Рестораторы не рискуют брать на работу женщин. Ограничения обошли дочь владельца крупной гастро-сети

null
Фото: Наталья Чернохатова

Несмотря на то, что рестораны в Екатеринбурге за последние два года стали темой номер один, среди знатных шефов города ни разу не была замечена дама. Эксперты связывают это с гендерными стереотипами и тяжестью работы. Но это на самом деле не совсем так.

— Сейчас я нахожусь на фестивале шеф-поваров «Икра» в Сочи, и среди участников есть только одна шеф, и то — кондитер, ведь именно в кондитерском деле требуется мелкая моторика и аккуратность, — говорит шеф ресторана SteakHouse Михаил Аракелов. — Работа очень тяжелая не только физически: нужно быть по 13-14 часов на ногах, руководить мужчинами, следить за экономикой, фондом оплаты труда. Для этого нужен стержень. В Европе женщин-шефов много, но до нас это пока не дошло.

У некоторых поваров, встречавших женщин-коллег, даже сложился стереотип о тех девушках, кто все-таки добиваются своего и становятся шефами. Их часто считают карьеристками и зачастую не воспринимают всерьез.

— Большинству женщин, которых я видел в профессии, уже давно за 35 и у них нет ни семьи, ни детей, поэтому они могут позволить себе проводить на работе по 14 часов, — поделился с «Моментами» уральский шеф Дмитрий Стволков. — Среди таксистов тоже женщин мало, так и с шефами. Просто не женская это профессия: это физически тяжело и не все готовы все время проводить на ногах и работать с тяжелой посудой.

Если дам и можно встретить на кухне, то только на мастер-классе, которым руководит шеф-мужчина.
Фото: Александр Мамаев

В гастро-бизнесе Екатеринбурга называют из дам только несколько фамилий: Елизавету Токареву из ресторана «Куршевель 1850», Ирину Галимову, ранее работающую в Zeppelin, Ольгу Флеганову, чей папа владеет сетью ресторанов Resta Management, и Ольгу Симонову из «Пряностей».

Последней попался работодатель без предрассудков: владелица «Пряностей» Евгения Левандовская отмечает, что в первую очередь при выборе шефа смотрит не на пол будущего сотрудника, а на опыт и навыки.

— С Ольгой Симоновой, профессиональным шеф-поваром русской северной кухни, мы работаем уже более двух лет, у нее много наград, — говорит Левандовская. — Я в первую очередь наняла профессионала, она отлично справляется.

Женщины-шефы, считает Левандовская, чаще всего встречаются в заведениях, специализирующихся на восточной кухне. Ресторатор призналась, что в ее новых грузинских проектах в «Пассаже» будут женщины-шефы, одна из которых уже назначена.

Чаще всего женщины встречаются в кондитерских, там они отвечают за весь процесс.
Фото: Дарья Попова

Пойти против стереотипов и стать шефом решила и дочь известного ресторатора Ольга Флеганова. После нескольких проектов в Екатеринбурге, последним из которых была разработка меню для бара «Географ», Ольга отправилась на обучение в школу к ресторатору Аркадию Новикову.

— Профессия действительно физически тяжелая, надо проводить целые дни на ногах, — но мне это не важно, меня привлекает сама профессия и я готова в ней развиваться, — сказала Флеганова.

К слову, возвращаться из Москвы, после обучения, Флеганова не собирается. Дело не только в меньшей дискриминации женщин-шефов. По словам Ольги, Екатеринбург сильно отстает от Москвы в гастросфере, особенно качеством продуктов.