Известные рестораторы назвали цену в несколько миллионов за спасение бизнеса

null
Фото: Наталья Чернохатова

Два известных ресторатора Екатеринбурга решили объединиться, чтобы помогать бизнесменам запускать их проекты. Работать собираются по всей стране. Совладелец Alibi, «Огонька» и «Юности» Евгений Кексин вместе с экс-владельцем Jang Su Евгением Урюпиным запустили свое консалтинговую компанию Restako. Кому это нужно и сколько можно на этом заработать?

Что хотят открыть люди, если у них есть деньги?

Кексин: У людей, когда появляются деньги, рождается мечта — открыть бар или ресторан. В каком именно формате, чаще спрашивают у нас, потому как сами в этом бизнесе не разбираются. А те, кто начинают работать без знаний, строят бизнес сами — потом прогорают.

Урюпин: Обращаются с запросом: «У меня есть деньги, давай откроем ресторан?» Люди, у которых есть инвестиции, не являются специалистами в ресторанной индустрии. Здесь нужен опыт работы минимум 15 лет. Но если у человека есть деньги, он хочет открыть ресторан и обращается к профессионалам — это нормально. Мы открываем и занимаемся управлением, а человек просто зарабатывает деньги. Если человек не прибегает к помощи профессионалов и специалистов, то, как правило, этот бизнес ненадолго. У нас в городе много таких примеров, когда заведения открывались и закрывались.

В ресторанный бизнес идут люди без опыта…

Кексин: В ресторанном бизнесе мало профессионалов. Очень часто бывает, что люди открывают заведение без опыта и потом прогорают. Мы хотим, чтобы люди начали зарабатывать, чтобы мы заработали, чтобы рестораны получались нормальные. Порой даже достаточно опыта работы барменом 2-3 года, чтобы понять, что значит этот бизнес, прочувствовать его. Я уже не говорю, что лучше поработать управляющим. Иногда какие-то стандартные бизнес-инструменты к ресторанам нельзя применить. Человек, который поработал в этой сфере, чувствует, какие можно, а какие — нельзя.

Уральская публика знает Кексина, как «хайпового ресторатора»
Фото: Марина Молдавская

Сколько на рынке запросов открыть или перезапустить точку? Реально много, что вы решили таким заниматься?

Кексин: Запросы — регулярные. Пишут, звонят. У нас с Женей на двоих много проектов. Раньше каждый был сам за себя, а сейчас мы объединяем усилия.

Урюпин: К осени открывается 4 новых проектов — те, которые мы открываем сами с нуля, не считая просто обращений. Бывают обращения, которые мы не принимаем в работу, потому что люди не понимают, что хотят. Либо поступают неинтересные предложения.

Евгений Урюпин за год умудрился раскрутить китайское бистро. До этого в Екатеринбурге такого формата не было.
Фото: Александр Мамаев

Сколько денег нужно для запуска ресторанного бизнеса, за который вы возьметесь?

Кексин: Для запуска проекта — от 8 миллионов.

Урюпин: От 8 миллионов и выше.

Вы будете претендовать на долю в ресторане, либо только работа на запуск?

Кексин: Наши услуги по запуску проекта стоят миллион-полтора, либо доля в бизнесе.

Урюпин: Моя доля — от 40 до 50% в бизнесе, как собственника.

Что вы хотите получить в итоге?

Кексин: Хотим пробиться на рынок Москвы или открыть что-то за границей.

Урюпин: Мы построим ресторанную компанию, которая будет владеть и управлять ресторанами по всей России.

Консталтинговая компания будет заниматься открытием новых ресторанов и их управлением.
Фото: Наталья Чернохатова

Вы ограничиваетесь Екатеринбургом или к вам могут обращаться из других городов?

Кексин: Екатеринбургом не ограничиваемся, к нам могут обращаться со всей страны.

Урюпин: Мы готовы принимать обращения со всей России.

Почему Евгений выбрал в партнеры Евгения?

Кексин: Мы сошлись по характеру, по духу, по идеям. Мы мыслим в одинаковом направлении. Он силен в гастрономии, а я — в пиаре, продвижении, тусовке. Мне всегда не хватало человека, который разбирается в кухне. Мы дополняем друг друга.

Урюпин: Мы давно уже об этом разговаривали. Все успешные проекты складываются из чего-то большего, чем просто интерес. Тут должен совпасть внутренний настрой, должны быть одни взгляды на одни и те же вещи. Немаловажно, что у каждого — своя зона ответственности. Мы вместе придумываем концепцию, Женя больше занимается маркетингом, сервисом, а я — построением кухни и выстраиванием всей системы управления.