Двадцатилетние отказываются тратить деньги на одежду. Вещи собирают по знакомым

null
Фото: Наталья Чернохатова

Двадцатилетние модники больше не несут свои деньги в масс-маркет. Искать стильные вещи предпочитают на чердаках у родственников или рыскают по секонд-хендам. В Екатеринбург этот тренд на винтаж пришел из столицы и первым, кто стал его пропагандировать был Толя Карнаухов. Это его компания приучила молодежь носить пиджаки на несколько размеров больше, заправленные в джинсы, куртки а-ля 90-е или цветастые рубашки стиляг. Когда герой тусовки сбежал в Москву заниматься журналом Flacon, казалось, поддерживать людей на стиле некому. Но покупать винтаж оказалось не только модно и выгодно. Поэтому сторонников любителей вещей из «бабушкиного комода» становится все больше.

Фото: Наталья Чернохатова

Эксперты по винтажной моде связывают растущий интерес ко всему старому и анти-массовому с расширением сети «Баско пати» в городе. Именно этот бренд подсадил молодежь на одежду, стоимость которой не превышает порой и 50 рублей. Зато выглядит стильно.

— В других регионах, даже в Москве и Питере нет такого количества секондов одной сети. Но изначально тренд, конечно пришел из Европы. Это нормальная история, когда мы ориентируемся на модников из других городов, — считает соосновательница проекта «Шувакиш» Лала Салимова.

Одна из постоянных клиенток вышеупомянутого секонда нашла для себя другую причину популярности одежды, от которой старшее поколение воротит нос. По ее мнению, во всем виноваты Гоша Рубчинский с его отсылками к моде 90-х и политическая ситуация в стране.

— Популярность ретро-луков пошла от Гоши Рубчинского. Но его бренд умер, а тренд остался. Сейчас мода радикальная, это реакция на политические и социальные явления. Сейчас в масс-маркете можно встретить цепи и агрессивные принты. А 80 и 90-е — это время фана и ощущения, что тебе все можно. Наши луки — это рефлексия, мы скучаем по диско и яркому макияжу. С помощью одежды мы хотим вернуться к этому времени, — рассказала «Моментам» Софья.

Фото: Наталья Чернохатова

Миллениалы отказываются одеваться в масс-маркете «от и до» еще и потому что хотят выделиться. Если купить блузку в той же Zara, никто не сможет гарантировать, что рано или поздно на вечеринку две девушки не придут в одинаковых луках. А в секонд-хэндах вещи уникальные — можно сказать только в единственном экземпляре.

— Все хотят быть уникальными, выглядеть особенно, не быть как все. Если одеваться в масс-маркете, можно просто на улице встретить человека в такой же одежде. Это не очень приятно. Еще одно отличие винтажной одежды — крой. Она хорошо сидит на фигуре. Плюс элементы вроде пуговиц или необычных замков выделяют вещь на фоне остальных, — поделилась с «Моментам» Лала Салимова.

Также она отметила, что вещи из бабушкиного гардероба нужно уметь сочетать друг с другом. Свитер может выглядеть нелепо на вешалке, но если подобрать к нему подходящий комплект, можно легко стать звездой вечеринки.

Фото: Наталья Чернохатова

Многие модники, которые выходят в свет в луках из прошлого века, отмечают, что не задумываются о том, где брать вещи. Одежду могут даже одалживать у друзей, если очень уж нравится. К веяниям моды относятся холодно, поэтому и оказывается, что масс-маркет им неинтересен.

— Чаще всего приобретение вещей происходит спонтанно. Поэтому сложно сказать, где я их беру. Это может быть абсолютно любой магазин: секонд-хэнд или магазин с новыми вещами, известный или нет. А может быть и не магазин вовсе, а, например, чей-нибудь гардероб. Возьму с позволения хозяина. На самом деле, я практически никогда не задумываюсь об этом всерьез, отношусь к этой теме проще. Поэтому преимущественно и не одеваюсь в масс-маркете, — признается модник Георгий Корнилов.

Еще один аргумент, который озвучивают двадцатилетние миллениалы в пользу поношенной одежды, — ее можно самостоятельно модифицировать. В случае неудачного эксперимента — выбросить не жалко, ведь стоит она, как один поход на бизнес-ланч. Единственное, на что сетуют модники — в секонд-хендах очень мало обуви.

— При покупке вещей я не руководствуюсь здравым смыслом, а не модой. Одежда из секонд-хендов дешевле масс-маркета. К тому же это вторичное потребление, что очень круто. Еще один аргумент — вещь не жалко переделать под себя. Я, например, хотел расписать свою куртку, — признался бармен Азамат Шакиров.

Фото: Владимир Жабриков

Некоторые модники не ограничиваются только тем, что предлагают екатеринбургские винтажные магазины. Они специально отправляются в шоп-туры в Питер или Москву, чтобы закупиться новыми шмотками. Несмотря на то, что цены там на порядок выше, чем в Екатеринбурге, есть шанс урвать на блошиных рынках люксовые экземпляры. Они у миллениалов тоже в почете.

— У меня уже есть несколько точек, куда я 100% загляну, если буду в одной из столиц. Иногда специально жду субботы, чтобы съездить на Удельный рынок в Санкт-Петербурге. Он сам по себе уникальное явление. При желании там можно найти вещи начала 20 века или просто собрать стильный лук за смешные деньги. Еще есть комиссионки, которые специализируются только на люксовых брендах. Такого у нас пока нет. Даже Ralf Louren нужно искать, а там заходишь и видишь Chanel за 5000 рублей или Dolce & Gabbana за три, — делится опытом шопоголик София.

Директор арт-галереи Ельцин Центра Илья Шипиловских, презентовавший выставку финского фотографа Лиисы Йокинен, посвященную уличной моде, рассказывает, что сейчас стрит-фешн становится современным искусством. Поэтому не удивительно, что миллениалы отказываются одеваться в масс-маркете и отправляются искать более интересные варианты для луков.