«Без смущения»: что думают фотографы о выставке Джока Стерджеса

26 сентября 2016, 18:30

Выставка Джока Стерджеса «Без смущения», которая проходила в Центре братьев Люмьер в Москве, вызвала шквал критики. Организаторов обвиняли в пропаганде педофилии, некоторые посетители пытались испортить фоторамки, залить изображения физиологической жидкостью. И, в конце концов, было принято решение закрыть неоднозначную экспозицию. «Моменты» узнали, как профессионалы Екатеринбурга относятся к творчеству Стерджеса и уместно ли выставлять его работы в современной России.


«Без смущения»: что думают фотографы о выставке Джока Стерджеса

Фото: Facebook // Jock Sturges

Василий Степанов, фотограф в жанре ню, студия MAYA

Джок Стерджес — мастер с мировым именем. И если наше «нравственное» общество не готово принять подобное искусство в силу формальных признаков и ограниченности восприятия, а также мнимых, навязываемых моральных и этических ценностей, то это ничуть не умаляет его ценности.

Просто не в той стране проводят выставку. В странах, где исповедуют радикальный ислам, как мне кажется, общественная реакция была бы еще острее.

«В жанре ню грань между красотой и пошлостью становится очень тонкой». Фото: Василий Степанов

Дмитрий Здомский, фотограф

Что такое педофилия? Это тип психического расстройства, встречающийся у некоторых людей (согласно «Википедии»). Один из типов психических расстройств, присущих человеку. При чем тут фотографии обнаженных людей, и даже детей? Это просто изображения — их можно и нарисовать любым способом, вылепить, вырезать — или сфотографировать.

Если у конкретного человека при взгляде на другого обнаженного человека появляются навязчивые желания сексуального характера — эта проблема не фотографии, а психиатрии. Голыми мы видим людей с рождения — это нормально. И я не вижу ничего нездорового в подобных снимках — там нет пропаганды насилия, унижения. Там только обнаженные люди.

У скульптуры «Родина-мать зовет!» в Волгограде четко видны соски на груди — но никто же не обвиняет скульптора в пропаганде порнографии? Всегда найдутся те, кому не нравится именно этот вид искусства — но это не повод запретить его. Закрывая галереи и выставки — не закрыть рынок проституции, производства порнографии.

Гитлер был вегетарианцем, слушал классическую музыку и любил кино, разве это теперь вне закона?

Александр Дейнека «После боя» (1944)

Игорь Усенко, fashion-фотограф

Насколько я знаю, на выставке не было работ с обнаженными детьми, поэтому к галерее Люмьер придираться не стоит. Да, автор очень неоднозначный, и, признаться, я считаю часть его работ педофилией. Но все фотографы разные, у многих есть ряд скандалов за плечами, и судить по ним все работы — не стоит. Например, Терри Ричардсон снимает для ведущих изданий мира и при этом выпускает книги по порнографии.

Как я понял, посыл нашей общественности такой: фотограф, который действует, как проповедник детской педофилии, не может выставлять работы у нас в стране. Тем не менее, на мой взгляд, не позволительно приходить на выставки, осквернять экспонаты, действовать вне закона. Ведь, если конкретные кадры вписываются в законодательство и не задевают чьих-то чувств — их можно выставлять.

Александр Дейнека «Крымские пионеры» (1934)

Марат Габдарахманов, фотограф Zoom Zoom Family

У нас есть такой фотограф в Питере — Евгений Мохорев. Он снимает что-то похожее, но немного по-другому. У Стерджеса все согласовано с семьями нудистов. Мохорев снимает неблагополучных детей, и мне не совсем понятно, как именно это происходит. Тем не менее он точно выставлялся в центральном доме фотографии в Москве около лет семи лет назад.

Что касается вопроса педофилия это или нет… по соответствующему запросу в Google будет ответ. А по отношению к публичной фотовыставке, мы как-то даже странно об этом говорить. Мнений много. Я не думаю, что надо фотографировать детей и подростков обнаженными, но, если кто-то это делает, считаю, что он имеет право выставлять свои работы.

Артем Беркович, куратор Центра фотографии «Март»

Я не раз оказывался в подобных ситуациях и точно знаю, что каждый случай разгромленной выставки или закрытого спектакля поднимает планку страха и сужает границы возможного. Нет сегодня в России директора музея или галереи, который бы не думал, как обезопасить себя и не попасть под раздачу. И кто решится бросить в него камень?

Дети часто попадают в объектив фотографа. Выставка в «Марте». Фото: Александр Мамаев

Я не испытывал иллюзий о независимости частных учреждений культуры, но до вчерашнего дня мне казалось, что для закрытия выставки в негосударственной галерее нужны законные основания, постановление суда или прокуратуры, какие-то экспертные заключения, на которые можно предъявить мнения других экспертов… Но оказалось, что закон не нужен. В стране тотального правового нигилизма вопросы решаются криминальным путем. Никакая галерея не выставит отряды вооруженных людей в свою защиту. Мы беззащитны, надо это честно признать.

Что же делать? Работать в заданных условиях, искать компромисс с властью, обществом, обстоятельствами. Закрыв выставку, галерея поступила не эффектно, но правильно. Вот только знать бы, где та невидимая граница, после которой компромисс перерастает в саморазрушение.

Самое популярное

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Люди


вверх