«Десятилетие гламура прошло». Кто сменил тусовку нулевых

2 ноября 2017, 17:26
«Десятилетие гламура прошло». Кто сменил тусовку нулевых

Фото: Дарья Попова

Екатеринбург стареет душой. Роскошные девушки, которые в конце нулевых танцевали на столах в клубе Gold, застряли в офисах. Идти на вечеринки после рабочего дня уже нет ни сил, ни времени. К тому же если раньше нынешнее поколение 35+ плюс знало, за кем нужно ходить в клубы и там не будет лишних людей, то в 2017 году постаревшая молодежь не понимает, в каких заведениях ей будут рады. Кто пришел на смену этому потерянному поколению и почему никто не принимает «ленивых малолеток» — в материале «Моментов»

Я говорю с Наташей — представительницей той самой аудитории 35+ — по телефону. Она отвечает, что у нее есть буквально одна минута, поэтому, быстро рассказав о своем прошлом, бросает трубку. Наташа сидит в офисе, и у нее нет времени на разговоры.

«Раньше у меня было только две заботы: во что нарядиться и куда сходить в пятницу. Сейчас я о таком вообще не думаю — мне все это уже не интересно», — говорит она, понизив голов.  

Фото: Дарья Попова

Интерес пропал не только потому, что с возрастом появилась семья и серьезная работа. Причина, по ее словам, в другом: «В Екатеринбурге последние года три не было ничего такого, куда бы мне сильно захотелось сходить». Когда мы прощаемся, Наташа неожиданно вспоминает другую, личную причину: «Лет шесть назад, когда мне было 30, мы с девчонками приехали в Gold. Там были одни 20-летние. Мне стало дискомфортно: они все такие молодые, красивые. В такое место, где танцует только молодежь, мне больше не хочется идти».

Следующий звонок — главной тусовщице Екатеринбурга Анне Решеткиной. Сходу спрашиваем:

— Кого ты помнишь из тусовки нулевых?

Не задумываясь, она перечисляет:

— Оля Мокрушина [руководитель мебельных салонов Grange] забиралась на стол в клубе Gold и всем было весело. Ходили Григоряны, Камбаратовы, Вороновы. Была Марина Капанина, она уехала в Сочи, но ее, думаю, тоже все помнят. Еще во времени безинтернетного пространства устраивал свои вечеринки Костя Ларионов. Была тусовка…


— А кого можешь назвать сейчас?

Пауза, после которой Аня перечисляет своих друзей: Валентина Кузякина, Сергея Ременника, Виктора Ананьева. Она добавляет, что тем, кто отрывался в нулевые, некуда пойти сейчас.

— Они заиндевели, потому что привыкли быть в очень кастовых сообществах. Они не могут найти шаблон, по которому тусили в нулевые, а жить по-новому — с гораздо более простым и демократичным отношениям к другим классам и слоям — у них не получается.

Поэтому старая тусовка растворилась в загородных домах, детях и работе и жалуется, что на смену ей никто не пришел. 22-летний Толя Карнаухов, главред журнала «Самиздат» и самый заметный миллениал в екатеринбургской тусовке, с этими выпадами не согласен.

Фото: Дарья Попова

«Молодые есть, просто на них не обращают внимания. Замечают, только тех, кто круто одет, популярен или смешно себя ведет. Если люди не выделяются внешностью или поведением, они так и останутся серыми мышками. И многим все равно, что у них богатый внутренний мир. У молодежи нынче другие приоритеты: у них нет цели знать всех приезжих диджеев или следить за всеми открытиями в городе. Они немного ленивые и от того, „взрослые хипстеры“ считают, что с ними не о чем поговорить».

Он добавляет, что «взрослые адекватные ребята знают, что „малолетки“ — это их будущее» и «если они хотят процветать дальше в этом злопамятном городе, то лучше с ними дружить». Но многие статусные екатеринбуржцы буквально игнорируют мероприятия, на которых могут появиться молодые модники. Анна Решеткина делала попытки объединить несколько поколений, но «гранд-дамы» отказывались приходить туда, где будет «непонятно кто». Желание примирить тусовки одобряют далеко не все.

«Искать место, где будут вместе „надираться“ подростки и взрослые не надо. Единственное, о чем это будет говорить — о низком интеллекте 30-40-летних», — считает главный редактор журнала Happy Марина Архипова. К тому же, добавляет она, «у молодежи, к сожалению, нет денег на дорогие заведения, и они не хотят работать, чтобы ходить в эти пресловутые рестораны», поэтому «им проще торчать в андеграундных барах и напиваться дешевыми коктейлями, рассуждая о глобальной провинциальности города».

Фото: Дарья Попова

Защищать 20-летних продолжает Анна Решеткина. Она объясняет, что десятилетие гламура прошло: нулевые, когда все были еще молодыми и очень богатыми, закончились, бесконечная пропаганда роскоши перестала быть трендом. Все клубы теперь делаются для миллениалов, которые не смотрят на то, кто богат, а кто беден.

«Они себя так не ранжируют. Не делятся на своих и чужих. Молодежь себя чувствует хорошо — у нее нет потребности в демонстрации статуса», — говорит Решеткина.

Вести за собой тусовку могут и 30-летние, и 20-летние. Главное — это энергия. Желательно сексуальная. Тогда весело может быть где угодно, говорит Аня, вспоминая фильм екатеринбургского режиссера Евгения Григорьева «Про рок».

— Помнишь, как там говорил Шахрин? «Этим молодым музыкантам не хватает секса, сексуальной энергии». Дело не в молодости или старости, дело в твоей внутренней сексуальной энергии, и кто-то просто не умеет себя веселить. И с этим уже ничего поделаешь.

Самое популярное

Читайте также в разделе Город


вверх