«Здесь все такие беспородистые дворняжки». Главная звезда оперного о жизни в грубом Екатеринбурге

9 января 2018, 11:44

Человек, который изменил представление екатеринбуржцев о балете и оперном театре в целом. Завсегдатай светских тусовок и культурных «салонов» Слава Самодуров, художественный руководитель екатеринбургского балета, делает ставки на уральских артистов и не спешит конкурировать с соседями.


«Здесь все такие беспородистые дворняжки». Главная звезда оперного о жизни в грубом Екатеринбурге

Фото: Владимир Жабриков

— Вы с 2011 года в Екатеринбурге?  Как он изменился в ваше присутствие?

 — Город очень сильно изменился. У меня очень буржуазные потребности: главное, чтобы рядом  с работой были кафе и рестораны. Для начала — чтобы  можно было где-то выпить кофе. Я помню, раньше рядом с театром был только «Кофе-Хаус», а все остальное — печаль, да и «Кофе-Хаус» сам по себе — печаль, а сейчас вокруг, в центре, очень много мест и сразу создается ощущение живого места. И мне нравится Екатеринбург своей грубостью, простотой…

Фото: Наталья Чернохатова

 — Грубостью?

 — Екатеринбург — это индустриальный город, не Петербург со слезливыми каналами, такой очень … «весомо, грубо, зримо», как словами Маяковского, и вот эта простота, комбинация простоты и рационализма по делу, что называется, в разговоре… мне это нравится, я предпочитаю без «марлезонского балета».

 — А в культурном плане какие титанические сдвиги произошли в Екатеринбурге?

 — Мне кажется, что все те персональные возможности, которые есть у меня и у труппы, достаточно редки.  Произошло признание екатеринбургского балета как одного из главных в стране. Это и «Маска» в конце концов. Это, как сказать… —  круто. За столь короткий срок. Много сдвинулось, и мне нравится та работоспособность, которая есть у артистов.  Где-то, может быть, в столицах, артисты чувствуют себя привилегированной кастой, а здесь я увидел, что артисты понимают:  они чего-то не умеют, не знают, но они хотят этого достигнуть. Этот энтузиазм, это желание и умение учиться — самое главное. Вот знаете, бывают британские вислоухие, пудели, а беспородные собаки  — самые умные. Вот здесь все такие беспородные дворняжки, потому что это  театр мигрантов, мы все откуда-то понаехали. Этакая культурная колония, которая всех нас объединяет, и мы все здесь находимся для чего-то.

Фото: Александр Мамаев

— Может ли сегодня театр, который находится за пределами столиц, жить без звезд?

 — Ну, мне кажется, как раз наш театр живет за счет своей собственной генерации, своих сил и собственных артистов. И именно в этом его ценность. Мы не занимаемся импортом, мы производим собственный продукт. Большинство спектаклей, которые идут на этой сцене, сделаны специально для этой труппы и для этих артистов. Именно это и делает наш театр доминантным среди всех в стране.

 — Вы, когда создаете спектакль, с чем и с кем во внешней среде конкурируете у зрителя? Как мне кажется, сегодня задача культурных институций — вытащить человека из потока информационного…

— Мы конкурируем со всем, что есть вокруг нас. Но что я часто вижу — в зале не блестят телефоны. Говорят, что люди приходят на «Ромео и Джульетту» и все сопереживают, не включая телефонов. Театр — это тот прекрасный случай, когда можно вырваться из повседневной жизни человеку и погрузиться в себя через то, что происходит на сцене. И театр предоставляет такой шанс. Потому что редко кому из нас в выходной день удается отключить телефон. Все об этом мечтают, но никто этого не делает. И, наверное, наш театр позволяет такой побег совершить.

А про конкуренцию… Театр не медиа. В процессе трех часов спектакля театр дает очень целостную картину и развивает умение воспринимать информацию на длинной дистанции. Не марафон, но точно не спринт.

Генеральный прогон балета «Ромео и Джульетта» Фото: Владимир Жабриков

— На что сегодня охотнее идут — на классическую постановку или экспериментальный спектакль?

 — Одна часть зрителей выбирает классику, другая — эксперимент. Не секрет —  «Кармен», «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и « Травиату»  любят все. Конечно, эти спектакли легче продать, они на слуху у людей. Сложнее продать то, чего человек не знает. Человек любит элемент узнаваемости. В данном случае, когда кто-то слушает музыку «Щелкунчика», то срабатывает радостный эффект узнавания. Новую информацию воспринимать всегда сложнее, но все-таки функция театра еще и образовательная. Поэтому, помимо классики, мы делаем и другое.

— В этом году у вас премьера  «Пахиты», которая уже была классической одноактной, зачем вы решили доработать ее до трех актов?

— «Пахита» — это наша возможность, наша попытка привнести в репертуар что-то новое, но при этом и переосмыслить классику.  Сейчас возвращается мода на реконструкцию спектаклей. Мне ближе английский способ реконструкции, в ней должно быть что-то из сегодняшнего дня. И это, я считаю, мудро, мы живем в сегодняшнем дне, и мы должны узнавать его со сцены. И «Пахита» — возможность увидеть, как может трансформировать ся имперский классический танец. И возможно ли это вообще. Может быть, это жуткая архаика, как яйцо Фаберже.

Фото: Наталья Чернохатова

— Если еще несколько лет назад была невероятная мода на концерты академической музыки, то сегодня невероятный всплеск интереса к оперному театру.

— Мы это не анализировали, но к этому шли. Наш оперный театр удачно  занимает несколько позиций:  во-первых, здесь нет второго оперного театра и второй балетной труппы. Но мы смотрим шире  в рамках страны. Во-первых, наш театр стал символом Екатеринбурга. Плюс — качество спектаклей.

Но понятно, что с Большим или Мариинским наш театр не может конкурировать.

— Не соглашусь. Мы же все здесь уральские патриоты и всегда свое поддержим больше…

 — Патриотизм должен быть рациональным. Понятно, что в труппе Большого и Мариинского собираются лучшие танцовщики. Это естественный процесс, и он никогда не будет другим.
Но мы  можем  конкурировать в плане качества постановок. И та энергия, та отдача, которая есть у наших артистов, я считаю, чрезвычайно высокая. Естественно, труппа растет, становится более профессиональной, более уверенной. И какая-то звериная сила, которая есть у наших артистов, подкупает зрителей — я так считаю.

 Совсметный проект «URA.RU» и «Моментов»

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх