Собчак, Вискунова и Флеганова. Кто сегодня главные герои молодой тусовки Екатеринбурга

4 января 2018, 04:31

Самый молодой герой екатеринбургской тусовки, делавший когда-то главные вечеринки под брендом «Щука», сегодня работает на Теле-Клуб. Артем Щукин не скрывает свои пристрастия к тусовке за сорок и организует встречи «народа» с Собчак.


Собчак, Вискунова и Флеганова. Кто сегодня главные герои молодой тусовки Екатеринбурга

Фото: Владимир Андреев

— Как, по твоим ощущениям, изменился город за 2017 год?

 — Екатеринбург точно стал прогрессивнее. Представляешь, в метро появилась бесконтактная платежная система. Даже в Москве ее нет. Городом стали заниматься: к чемпионату мира дома, фасады начинают красить.  Ну, а из глобального, «Ночь музыки» — это прямо очень круто. Город  весь в движении: все ходят, поют, прямо прикольно. Но особенность такая — пьяные валяются на улице. Хотелось бы, чтобы это культурнее как-то проходило.

В этом году люди Екатеринбурга поменялись, они не хотят просто ходить каждую пятницу в одни и те же клубы, как раньше ходили все в BorisPapaBar, а теперь им этого не нужно. Люди ходят на персоны, на резидентов и за эмоциями.

Фото: Александр Мамаев

— Кого бы ты назвал человеком года?

— Я безумно горжусь за Татьяну Флеганову и за эти 23 миллиона, что она смогла собрать  —  это круто (речь идет об Екатерининской Ассамблее  — ред.). Ну, Мария Вискунова, про нее все жужжат, жужжали.

Татьяна Флеганова во время ежегодного благотворительного аукциона «Екатерининская ассамблея» Фото: Александр Мамаев

— Знаешь, герои «Моментов» один за другим говорят о том, что с двадцатилетними не работают, они их просто не понимают. Но тебя вижу на каждой вечеринке города, на всех открытиях и закрытых тусовках. Что ты там ищешь?

 — Да, да. В этом и диссонанс. В тусовке, в статусных людях города я нахожу какое-то развитие для себя. Например, закрытый показ «ЦУМ — 110 лет» в Екатеринбурге. Мне там было очень комфортно, я чувствую себя в своей тарелке: каждый стол — знакомые.

— Когда ты успел влиться к ним в компанию? Они все были завсегдатаями летнего «Пушкина», когда ты еще в школу ходил.  

 — Но я же тусил там, даже два раза с ОМОНом сидели «на ладошке». Как-то сразу повелось, что мы всегда там в vip-зонах сидели. Не знаю, я не ходил в какое-нибудь там «Эльдорадо», Chili. И в студенчестве: 1 сентября, на первом курсе, забронировали стол в «Пушкине», в тогдашний «MIO» всегда ходили.  

Фото: Александр Мамаев

— А деньги?

 — Не обязательно. Но понятно же, что за все надо платить. Если хочешь заказать в ON Bar три бутылки шампанского, то  надо хорошо поработать неделю, например.

— Можно сказать, что ты такой типичный представитель двадцатилетних екатеринбуржцев?

— Сейчас будет страшно… Я понимаю, почему у нас в государстве все так плохо, потому что мои ровесники  сидят и ноют. Они считают, что им все должны,  что кто-то  должен сделать и принести. Что государство для них все должно сделать, что они там все заслужили, блин!  Потому что, я всегда говорю, мне уже 23, а не еще 23. Очень мало времени, очень, очень! Каждый день нужно что-то новое узнать, сделать, а многие этого не хотят, и в Екатеринбурге, это чувствуется. Вот это очень скучно.

Мне кажется, человек, который в Екатеринбурге четко может обозначить позицию двадцатилетних — это Толя Карнаухов.  А мое окружение — оно гораздо старше меня, и я играю по их правилам.

Фото: Александр Мамаев

— Почему бизнес под вас подстроиться не может — вы непонятные, поколение без позиции…

 — Бунтовать, отрицать все… поколение без протестов? А как протестовать? Я этого не понимаю. Зачем? Если тебе что-то не нравится — это твоя проблема. Не окружающих. Делай для себя, и всё. Мне, например, очень понравилось помогать Собчак. Это было прикольно и необычно. Мне позвонили из Москвы и сказали: «Артем, помоги нам, пожалуйста, организовать встречу». Я ответил: «Да, без проблем, ничего не надо, я хочу один эту историю сделать». Она тем более на хайпе. За два дня все устроил.

— А если про общественное, ты пруд обнимать ходил, петицию за ЦПКиО подписывал?

— … (смеется). За прудом я не следил, а про парк, неплохо было бы, если бы он стал как парк Горького в  Москве. Вот эти социальные протесты, я за ними не слежу.  А вот за моей любимой Аннет Решеткиной — да. Для меня было бомбой, когда вы написали, что она ушла из «Стольника».  Это же целая эпоха, считай, ушла. Марина Архипова так же ушла. Она меня всегда вдохновляет. Смена редакторов глянца — я это как знак считал.

Фото: Александр Мамаев

— Ты в этом городе сделал успешную карьеру, вхож во всевозможные кланы, тусовки.  Думаешь ли ты о том, чтобы уехать?

 — Да. В идеале в Нью-Йорк  или хотя бы в Москву. Если мне сейчас позвонит Олег Кумыш (директор «Теле-клуба» — ред.) и скажет: «Мы в Москве офис открыли, надо туда ехать прямо сейчас», да я даже вещи с собой не возьму, улечу сразу же первым рейсом.  Там же куча плюсов, например, улететь из Москвы до Амстердама  — 5000 рублей, а не 25 000, как из Екатеринбурга.

Я работаю со многими спонсорами, теми, кто дает денег на проекты. Все их бюджеты согласовываются в Москве. Ну у нас чувствуется в рабочей сфере периферийность. Знаешь, когда в Москве делают мероприятия, организаторы выбирают, кого из спонсоров взять, а мы тут еле-еле выбиваем хоть из кого-то.

Саша Гагарин как-то сказал: «Сейчас большая роскошь жить в одном городе».

Самое популярное

Читайте также в разделе Люди


вверх