«Погоня за брендами — это пережиток коммунизма». Французские эксперты признали уральцев европейцами, посоветовав переодеться

10 марта 2018, 00:19
«Погоня за брендами — это пережиток коммунизма». Французские эксперты признали уральцев европейцами, посоветовав переодеться

Фото: Наталья Чернохатова

Два француза, мастера в мировой бьюти-индустрии Фабис Парра и Родольф Ломбар, его услугами пользуется Мадонна, Роберт де Ниро, прилетели в Екатеринбург с мастер-классами в «Альтернативу». Их восторгу не было предела, когда они увидели бесконечные свежие сугробы и счастливых уральских людей. Но что, с екатеринбуржцами оказалось не так, и почему нам стоит бояться французских болельщиков на ЧМ- 2018 они рассказали в своем интервью на «Моментах».

— Не знаю, повезло вам или нет, но вы попали в настоящую зиму. Нас засыпало снегом и начались жуткие ветра…

(Фабрис) — Когда я впервые оказался в Екатеринбурге, снега не было. Но то, что я увидел сегодня — это сказка. Такое ощущение, что реально оказался на краю света. Плюс ещё очень хорошие водители, они поразили меня в самое сердце. Они так ловко маневрируют по этому снегу. Для французов ездить по таким снежным дорогам это было бы нереально.

Фабис Парра (слева)  и Родольф Ломбар (справа). Фото: Наталья Чернохатова

 (Родольф) — Важно, еще отметить, что мы долго не могли понять разницу между Екатеринбургом и Москвой (там мы начали путешествие свое). И поняли, что тут  люди гораздо дружелюбнее и все улыбаются. Так, например, сейчас в ресторане перед входом столкнулись с охранником, который пропустил меня и при этом все с улыбкой делал, словно давно ждал меня.  Вы чем-то похожи с французами. Поэтому, думаю, вы больше европейцы, чем кто-либо в вашей стране. Не должно быть у вас никакого комплекса. Абсолютные европейцы.

— С какими стереотипами о России и Урале вы ехали сюда и с какими в итоге распрощались?

(Родольф) — Во Франции мы до сих пор думаем, что Россия — это очень сложная страна, с до сих пор коммунистическими идеями. И что к вам в страну очень сложно попасть. Но приехав в Екатеринбург и особенно после посещения Ельцин Центра, я свое мнение о вас изменил.

 — Можете окинуть взглядом зал? Вы, как бьюти-специалисты, можете приглядеться к людям. Вам не кажется, что есть такое в нас, что называется «все лучшее сразу надену»,  чересчур?

 (Фабрис) — Такие девушки, которые слишком, они существуют везде.  Просто нужно всегда помнить, что одеваться нужно гармонично.

 (Родольф) —  Нет! Вот я вижу трех девушек за столиком.  У них совершенно потрясающие ногти. Что во Франции встретишь редко. Женственность и шик всегда скрываются в деталях.

«Коммунистическое прошлое не дает вам покоя». Фото: Наталья Чернохатова

— Так или иначе, но все тренды приходят из Европы. Сейчас все рассказывают нам о демократизации моды, что нужно быть скромнее…

(Фабрис)  —  Да. Мы переживаем определенную эру минимализма. Появились такие магазины как «Zara» или «H& M», в которых продают вещи до удивления похожие на коллекции «Dior», но дешевле. Возможно, благодаря им сформировалось современное восприятие общества. Сейчас появились марки, которые далеки от категории люкса, но дают возможность людям быть в тренде. В этом сейчас и состоит современное богатство. Будь у вас средства либо у вас нет средств, можно немножко ограничить качество одежды, но всё время оставаться модным. Но  при этом нужно помнить, что люкс и богатство всегда прячется в деталях. Элита умеет легко читать коды. То, что прячется в деталях — это код. Сейчас мы видим, что происходит социальное смешение, потому что люди, которые покупают «Hermès», одновременно могут носить и «Zara». 

— Но есть же определенная проблема классовости, когда люди с достатком считывают равных себе по наличию брендов?

 (Родольф) — Погоня за брендами в России — это пережиток коммунизма. Это такое остаточное явление, желание выделиться и показать, что я, действительно, являюсь свободным. Потому что новое поколение людей совсем не стремится заполучить бренды, они в одежде хотят выразить свое отношение к тому, как к ним относятся люди. Чтобы уйти от этой классовости, нужно отказаться от стереотипов, которые нам свойственны. Вроде того, что русская женщина — это обязательно блондинка, или француз — носит берет и багет подмышкой. Мы сейчас сидим друг напротив друга, и мы  по одежде не можем считать ни нашу национальность, ни наш статус в обществе. Единственное, что нас выдает, это наш язык.

Шубу Фабрис купил в Москве. Было холодно. Фото: Наталья Чернохатова

(Фабрис)  — Проявление статуса в том, что вы можете себе позволить носить дорогую брендовую одежду, похоже на то, когда ты испытывал ограничения, словно вы долго не ели, а потом отправляетесь в ресторан, где можете взять всё, что вам бросается в глаза. И тут конечно же, коммунистическое прошлое не дает вам покоя. То же самое происходило и во Франции, разница между вами и нами состоит в том, что наша революция произошла очень давно, мы уже успели привыкнуть к этой ситуации, в то время, как ваша революция произошла совсем недавно. И вы всё ещё адаптируетесь.

— К чему нас приведет эта демократизация в одежде?

(Родольф) — Тут главное не переусердствовать. Если будет полное смешение классов, тогда у вас снова будет коммунизм.

— Тогда про то, как далеко мы продвинулись от революции.  У нас в стране и в Екатеринбурге в частности грядет ЧМ-2018. Мы ждем примерно десять тысяч французов летом, которые приедут болеть за свою команду.

 (Родольф) — Здесь нужно обязательно сказать, что футбольные фанаты французские не являются представителями французской нации. Не сравнивайте никогда футбольных фанатов с французами. Здесь нет ничего общего.  

 

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх