в автобус и едут в следующий бар.

 

Алексей сам лично проверяет каждую поставку пива. Фото: Наталья Чернохатова

— Можешь обрисовать, как выглядит ваш клиент — пивной эстет Екатеринбурга?

 — Пивные заведения всегда были без целевой аудитории. Пиво любят все в возрасте от 18-ти до 60-ти.  Сейчас подрастают те, кто недавно были «хипстерами». Они уже к нам приходят,  пока только интересуются.

— Когда растет интерес, растут и цены…

 —  Не сильно. С 2015 года мы подняли их не больше, чем на 20—30 рублей за бутылку. Но обусловлено это исключительно ростом цен на транспортные перевозки и курсом евро.

— Вы с европейскими пивоварнями работаете напрямую?

 —  Мы сотрудничаем с двумя пивоварнями из Швеции и Испании.  Остальные все — через российских дистрибьютеров.  Европейские  крафт-пивоварни — это чаще всего идейные ребята. Им интересно даже одну бутылку поставить в качестве рекламы. Мы им звоним: привет, вы готовы привезти пиво в Россию, в Сибирь?

— Сибирь?

— Из европейских  крафтовых пивоварен далеко не многие отваживаются сотрудничать с нами и отправлять свое пиво за тысячи километров, как они иногда думают: в Сибирь.

Напрямую с европейскими пивоварнями работать сложно, но удается. Фото: Наталья Чернохатова

— За два года, что ты взялся за пропаганду крафта в Екатеринбурге, как изменились привычки горожан к нему?

 — Самой сложной задачей остается заинтересовать людей и доказать, что  крафт — это не то, что продается в большинстве магазинов. Но подвижки есть. Если раньше спрашивали только локальное русское пиво, то сейчас людей интересуют иностранные бренды. Люди много чего распробовали в той же Европе,  возвращаясь домой, хотят повторить этот вкус.

— Ну в России это почти невозможно. Я так прокололась с одной маркой. Дегустировала ее в Берлине, вернулась в Екатеринбург, купила в гипермаркете такую же бутылку, а оно оказалось таким, что пришлось вылить.

— За границей все кажется вкуснее. Когда ты в Бельгии — обычное бельгийское пиво кажется намного вкуснее — с ведерком мидий, с багетом.  Возможно, если пиво было разлито в России, то не избежать отличия вкуса. Он обусловлен многим, начиная от воды и заканчивая ингредиентами. А если все-таки разлито в Германии, на том же заводе — чаще всего это просто субъективная точка зрения, именно в тот момент. Потому что при любой дегустации на вкус напитка влияет ваше настроение, и то, с кем и с чем вы его пьете… Но из-за того, что многие наши клиенты побывали за границей и много что видели, нам все тяжелее работать. Приходится все время удивлять их. У нас уже есть мысли изменить дизайн. Мне бы самому уже надоело постоянно ходить в одно и то же место. Сейчас у нас идет очень серьезная подготовка к 2018-му, чемпионату по футболу.

— Подготовка? Многие в городе, кто занимается барами и ресторанами, наоборот, выбрали позицию «не замечать» чемпионат?

 — Возможно, это и хорошо. Не нужно специально что-то делать для ЧМ. Нужно сохранить наш колорит.  Туристам  настоящая Россия же интересна. А готовиться нужно к русским чиновникам, которые будут проверять нашу готовность. Потому что, ну, абсурд же, когда будут запрещать рекламировать любые газировки, кроме там «Кока-колы», в центре города.  А мы к ЧМ будем менять многое, начиная  с ассортимента, заканчивая работой с клиентом. На кранах и в холодильнике будет больше российского крафта. У ребят за барной стойкой должно измениться знание иностранного языка. Потому как про пиво рассказать на английском не сложно. Но посоветовать гостям еще куда-нибудь сходить — с этим уже сложности.

Алексей и его команда все делают сами в своем баре. И наливают и разгружают. Фото: Наталья Чернохатова

— Сколько ты отводишь еще пожить моде на крафт в Екатеринбурге?

 — Крафтовый «пузырь» в Штатах еще не начал даже лопаться. А крафтовая революция в Америке идет с 1990-х годов. То есть, у нас впереди еще лет 30. Еще очень много пивоварен откроется, еще больше закроется. Рынок пивоварен в Екатеринбурге сейчас растет. Но еще нет такого бума, как в Штатах.

— Ты хочешь сказать, что эта мода из США пошла, а мы не повторяем за европейской традицией локальных пивоварен, где варят пиво монахи, например?

 -  Да. Эта история про крафт зародилась в Штатах, когда прогрессивным людям надоело пить пиво из магазинов, где вода со вкусом солода и хмеля. И они начали варить его сами. В Европу крафтовая волна пришла только в начале 2000-х пришла. А то, что варят монахи — это классика. Классическое пиво есть чешское, есть немецкое, есть бельгийское. Пиво варили издревле и в России. Но это было похоже больше на квас, чем на пиво. А крафт — это пиво ручной работы.

 —  А почему за три года никто не скопировал твой успех, и не появилась сотня таких же заведений?

 —  потому что екатеринбуржский рынок пива переполнен. Мне будет жалко людей, которые откроют еще одно крафтовое заведение.  Все устали от аскетичных баров с белыми стенами, где все сидят, пьют  и разговаривают про уровень горечи в напитке. 

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх