170 миллионов рублей за кольцо. Уральские ювелиры делают подарки Юрию Антонову, конкурируя со Swarovski

21 марта 2018, 19:37
170 миллионов рублей за кольцо. Уральские ювелиры делают подарки Юрию Антонову, конкурируя со Swarovski

Фото: Алексей Колчин

Уральские изготовители драгметаллов и камней, ювелирные организации смогли нарастить заработки на своем ремесле по итогам прошлого года. Продажи за рубеж выросли более чем на 20 миллионов долларов. Ювелирные дома используют свои местные производства, 3D-технологии и популярность уральских самоцветов.

Фото: Наталья Чернохатова


Принтер для драгметалла

Свердловские производители драгметаллов и ювелирные компании в 2017 году увеличили свои заработки. Таможенники отмечают, что из уральского региона было продано драгоценных и полудрагоценных камней и металлов, изготовленных изделий и бижутерии на 367,3 миллиона долларов. В 2016-м году дела шли похуже: экспорт тогда был на 22,5 миллионов. Примечательно, что выросли аппетиты у стран СНГ: в 2017-м в этих странах закупили свердловские драгметаллы и камни, а также украшения на 41,6 миллионов долларов, это в два раза больше, чем годом ранее.

Фото: Наталья Чернохатова

Казалось бы, в регионах открывают свои магазины столичные и международные бренды ювелирных сетей, однако в Екатеринбурге компании держат свои производства и занимают торговые точки в нескольких ТРЦ. Например, «ЮвелирГолд» изготавливает сплавы из серебра и золота в Екатеринбурге, здесь же выпускают ювелирные изделия. Компания запустила свою торговую сеть в нескольких микрорайонах, в каталог их продукции вошли как бюджетные украшения от 500-1500 рублей, так и кольца с бриллиантами на сумму 1,4-1,8 миллионов рублей, на некоторые изделия ценники раскрываются только по запросу.

Один из старейших уральских ювелирных брендов готовит в подарок кольцо, стоимостью 8 миллионов рублей.Фото: Александр Мамаев

В ювелирном холдинге Александра Чамовских JF Carat вовсе на определенных ювелирных работах заменили на место мастера американский 3D-принтер, но в компании все равно работает штат дизайнеров. «Принтер позволяет строить одновременно 96 моделей в хорошем качестве всего за 10 часов. В итоге период от эскиза до выпуска готового изделия сократился в два раза. У такого подхода несколько плюсов: быстрота процесса, снижение потерь металла, идеальное качество геометрии, недостижимое при ручном способе изготовления изделий», — отмечают в JF Carat. В ювелирном салоне Чамовских кольца сегмента Премиум Люкс могут обойтись в очень разные суммы: одни в 800 тысяч, а другие — вовсе в 170 миллионов рублей.

Фото: Наталья Чернохатова

Денев и Миронов

Екатеринбургские компании также удерживают внимание к себе за счет легендарных самоцветов. Например, в Уральском геологическом музее работает свой небольшой ювелирный магазин «Надежда», для него изготавливают камнерезные изделия известные уральские мастера. О знаменитых шкатулках и украшениях из уральских самоцветов наслышаны в разных городах России (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск), магазин регулярно посещают гости из других стран, рассказала товаровед «Надежды» Мария Васильевская. Среди знаменитых гостей ювелирного магазина была французская актриса Катрин Денёв, интересовавшаяся топазами и аквамарином, в магазине покупали изделия глава Справедливой России Сергей Миронов, певец Юрий Антонов и актер Андрей Соколов. Также в «Надежде» оставляли свои деньги представители городской администрации, готовившие подарки для высоких гостей Екатеринбурга, и местной епархии.

Фото: Александр Мамаев

Источники на рынке рассказывают, что стоимость услугу у уральских ювелирных мастеров отличается. В зависимости от того, с какими драгоценными камнями приходится работать, насколько сложно сделать украшение, конечная стоимость работы может составлять от 3 до 80 тысяч рублей. «А в магазинах наценки на украшения могут оказаться разными. Где-то не больше 20%, а в других — до 100%. Зависит от того, насколько дорого стоит аренда торговых площадей, как себя позиционирует бренд магазина», — рассказали анонимно представители ювелирного рынка.

Глина против драгметалла

Некоторые предпочитают отказываться от работы с драгоценными металлами, предпочитают бюджетные варианты работы с полимерной глиной и поделочными камнями. Причина тому — административные ограничения и сложности. «Обработка цветных металлов технически гораздо сложнее и более трудоемкая, чем работа с полимерной глиной. Кто-то отказывается от драгметаллов, потому что их официально нельзя покупать без лицензии, не хотят связываться с лицензированием.К тому, же оборудование для работы с ними гораздо сложнее, оно громоздкое и шумное», — рассказывают неофициально мастера hand-made украшений.

Фото: Joe Dp

В такой категории авторы как правило работают с материалом, которые предоставляет заказчик, а оборудование закупается самостоятельно (аппарат бензиновой пайки, к примеру, может обойтись в сумму на 6 тысяч рублей).

«В целом, handmade сегмент драгоценных металлов востребован именно на заказ с идеями клиентов и гораздо меньше с авторскими идеями, частично из-за покупательской способностей хэндмейдовой целевой аудитории», — рассказали в екатеринбургской мастерской «Мантихорья лавка».

В целом, солидные ювелирные магазины и небольшие бюджетные мастерские, рассчитанные на свои небольшие тусовки, работают во всех случаях на свою собственную аудиторию, которые не пересекаются между собой.

Самое популярное

Читайте также в разделе Стиль


вверх