Виталий Волович: «Жизнь в моем возрасте сама по себе уже не имеет никакого смысла»

Мэтр, глыба, человечище — о новой книге «Корабль дураков», наградах и современном искусстве
8 августа 2016, 19:46

Народный художник России Виталий Волович сдал в печать свою самую большую книгу — «Корабль дураков», над которой трудился последние пять лет. За день до 88-летия мэтра «Моменты» встретились с почетным гражданином Екатеринбурга и Ирбита в его мастерской, где среди живописного творческого беспорядка нашелся и макет будущего альбома. А Виталий Михайлович начал даже не с рассказа о новой книге, а с благодарности тем, кто помог ее появлению.


Виталий Волович: «Жизнь в моем возрасте сама по себе уже не имеет никакого смысла»

Виталий Волович: «Остается только работа. Буду рисовать»
Фото: Александр Мамаев

— Это было пять лет очень напряженного труда. При этом два года ушло на сбор средств на ее издание, и это достаточно тяжелый период в жизни. Об этом, наверное, и вовсе не стоило бы говорить, но ведь люди помогали, и рука моя, в конце концов, наполнилась. Средства были собраны. За что я бесконечно благодарен всем причастным.

Ведь с чего все началось? Я, будучи человеком абсолютно некомпьютерным — знаю два-три термина, в том числе «краудфандинг», и, как видите, легко его произношу [хохочет] — запустил этот самый сбор средств в интернете. Но все оказалось бессмысленным совершенно. А получилось лишь потому, что о сборе средств объявили Евгений Ройзман и Владимир Шахрин. На их призыв откликнулись. Медленно это все шло, но, в конце концов, собралось. Поэтому, конечно, я благодарен невероятно.

Фото: Александр Мамаев

 — Что это за книга, Виталий Михайлович?

— Это самая большая книга в моей жизни. В ней 570 страниц.

Художник встает с кресла и дотягивается до макета книги: «Вы подержите, — смеется, — это же могильная плита!» Фолиант и правда оказывается тяжеленным — на одной руке не удержишь.

— Она состоит из тринадцати глав: «Нашествие», «Война», «Возвращение с войны», «Дирижер», «У поверженного креста», «Старик в реквизиторском цехе», «Четыре евангельских всадника» и так далее. Ну и последняя глава называется «Корабль дураков» — метафора, которая дает нам пищу для размышлений. Она абсолютно оторвана от известной книги Себастьяна Бранта, потому что в его поэме корабль наполнен людьми самых разных курьезных профессий и характеров, а у меня ничего этого нет. У меня — судьба корабля — откуда он идет? И почему мы все собачимся, плывя к неведомой цели и рискуя все вместе погибнуть? 

Фото: Александр Мамаев

— То есть, это все-таки мы с вами плывем?  

— Это книга про всех нас. А поскольку я делаю ее как всегда без гонорара, да еще и сам за все плачу, то я могу претендовать на почетное место идиота на этом Корабле дураков. 

— А кто вы, в таком случае, на этом корабле — капитан, штурман, юнга? 

— До капитана я, пожалуй, еще и не дорос… Юнга? [смеется] Тоже нет… Давайте так — достойный представитель командного состава. 

— И кто еще в команде? 

— У меня есть издательство «Автограф». Там работает несколько человек и три из них как раз входят в мою команду. Это менеджер Светлана Вараксина, замечательный художник, а, к нашему счастью, еще и замечательный дизайнер книги Виктор Реутов и компьютерщик Андрей Никифоров. Вот это моя команда, с которой мы уже много лет делаем книги. И каждый раз с невероятной тщательностью.  

Фото: Александр Мамаев

— А всем нам должно быть обидно, что мы дураки? 

— Вовсе нет! Глупость здесь не имеет жанрового значения. Это, скорее, размышления о вечном. Не о бытовой глупости, а шире — о жизни. Ведь ясно же из названия, о чем идет речь в главе «Война». Или глава «Вслед за вождем» — тоже понятно. «Старик в реквизиторском цехе» — все о старости. «У поверженного креста» — о вере, о надругательстве над верой. Вот современная икона [Волович указывает на одну из прислоненных к стене работ] — это новая «Троица». С сундуком денег вместо всего остального. «Дирижер» — это некий злодей, управляющий всеми нами, подвешенными за ниточки. Ну и так далее… «Корабль дураков» — это сатирическая комедия.

Фото: Александр Мамаев

— А дальше что? Новый проект? 

