Грозят натравить прокурора и подсыпать яд в еду. Как потребительские экстремисты берут бизнес Екатеринбурга в заложники

11 сентября 2017, 00:34
Грозят натравить прокурора и подсыпать яд в еду. Как потребительские экстремисты берут бизнес Екатеринбурга в заложники

Фото: pixabay.com

Бизнес Екатеринбурга пребывает во власти потребительского экстремизма. На что только не идут находчивые горожане, чтобы заработать на дорогих кроссовках или унести домой утку по-пекински. «Моменты» выяснили, как мошенники наживаются на бизнесе Екатеринбурга, кто погашает многотысячные счета и можно ли противостоять потребительским экстремистам.

Главная проблема гастрономических заведений города — «чеки счастья», неоплаченные гостями.

«Был случай, когда прилично одетый мужчина ужинал, выпивал хорошее вино и коньяк. Сумма заказа составила порядка 10 тысяч рублей. Ни у кого из сотрудников даже мысли не возникло, что он не заплатит, а гость с легкостью заявил, что у него нет денег. Когда вызвали полицию, оказалось, что правоохранители задерживают его не в первый раз, и он всегда между оплатой чека и арестом выбирает 15 суток», — рассказала «Моментам» владелица ресторанного бизнеса.  

Фото: Владимир Жабриков

В другой раз приятная на вид женщина, предупредила официанта, что ждет своего мужчину, заказала бутылку вина, две порции блюд, а когда пришло время платить по счетам, заявила, что друг не приедет, а ей платить нечем. Дама ретировалось под предлогом похода в уборную.

В китайском бистро Jang Su гостям как-то подали две утки по-пекински. Когда пара завершила трапезу, вдруг выяснилось, что в курице «была одна кожа». Гости закатили скандал на глазах у других посетителей.

«Птица всегда подается с кожей, в этом особенность блюда, и мы не обязаны предупреждать об этом. Клиенты не интересовались составом, поэтому мы посчитали претензию необоснованной. Мы пояснили: вы отказались от блюда после того как съели его, а не на момент подачи, — рассказал „Моментам“ руководитель бистро Евгений Урюпин. — Мы решили проверить гостей и в качестве так называемой компенсации предложили завернуть одну утку с собой, на что услышали: мы заказывали две порции, поэтому заворачивайте две. И в этот раз „обилие кожи“ их не смутило. Отдали блюда, чтобы избежать еще большего скандала, был полный зал гостей, некогда было разбираться».

Еще более находчивый потребительский экстремист представился прокурором. Мужчине не понравилась свинина, которую ему подали, и потребовал заменить ее говядиной. После отказа, гость заявил, что он — представитель надзорного ведомства и стал угрожать проверкой.

Фото: Владимир Жабриков

«Мы не растерялись и заявили в ответ, что позвоним в службу безопасности прокуратуры и полицию, чтобы зафиксировать факт использования мужчиной служебного положения. Потребовали показать нам удостоверение, которого, естественно, не оказалось. Дошло до того, что гость заявил: приду домой, добавлю в блюдо яд, отравлюсь и напишу заявление на заведение. После разбирательств, он все же доел свинину и ушел», — добавляет Евгений Урюпин.

Ресторатор Олег Ананьев рассказал «Моментам», что в его заведениях случаи потребительского экстремизма случаются не чаще, чем раз в полгода, и это на все рестораны.

«Бывает, что люди отказываются платить под надуманным предлогом или сбегают. Сидел человек, выпил коньяку на 10 тысяч рублей и решил уйти, не заплатив. Это было во все времена. Вопросы решаются индивидуально. В основном возмещение ущерба берет на себя заведение, реже — официант. Люди злоупотребляют несовершенством законодательной системы. Человек знают, что его за такое не посадят, максимум — увезут в полицейский участок и затем отпустят», — говорит Ананьев.

У екатеринбургских официантов свое мнение на этот счет.

«Знаю, что в IL Патио в Мытном дворе официантов „кидали“ клиенты с чеками от 3 тысяч рублей. Убытки покрывали сами работники. Например, девочка-официант полгода расплачивалась за 14-тысячный неоплаченный чек. А я отдавала половину зарплаты за столы. У руководства своя логика: они думают, что официанты на этом зарабатывают — специально отправляют „своих“ людей в заведения. В барах проблема стоит еще острее», — рассказала «Моментам» сотрудница одного из екатеринбургских кафе.

Девушка вспоминает случай, как однажды в заведение пришла семья с коробкой из-под мультиварки. Пили, ели, а потом вышли на улицу и не вернулись.

«Официантка, которая их обслуживала, подумала: хотя бы мультиварка останется при ней, а когда открыла коробку, увидела там кирпичи», — вспоминает девушка.

Фото: Владимир Жабриков

На «Огонь. Пляж» периодически прорываются собаководы со своими питомцами. На входе они уверяют, что животное воспитанно, а по факту зверь справляет нужды в зоне отдыха и пугает гостей.

«Кражи для нас в буквальном смысле норма. В первом сезоне в течение недели с пляжа пропали все пледы. Сейчас периодически воруют столовые приборы. Мы даже в чем-то поднаторели, распределяем ответственность, лучше следим за имуществом, — говорит владелец Андрей Фролов. — И дело здесь не в достатке, а в отсутствии культуры. У нас почему-то считается даже почетно, если ты что-то у кого-то украл или обманул. В Европе, например, если люди видят, как кто-то нарушает правила, они тут же звонят в полицию. А у нас собственникам приходится надеяться на сознательность людей или самим ловить нарушителей и отдавать их в руки полиции».

Случаи потребительского экстремизма встречаются и в сфере продаж. Например, в одном из автомагазинов Екатеринбурга девушка-сотрудник рассказывает, как мужчина вынес из торговой точки свечи зажигания на сумму порядка 6 тысяч рублей.

«Бросилась его догонять, но он сел в автомобиль и уехал. До этого мужчина звонил в магазин, консультировался, поэтому мы без труда определили номер телефона, связались с ним и пригрозили заявлением в полицию. Через несколько дней свечи нам вернул совершенно другой человек, видимо, с улицы», — рассказала сотрудница.

Работник сети магазинов Adidas поделился историей, как из зала вынесли пару кроссовок, а спустя день в магазин пришел молодой человек и стал возвращать обувь под предлогом, что она не подошла его девушке.

«Устроил целое шоу, описывал ситуацию в красках, кричал. Видимо, не знал, что сейчас легко понять, была ли вещь украдена — у нее есть уникальная метка, по ней-то мы и определили, что товар вынесли. Сначала парень требовал позвать администратора или директора магазина, заявлял, что купил кроссовки для девушки в подарок. Вот только чека при нем не было, а сотрудники не подтверждали, что продавали ему товар. Тот же трюк молодой человек попытался провернуть в другом магазине сети, но его направили к нам, где директор изъял украденные кроссовки», — рассказывает продавец.

Владельцы бизнеса считают, что потребительские экстремисты делятся на два вида: первые  — невоспитанные и бессовестные, но убежденные в своей правоте, вторые — наглые, использующие положение или привилегии. Против них бессмысленно разрабатывать какую-то систему мер, поскольку все случаи частные. Нужно просто твердо отстаивать свою позицию, особенно в случаях с откровенным «разводом».  

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх