Создатели тихой империи «кофе с собой» первые два года не платили зарплату себе

null
Фото: Наталья Чернохатова

На кофейном рынке Екатеринбурга есть своя «темная лошадка» — сеть Bow Jones Coffee, работающая в формате «кофе на вынос». За пять лет существования бренда на счету бывших юристов Ивана Морозова и Данилы Кандалинцева 40 кофеточек, которые открывались и закрывались с переменным успехом. На сегодня бренд насчитывает 22 торговых островка и две полноценные кофейни в бизнес-центрах «Демидов» и «Суворов». Недавно друзья открыли собственный цех по обжарке и стали поставщиками specialty кофе (повышенного качества — прим.ред.). Несмотря на то, что Bow Jones Coffee — крупнейший в городе игрок, о них не найти ни одной публикации в медиа, парни абсолютно не публичны и не кичатся своими достижениями, утверждают, что просто делают хороший продукт по демократичной цене. Герои «Моментов» рассказали, почему присутствуют только в бизнес-центрах и как им удалось добиться оборота 50 млн в год.

До открытия первой кофейни Иван и Данил занимались юридическими консультациями, говорят, это не приносило больших доходов, поэтому решили запустить кофейный бизнес. Прошли обучение в Новосибирске, на тот момент в лучшей школе бариста. Прикинули бюджет, поняли, что полноценную кофейню не потянут, отсюда формат кофе на вынос. Вложения составили порядка 600 000 рублей. Тогда из конкурентов были только Coffee Box, но ребятам хотелось иной подход — развивать кофейную культуру и прививать аудитории вкус. Бизнес-центры в этом плане подходили идеально — трафик постоянный, лица одни и те же, нет сезонности. Название создали специально под клерков, обыграли знакомый многим термин «индекс деловой активности» — dow jones. Так заняли специфическую нишу. Год просидели на одном месте, а потом стали открывать одну точку за другой.

«Это только кажется, что работать с бизнес-центрами легко. Был период, когда на нас висело штук пять потребительских кредитов, сеть сработала в минус 200 тысяч рублей, себе не платили зарплату, только за выходные, когда сами вставали за стойки. Голодали года два, — рассказывают основатели бренда, в шутку называя этот период „депрессулечкой“. — Все деньги вкладывали в развитие бизнеса, конечно, тяжело было, но результат себя оправдал. Сейчас общий оборот — порядка 50 млн рублей».

Расшевелить точки получалось далеко не всегда. Публика в БЦ «Комсомольская горка», к примеру, оказалась тяжелой на подъем. Спустя три месяца работы в коридоре бизнесменам удалось занять киоск на входе, сделали ремонт, даже поставили диваны со столами, будучи уверенными, что народ пойдет, но выручки упали в два раза. Был кризисный 2014-й, контингент взрослый, советского склада, который рассуждал так: «100 рублей за кофе! Вы с ума сошли? Я лучше пойду в автомате за 25 рублей куплю».

«Теперь, если какая-то точка себя не очень хорошо чувствует, мы не тратим на нее силы, проще другую открыть, даже две. У нас есть возможность вставать в БЦ оперативно, и стоит это не очень дорого», — говорит Иван Морозов.

Фото: Наталья Чернохатова

Приходить на все готовое молодые люди не любят — открывают кофейню там, где нет инфраструктуры, а затем приучают к напитку аудиторию, которая впоследствии отправляется за новыми вкусами в уже раскрученные места.

«Конечно, работа в бизнес-центрах сдерживает прибыль. В каком-нибудь переходе тот же Coffe Box может продать 500 чашек кофе, а у нас точка делает — 150 в день. Но с другой стороны, наступают холода, пешеходный трафик снижается, и заработок, соответственно, падает. С нами такое не случается», — рассказывает Данил Кандалинцев.

Если в «Комсомольской горке» людей приходилось приучать к качественному кофе, то в «Архитекторе» — бренд вынужден был доказывать гостям, заряженным на Италию, что есть другие, не менее интересные сорта.

Фото: Наталья Чернохатова

«Люди долгое время капали: «Хотим нормальный кофе, а не кислятину, мы доставили вторую кофемолку, поставили Италию, за неделю у нас выпили почти килограмм. Осталось 50 или 70 граммов. И все, как отрезало. Больше никто не спрашивал, пришлось остатки выбросить, кофемолку вывезти. Все познается в сравнении», — говорит Иван Морозов.

Бренд работает на недорогом кофе из Эфиопии и Бразилии. Слишком высокий ценник не ставит, чтобы не отпугнуть потребителя, и считает, что главное — давать стабильно вкусный продукт.

«Один раз сделаешь что-то не так, и человек уже не вернется, 95% клиентов — постоянники, поэтому облажаться нельзя. Почему, например, Starbucks не может использовать вкусный, хороший, свежий кофе? Потому что у них задача, чтобы в каждой кофейне по всему миру продукт был одинаковым. Наша задача, чтобы было просто вкусно», — говорит Данил Кандалинцев.

Сегодня бренд Bow Jones Coffee еще и один из самых крупных обжарщиков кофе в городе. Однако далеко не все кофейни готовы к сотрудничеству.

«В индустрии много пафоса и зазнайства, и это создает определенную напряженность. Есть какое-то мнимое превосходство, если ты работаешь с определенной маркой. Мы проводили эксперимент, предлагали людям кофе, с которым они работают, но в нашей упаковке. Его не брали, говорили, невкусно. То есть владельцы кофеен готовы переплачивать за какие-то мнимые партнерские отношения с московскими обжарщиками», — рассуждают бизнесмены.

Пока одни берут зерно по 1500 рублей за килограмм, акцентируя внимание на том, что работают с раскрученным брендом, который жарит зерна с 1886 года, Bow Jones Coffee использует собственное сырье стоимостью 600 рублей. Разница почти в три раза, соответственно и цена за чашку другая, могут позволить себе уронить ценник до 50 рублей за маленькую чашку капучино.

«При построении бизнеса я пропагандирую подход „Макдональдса“, сам там 4 года отработал. Бургеры у них не самые лучшие, но когда ты приходишь в заведение, понимаешь, что получишь. Есть напротив крафтовые бургерные, где очень вкусный продукт по более высокой цене, но в этот раз ты получил отличный бургер, а в следующий окажется соуса меньше или котлета другого размера. В „Макдональдсе“ невозможно такое допустить. Именно по этой причине, мне кажется, эта марка разошлась по всему миру. Вот и я хотел бы, чтобы наша сеть распространялась по миру, потому что мы делаем стабильно вкусный продукт», — говорит Данил Кандалинцев.

Сейчас бренд старается вовлечь в потребление кофе как можно больше людей и радуется, когда открываются новые кофейни, потому что рынок развивается, а значит аудитория, потребляющая кофе, растет.