— Нет! Пока нет! То есть, конечно, я не буду герань на балконе выращивать, но я настолько устал за эти пять лет, что таких глобальных проектов больше не будет. Хотя бы какое-то время. Когда ты в течение нескольких лет думаешь только об одном, каждый рисунок зависит от предыдущего, дисциплина издания обязывает к совокупным требованиям внутри книги — это очень обременительно. Я просто устал. От дисциплины. От сроков, обстоятельств и обязательств. От необходимости каждое утро приходить в мастерскую и браться за работу. Даже несмотря на то, что мастерская — это моя реанимация, где, как бы омерзительно я себя с утра не чувствовал, мне сразу становится легче.

Я просто мечтаю пожить спокойно. Чтобы хотя бы в 88 лет было так: хочу работать — работаю, а не хочу — не работаю.  

Фото: Александр Мамаев

— Вы присутствовали в качестве почетного гостя на открытии «Бажов-ФЕСТА» и выставки «Новая малахитовая шкатулка» в ГЦСИ. Насколько актуален сегодня Бажов и жизнеспособно то, что представлено и происходит на фестивале? 

— Мне неинтересно. Я эту тему давным-давно отработал [ставшие каноническими иллюстрации к сборнику бажовских сказов «Малахитовая шкатулка» Волович сделал еще полвека назад]. А что касается того, что представлено в этой экспозиции… Я с большим сочувствием отношусь ко всему, что делается сегодня в современном искусстве. Мне это любопытно, но сердца моего не задевает.

Я, конечно же, приверженец визуального искусства и профессионализма. Современное же искусство характерно тем, что оно создает не картины, а объекты для интерпретаций. Я с интересом слежу за этими экспериментами: как говорится, здравствуй, племя молодое незнакомое, но не более того. 

Фото: Александр Мамаев

— Вы получили звание Народного художника в этом году. В 87 лет. Звание в вашем возрасте и положении имеет какой-то смысл? 

— Каждый художник обречен на самого себя. Если он нормальный и ответственно относится к своему призванию. Если при этом его ругают, не признают, не отдают ему должного — это страшно обидно и тяжело. Но выхода из этого положения нет, потому что заняться конъюнктурой, привлечением внимания и зарабатыванием денег — это не выход!

А подлинность художнического существования — это, когда ты делаешь то, что ты хочешь и так, как ты хочешь. Это такое счастье, которое ни на что другое променять нельзя. А если тебя, при всем том, что ты делаешь без всяких компромиссов, еще и награждают чем-то, то спасибо большое.

Фото: Александр Мамаев

После присуждения этого звания, кстати, ситуация со сбором средств на «Корабль дураков» переломилась и деньги стали поступать чаще. Так что звания — это полезно. Но я не могу сказать, что, будучи Заслуженным художником, рисовал так себе, а на утро проснулся Народным и стал рисовать ослепительно [хохочет].

Это не кокетство, но в этом возрасте все эти ритуальные пляски… Вы же понимаете, что жизнь в моем возрасте сама по себе уже не имеет никакого смысла. Она в своих формах не живет. Остается только работа. Буду рисовать.

 «Корабль дураков» выйдет в свет в середине сентября. Тогда же в Галерее современного искусства, на Красноармейской, 32 откроется персональная выставка Виталия Воловича, на которой будут представлены сто его работ. Половина — иллюстрации к «Кораблю дураков», а вторая — рисунки из серии «Женщины и монстры».

Фото: Александр Мамаев

Виталий Волович родился 3 августа 1928 года в Приморском крае. Семья переехала в Свердловск в 1932 году. Окончил Свердловское художественное училище им. Шадра. В конце 1940-х начал сотрудничать со Среднеуральским книжным издательством. К наиболее ярким работам этого периода относится серия иллюстраций к «Кладовой солнца» Михаила Пришвина, которую одобрил сам писатель. Известность Воловичу принесли иллюстрации к «Слову о полку Игореве», «Ричарду III», «Романа о Тристане и Изольде» и другим произведениям.

Работы Виталия Воловича находятся в музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Москве, Пражской национальной галерее, Моравской галерее в г. Брно, в Музее современного искусства в Кельне, в Музее И. В. Гете в Веймаре, галереях Екатеринбурга, Саратова, Новосибирска, Перми, Государственной Третьяковской галерее, Государственном русском музее Санкт-Петербурга; в частных собраниях России, Америки, Германии, Франции, Израиля, Австрии, Испании и многих других стран. 

Самое популярное

Вам будет интересно

Читайте также в разделе Люди


вверх